Белоруссия — не Украина

Белоруссия — не Украина

Шеф-редактор аналитической редакции ИА REGNUM полемически отреагировал на мою статью «Белоруссия: что будет после Лукашенко?»

Белоруссия — не Украина

Шеф-редактор аналитической редакции ИА REGNUM Юрий Баранчик полемически отреагировал на мою статью «Белоруссия: что будет после Лукашенко?» своим текстом «Беларусь: элита уже выбрала преемника Лукашенко». Безусловно, его стоит поблагодарить за оперативную реакцию и нетривиальные рассуждения в ответ.
Остановлюсь на наиболее интересных, на мой взгляд, из них, снабдив их собственным комментарием.
Юрий категорически утверждает, что «в Беларуси — не то что в окружении президента, на всей политической поляне республики не осталось не то что хотя бы одного «диктатора» или «харизматичного политика», «сильного лидера», но вообще мужчин с признаками мужчины. Основная масса чиновников, депутатов всех уровней, лидеров партий, что провластных, что оппозиционных, — это политические евнухи. Поэтому, даже чисто физически, второго продолжателя «дела Лукашенко» практически просто нет в республике».
Замечу, что имел возможность неоднократно общаться с такими не последними людьми в белорусском политикуме, как Игорь Марзалюк, Вадим Гигин, Георгий Атаманов, Олег Гайдукевич, чтобы совершенно не согласиться с этим утверждением.
Хотел бы также напомнить, что далеко не всегда для преемственности во власти нужно большое количество очень ярких фигур, и даже их наличие не гарантирует того, что именно они потом окажутся у руля.
Достаточно вспомнить колоритного, очень харизматичного «царя Бориса» — первого президента новой России. Вокруг него было много очень ярких политиков: Лужков, Лебедь, Примаков, которым прочили передачу трона. Но выбор пал на не очень харизматичного, на первый взгляд, офицера госбезопасности Путина, который, собственно, и вытянул Россию из пропасти.
Заглядывая на 10−15 лет вперед, мы даже не можем представить, какая конкретно фамилия будет у преемника Лукашенко, да это и не нужно, поскольку, повторюсь, важна не фамилия, а способность выполнять свою функцию.
Белоруссия, как и Россия, — система, которая может самоорганизовываться в переходный момент и выдвигать из народной или элитной среды подходящего функционально лидера. Так было в Белоруссии начале 90-х, то же самое произошло в России, только позже.
Поэтому, на мой взгляд, Юрий Баранчик совершенно зря обращается к знакомым ему влиятельным фигурам современной белорусской политики.
Особенно удивляют его экстравагантные пассажи о министре иностранных дел Республики Беларусь Владимире Макее. Мой визави почему-то твердо убежден, что существует некий «проект Макея», предусматривающий «европеизацию Беларуси, католизацию, отрыв от Русского мира», а также десакрализацию центра Минска и деиндустриализацию.
Мне не удалось найти ничего о существовании подобного проекта и такой его сущности. Из доступных мне и совершенно открытых источников я почерпнул следующее о взглядах Макея.
В журнале «Россия в глобальной политике», являющемся партнером авторитетного издания по международным отношениям Foreign Affairs, Владимир Макей опубликовал на английском языке статью, посвященную правам человека.
Статья примечательна не только тем, что адресована именно западной аудитории, но и своим содержанием. По сути, белорусский министр в ней предлагает альтернативную трактовку концепции прав человека и истории ее развития, отличную от западной.
Более того, Макей формулирует тезис о том, что у России, восточнославянских народов в силу особенностей исторического и государственного развития будет свое понимание прав человека, которое я бы, исходя из контекста, назвал «евразийским».
Министр теоретически обосновал неправомерность претензий западной трактовки прав человека как абсолютно универсальной и единственно верной. И как-то это не вяжется с образом западника, который представляет нам Юрий Баранчик.
