Опять Европа разных скоростей. Британцы сломали проект меньшинства. Туманное видение еврорейха?

Опять Европа разных скоростей. Британцы сломали проект меньшинства. Туманное видение еврорейха?

После Брекзита Великобритания, как и предсказывали политологи,
превратилась в общеевропейского изгоя. Политики из стран-членов ЕС не
упускают возможности унизить Лондон, вплоть до призывов к развалу
Великобритании. «ЕС продолжит состоять из 28 стран-членов – я ожидаю
новый референдум о независимости в Шотландии, который завершится
успехом», — говорит председатель Комитета по европейским делам
Бундестага Гюнтер Крихбаум. — Мы должны будем в кратчайшие срок ответить
на заявку дружественной Евросоюзу страны». Любопытно, что перед прошлым
референдумом мейнстримные европейские политики, заинтересованные тогда в
сохранении Шотландии в составе Великобритании, наоборот давали понять,
что никакого автоматического членства не будет. Отказ в автоматическом
членстве был одной из причин, почему шотландцы проголосовали против
независимости. Не отказывает себе в удовольствии потроллить англичан и высшее
руководство ЕС, включая главу Еврокомиссии Жан Клода Юнкера. Он заявил
аплодирующему в стенах Европарламента Найджелу Фараджу, лидеру Партии
независимости Соединённого Королевства, что «это последний раз, когда Вы
тут аплодируете». «Да и вообще я удивлен Вас тут видеть. Вы агитировали
за Брекзит, британский народ голосовал за Брекзит – так что Вы тут
делаете?», — добавил он под овации европарламентариев. Однако у Британии иное мнение относительно того, когда наступит
«последний раз». Да, Кэмерон обещал в случае голосования за Брекзит
немедленно активировать 50-ю статью Лиссабонского соглашения. С чего,
непосредственно, и начинается процедура выхода из состава Союза (которая
должна завершиться максимум через два года после этого шага). Однако
пока Великобритания не торопится поднимать вопрос о 50-й статье. Дэвид
Кэмерон вообще хочет передать вопрос своему преемнику (то есть перенести
начало процедуры выхода из ЕС как минимум на несколько месяцев).
Возможно, за это время Лондону удастся найти какой-то механизм
сохранения своего членства в ЕС. Подобная затяжка категорически не
устраивает ни Берлин, ни Париж, ни Брюссель, которые считают Британию
отрезанным ломтем. Ангела Меркель уже заявила о том, что промедление
будет очень дорого стоить европейским экономикам, а потому
Великобритании (или, точнее, Англии) лучше по-быстрому выйти.
Европарламент уже принял резолюцию с соответствующим призывом к Лондону.Опять Европа разных скоростей
Геворг Мирзаян
«Expert Online»

Опять Европа разных скоростей. Британцы сломали проект меньшинства. Туманное видение еврорейха?

AP/TASS Автор: Geert Vanden Wijngaert
Экстренная сессия Европарламента по проблеме выхода Великобритании из Евросоюза в Брюсселе

Опять Европа разных скоростей. Британцы сломали проект меньшинства. Туманное видение еврорейха?

Поделиться:
1
Мало кто ожидал брекзита. Считалось, что Британия не решится
поставить под сомнение экономическую стабильность Европы ради непонятно
чего. Однако, ко всеобщему удивлению, Англия выбрала революцию. Сытый
английский народ, казалось бы, давно забывший о временах, когда он играл
лидирующую роль в истории, плюнул на все и вернулся на мировую арену в
качестве исторического игрока. За этим выбором англичан стоит очень
многое, фактически вскрыт конфликт между традицией и постмодерном. И вот
еще совсем недавно лишь тлеющий конфликт, легко забиваемый
постмодернистскими элитами, становится главным рычагом истории.
Традиционное английское большинство, решившись на нестабильность,
обеспечило поворот истории — от космополитизма, от постиндустриальной
экономики, от видимости социального благополучия, от толерантности.
Почему это произошло? Можно фиксировать, что сегодня существует
глубокий раскол между традиционным народом и постмодернистской элитой.
Выбрав экономику без промышленности, свободу границ для мигрантов,
отсутствие национальных признаков у капитала, элита фактически
проигнорировала интересы народа. Не только в Англии. Но еще лет
пятнадцать назад один заметный английский деятель сказал поклонникам
Лондона: «Британия — это не Лондон. Британия — прачечная, обслуживающая
лондонские гостиницы». Годы в ЕС только усугубили это. Если раньше
простые англичане легко могли найти работу хоть в прачечной, хоть
электриком, то теперь их заменили восточные европейцы.
Постмодернистскому Лондону это выгодно. Они дешевле. Но, что делать
традиционному британцу? А в Восточной Европе еще хуже. Там ЕС вымыл всю
реальную экономику, заставив людей уезжать с родины в поисках заработка.
Европейские элиты хотели решить это социальными подачками. Но: а)
оказалось, что денег на всех не хватает, и б) что люди в большинстве
своем хотят содержательной, созидательной жизни, где есть место
осмысленному труду. И в этом состоит, видимо, ключевой конфликт
современного западного общества — мир постмодерна устроен так, что он
способен обеспечить содержательную жизнь только меньшинству. А
большинству уготована роль социального животного — с приличной
кормежкой, но без возможности осмысленно строить свою жизнь. И точно так
же, как рабочие в конце XIX века стали бороться за свое право на
достойно оплачиваемый труд, современные традиционалисты начали борьбу за
труд, достойный по смыслу. И это выбор нельзя считать иррациональным.
Это фиксация логического тупика, выбранного рукава истории и
необходимости смены направления.
Что значит брекзит для нас? В краткосрочном периоде мы можем, как и
все, испытывать некоторые неудобства от тряски финансовых рынков, и
последствия этой тряски могут сказаться на показателях экономического
роста. Возросшая локальная неопределенность вполне может притормозить
принятие инвестиционных решений. Но в долгосрочной перспективе нам
брекзит скорее выгоден. Европа экономически, очевидно, потеряет. Евро
ослабнет. Перспективы экономического роста станут еще более отдаленными.
Америка Европе в этом смысле мало поможет. Она скорее заинтересована в
том, чтобы самой насытить европейский рынок, чем тянуть слабеющего
партнера. Что будут делать страны в этой ситуации, мы не знаем. Но
конкретные экономические игроки будут искать выхода в экспорте капитала
на другие, более перспективные территории. И одна из них, конечно,
Россия, которая может вывести партнерский европейский капитал не только к
себе, но и в Азию. Иначе говоря, неустойчивость Евросоюза должна
привести к его большей заинтересованности в России, чем раньше. Нельзя
даже исключить, что эта заинтересованность скажется не только на
экономическом, но и на политическом взаимодействии, в частности на
разрешении конфликта вокруг Украины. Возможно, именно это имел в виду
Майкл Макфол, когда в запальчивости бросил, что состоявшийся брекзит —
это победа русских.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

семнадцать − четыре =