Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

75 лет назад в июне 1941 года
началась Великая Отечественная война. На просторах нашей Родины
развернулись главные битвы Второй мировой войны. Никогда прежде на
полях сражений в ожесточенных схватках не сходились такие многочисленные
и технически оснащенные армии. Причем Советский Союз и гитлеровская
Германия были столь непримиримы, что речь шла только о полном поражении
противника. Вопрос стоял однозначно: «победа или смерть». Вторжение
нацистского рейха и его союзников преследовало главной целью не захват
советских территорий и не смену политического строя в СССР, речь шла об
уничтожении российской государственности в любой ее форме и русского
народа как такового. Не лучшая участь ожидала и другие народы Советского
Союза.

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

75 лет назад в июне 1941 года
началась Великая Отечественная война. На просторах нашей Родины
развернулись главные битвы Второй мировой войны. Никогда прежде на
полях сражений в ожесточенных схватках не сходились такие многочисленные
и технически оснащенные армии. Причем Советский Союз и гитлеровская
Германия были столь непримиримы, что речь шла только о полном поражении
противника. Вопрос стоял однозначно: «победа или смерть». Вторжение
нацистского рейха и его союзников преследовало главной целью не захват
советских территорий и не смену политического строя в СССР, речь шла об
уничтожении российской государственности в любой ее форме и русского
народа как такового. Не лучшая участь ожидала и другие народы Советского
Союза.

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Более того, смертельная угроза нависла
не только над нашей страной, но и над всей современной человеческой
цивилизацией, в основе которой (при всех отклонениях) лежат принципы
гуманизма. Нацистский же рейх в своей сути был принципиально иным. Он
намеревался весь мир превратить в жестокое рабовладельческое кастовое
общество, несовместимое с дальнейшим развитием человечества. Именно
поэтому к британскому премьер-министру Уинстону Черчилю и американскому
президенту Франклину Делано Рузвельту пришло осознание того, что,
несмотря на принципиально отличные социально-экономические системы и
противоположные геополитические интересы, Великобритания и США должны
выступать общим фронтом с Советским Союзом.
Когда в мае 1945 года красное Знамя
Победы взвилось над поверженным Берлином, а нацистские преступники
понесли заслуженную кару, казалось, что нацизм уничтожен навсегда. Но,
увы! Черные споры человеконенавистничества сумели-таки уцелеть и дать
ядовитые всходы в виде ИГИЛ в мусульманском мире и русофобского нацизма
на Украине, в Прибалтике и других постсоциалистических странах. Поэтому
сейчас очень важно понять причину живучести нацизма и то, каким образом
Гитлеру и его пособникам удалось в свое время подчинить себе один из
самых культурных народов Европы.
Нацизм выползает из схронов
По мере того, как все дальше во времени
удаляются от нас события Второй мировой войны и военная составляющая
того великого противоборства, начинает представлять сугубо исторических
интерес на первый план все более выходит смысловое наполнение тех
идей, которыми руководствовались противостоящие стороны.
Это особенно важно сейчас, так как по
мере ухода (к сожалению, время берет свое) поколения участников и
очевидцев той великой драмы, такое абсолютное воплощение зла как третий
рейх начинает приобретать в глазах части постсоветского и западного
общества ореол некого черного романтизма. Каким образом случилось так,
что и после величайшей трагедии в истории каковой была Вторая мировая
война человеческое сообщество до конца так и не выработало противоядие
от такой чудовищной социальной болезни как фашизм?
О том, что человеконенавистническая
идеология нацизма просто разгрома гитлеровского рейха не просто сумела
выжить, а обрела очертание реальной политической силы, свидетельствует
катастрофа братской нам Украины, где бандеровским нацизмом развязана
кровавая война против свободолюбивого Донбасса и установлен режим
террора против любых проявлений антифашистского инакомыслия. При этом на
«службу» в т.н. «добровольческие» карательные батальоны («Азов»,
«Днепр», «Киев-1»и другие) как шакалы на поживу слетелось нацистское
отребье со всей Европы.

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Нацистские вояки из карательного батальона «Азов», 2014 г.
Очевидно, чтобы ответить на поставленные
вопросы нужно разобраться в сущности гитлеровского нацизма и не только,
а точнее не столько в его социально-экономических и геополитических
доктринах, а в его скрытой, мистической или оккультной стороне.
Ведь третий рейх был не просто
возрожденной в ином обличии германской империей, которая рвалась к новым
завоеваниям и расширению границ. Это было не виданное ранее государство
«нового типа», которое намеревалось добиться господства в мире не
только военным, но и магическим путем. Последнее утверждение может
показаться невероятным для общества привыкшего считать движущей силой
истории исключительно материальные интересы, борьбу за рынки сбыта и
геополитику. Но дело в том, нацизм за исторически ничтожное время стал
политической силой мирового масштаба, которая намеревалась самым
радикальным образом изменить облик человеческой цивилизации. И очень
важно увидеть ту подъемную силу, что способствовало столь стремительному
взлету.
«Дьявол» идет к власти
Действительно, скорость
политического восхождения нацистских вождей просто поражает. Так, если в
1921 году никому не известный ефрейтор-ветеран Адольф Гитлер возглавил,
состоявшую из двухсот человек Национал-социалистическую немецкую
рабочую партию (НСДАП), то уже в 1932 году численность членов
нацистской партии превысила один миллион человек, и она стала крупнейшей
политической силой в стране. В январе 1933 года Гитлер становится
канцлером Германии и на политической карте Европы появляется третий
рейх.