Впрочем, Владимир Макей и сам уже исчерпывающе ответил на эти выпады:
«Но еще раз повторюсь, мы намерены развивать наши контакты с нашими европейскими партнерами не за счет России и не в ущерб России. Мы, как я уже сказал, исходим из того, что нас с Россией связывает очень многое. Мы всегда знали и знаем, что Россия в трудную минуту придет к нам на помощь и мы сможем опереться на Россию. Но и Россия может рассчитывать на Беларусь без всяких размышлений о дрейфах на Восток, на Запад, на Север или на Юг.
Что касается навешивания различных ярлыков: «западник» или «восточник», я считаю, что это абсолютно неправомерно. Это тоже имеет какую-то дальнюю цель. После этого можно рассуждать, что у руководства Беларуси нет единства: кто-то тянет на Запад, кто-то на Восток. Поверьте, у руководства Беларуси и в Правительстве Беларуси есть четкое понимание того, каким путем двигаться. Есть четкое понимание того, что власть, Правительство едины, и мы исходим, опять-таки, не из этих ярлыков — «западник» или «восточник», — мы исходим из того, что мы — белорусы и мы должны действовать, исходя из наших национальных интересов».
Мысль Юрия про сознательную «десакрализацию» центра Минска меня особенно заинтересовала.
Оказывается, культурные события в центре, массовые городские гулянья и бурлящая ночная жизнь мегаполиса — это все не просто так, а козни западных сатанистов и скрытая подготовка к Майдану, которую почему-то игнорируют белорусские спецслужбы.
Любой гость белорусской столицы может воочию убедиться, имеют ли под собой почву фантазии Юрия, а вот если действительно захочется познать сакральные точки Минска, то я бы посоветовал, прежде всего, посетить новый Музей Великой Отечественной войны, над куполом которого, между прочим, реет алый флаг СССР, прекрасный парк Победы, Дворец Независимости и площадь Государственного Флага. Посетив именно эти места, можно многое понять о жизни современной Белоруссии, ее идеологии и ценностях.
Закономерную реакцию на попытки отдельных российских СМИ, аналитиков, а иногда и просто политических авантюристов разжечь вокруг Белоруссии информационную истерию на основе сфальсифицированных или тенденциозно подобранных материалов Юрий Баранчик считает «подрывом национальной безопасности».
Только подрывом и сознательным разрушением российско-белорусского союза является не реакция, а этот информационный поток. В целом создается впечатление, что в этом потоке нет достоверной аналитики, а есть всего лишь симуляция знания о стране для того, чтобы, эксплуатируя страхи не слишком погруженных в местный контекст москвичей, зарабатывать себе на мнимых угрозах хоть какой-то реальный и символический капитал.
Теперь о главном.
Конечно, вопрос о преемнике Лукашенко будет решать сам, принимая во внимание и необходимость сохранения связи с его достижениями, и актуальные обстоятельства.
В силу своего характера и образа действий президент это сделает в нужный момент, на подготовленную почву, и никакие чиновничьи аппетиты не помешают стране продолжить свое эволюционное развитие.
Почему?
Потому что Беларусь — не Украина, белорусы — дисциплинированная нация, которая не утратила понимания общего строя и важности строя в бою, понимания важности дисциплины и ответственности на сложном производстве и в государственном управлении.
Наверное, именно это и не нравится в белорусской системе различным авантюристам. Но именно благодаря этому белорусы в свое время выбрали союз с Россией.
Иногда сторонним наблюдателям кажется, что белорусы слишком индифферентны, наивны, просты, но история показала, что этот социум всегда собирается и четко реагирует на экзистенциальные угрозы. Так было с партизанским движением, с победой Лукашенко на первых президентских выборах. Сейчас важно, чтобы такой угрозы не возникло как чего-то реального.
Именно поэтому «новый Лукашенко» обязательно проявится и будет ориентироваться на то, что я описал в своей статье.
REGNUM
IMHOclub.lv

Добавить комментарий