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Зловещий символ нацистской партии Гитлера
Несомненно, Гитлер был изощренным
политическим интриганом и искушенным краснобаем, умеющим буквально
завораживать слушателей своими речами, содержащими в себе то, что
хотело слышать большинство немцев, измученных социально-экономической
катастрофой постигшей Германию после поражения в первой мировой войне.
Ее размеры были колоссальными, а обесценивание денег происходило с
ужасающей скоростью. Так, если 3 сентября 1923 года 1 доллар стоил почти
10 миллионов марок, то в конце месяца – уже 160 миллионов. А немногим
позже доллар стоил уже миллиарды марок. Миллионы людей стали нищими,
промышленные круги разорялись и только узкий слой ростовщиков и
представителей финансового капитала несказанно обогатились.
Все это было следствием унизительного
для немцев Версальского мирного договора, вступившего в силу 10 января
1920 года, в результате которого Германия теряла 13,5 процентов
территории с населением в 7,3 млн. человек, из которых 3,5 млн. человек
были немцами. Эти потери лишали Германию 10 процентов ее
производственных мощностей, 20 процентов объемов добычи каменного угля,
75 процентов запасов железной руды и 26 процентов выплавки чугуна. Реки
Рейн, Эльба и Одер объявлялись свободными для прохода иностранных судов.
Германия была обязана передать победителям почти весь военный и
торговый морской флот, 800 паровозов и 232 тысячи железнодорожных
вагонов. В течение нескольких лет Германия обязывалась уплатить странам
Антанты контрибуцию на сумму 20 млрд. золотых марок в основном в виде
угля, скота (в том числе 140 тысяч молочных коров), различной продукции
химико-фармацевтической промышленности.
В последующем сумма контрибуций должна
была быть увеличена. Как заявил по этому поводу французский
премьер-министр Жорж Клемансо, «боши заплатят за все до последнего
гроша». В то же время будущий премьер-министр Великобритании Уинстон
Черчилль едко заметил, что «экономические статьи договора были злобны и
глупы до такой степени, что становились явно бессмысленными». Как
видим, уже тогда этот проницательный политик понимал, что чрезмерное
унижение поверженного врага способно привести впоследствии к самым
тяжелым международным последствиям.

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Кроме того, побежденная Германия теряла
все свои колонии в Африке (они были поделены в основном между Англией и
Францией) и влияние в Китае, а также практически лишалась вооруженных
сил. В соответствии с Версальским договором немецкая армия не могла
превышать 100 тысяч, а флот – 16 тысяч человек. Германии запрещалось
иметь самолеты, дирижабли, танки, подводные лодки и суда водоизмещением
более 10 тысяч тонн. Германский флот мог включать в себя 6 легких
броненосцев, 6 легких крейсеров, а также по 12 эсминцев и торпедных
катеров. Понятно, что такие вооруженные силы были не пригодны для
обороны страны и могли осуществлять только полицейские акции.
Но и это еще не все. 895 немецких
офицеров во главе с самим германским императором были объявлены военными
преступниками, а на Германию возлагалась единоличная ответственность за
развязывание Первой мировой войны.
Понятно, что ни германский генералитет,
ни офицерские круги, ни огромные массы бывших солдат-ветеранов не могли
одобрять подобное положение вещей и неудивительно, что в то время в
Германии широко было распространено мнение, что германская армия вышла
непобежденной с полей сражений, но получила «предательский удар ножом в
спину» от «безродных» штатских на родине. В качестве последних были
названы социал-демократы, коммунисты, «инородцы» и все те, кто не
разделял идей крайнего национализма.
И естественно, что слова Гитлера по
этому поводу, которые он изрекал на многочисленных митингах и других
массовых мероприятиях падали на благоприятную почву и быстро давали
всходы: «Германия превратилась в колонию. Таковой ее сделали
интернационалисты. Мы живем под пятой интернационала: нами правит
международный финансовый капитал». И далее, «немецкие интернационалисты
напоминают собой скотину, которая заслуживает лишь того, чтобы ее
зарезали на живодерне».
Надо сказать, что многие не только на
Западе, но и в самой Германии восприняли приход к власти нацистской
партии без должной настороженности. И это вопреки тому, что НСДАП не
только выступала под крайне националистическими лозунгами, но и активно
применяла насилие и откровенно террористические методы в политической
борьбе. Вот как рекламировал в апреле 1934 года перед иностранными
дипломатами деятельность нацистских боевиков фюрер «штурмовых отрядов
СА» Эрнст Рем: «Там, где не мог выступить ни один
национал-социалистический оратор, появлялись штурмовые отряды. Они
заставляли уважать национал-социализм, не переставая при этом
распространять наши призывы, пронося через города знамя со свастикой».

Николай Сергеев: Черная империя Гитлера. Часть 1

Гитлер во главе нацистских штурмовиков-погромщиков, 1930 г.
Подобная политическая «близорукость»
была обусловлена в значительной мере тем обстоятельством, что в то время
мало кто понимал, что Адольф Гитлер не просто главарь взбесившихся
лавочников и громил, а фюрер той силы, что вознамерилась на нацистских
началах изменить до неузнаваемости не только саму Германию, но и весь
мир.
Вот, что говорил о своих целях сам Гитлер: «Творение еще не
закончено. Человеческий вид уже находится в состоянии упадка, он лишь
пытается выжить. Человечество делает новый шаг, а конечной целью
является приход Сыновей Бога. Все творческие силы будут сосредоточены в
человеке нового вида, который будет бесконечно превосходить современного
человека. Понимаете ли вы теперь глубинный смысл нашего
национал-социалистического течения? Кто утверждает, что
национал-социализм есть лишь политическое движение, тот ничего о нем не
знает».
Николай Сергеев

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

пять × 1 =