Миражи и реалии Аравийского полуострова

Миражи и реалии Аравийского полуострова

Тема
двусторонних отношений Саудовской Аравии и США и Саудовской Аравии и
России начала искусственно подогреваться в СМИ в определенном ключе
после достижения исторического соглашения между Ираном и Западом о
будущем ядерной программы Исламской республики. На фоне якобы охлаждения
в американо-саудовском союзе звучали заявления и намеки в сторону
возможного «потепления» отношений с Россией. Есть ли здесь зерно правды и
насколько реалистичен подобный сценарий развития событий? Об этом, об
отношениях Москвы и Эр-Рияда, Эр-Рияда и Вашингтона подробнее в нашем
материале

Миражи и реалии Аравийского полуострова

Миражи и реалии Аравийского полуострова
Махмуд Реза Саджади:
«Отношения между Саудовской Аравией и США были и остаются
стратегическими. К сожалению, некоторые политики полагают, что смогут
превратить саудитов в друзей России. Это хорошая, но несбыточная мечта.
Интересно отметить, что имам Хомейни в свое время предупреждал, что
Саддам Хуссейн – это агент США, который сумел убедить СССР в своей
просоветской ориентации. История показала, как он был прав!».
Чтобы
более подробно разобраться в вопросе российско-саудовских отношений в
данном ключе, мы также провели интервью с востоковедом, доктором
исторических наук Игорем Панкратенко, много лет исследующим проблемы и
политику Ближнего и Среднего Востока, а также Центральной Азии.
– Игорь Николаевич, каковы реалии сегодняшних российско-саудовских отношений?

Давайте начнем с цифр, которые весьма показательны. Товарооборот между
нашими странами уже несколько лет колеблется вокруг цифры в 1 миллиард
долларов. Доля России в импорте саудитов – 1%, причем основная доля
(61%) российских поставок в Саудовскую Аравию – экспорт ячменя. Никаких
объективных предпосылок для изменения этой ситуации не существует.
Как
говорится, «умному достаточно», но проправительственные эксперты и
обозреватели тщательно прячут ум в ящик письменного стола и вещают о
неких «перспективах», приводя в пример опять же некие «договоренности», в
частности – достигаемые на таких мероприятиях, как Санкт-Петербургский
экономический форум.
В минувшем году я с большим интересом
наблюдал феерию в российских масс-медиа, связанную с тем, что
заместитель наследного принца Мохаммед бин Салман, куратор нынешних реформ в Королевстве,
вежливо сказал, что «неплохо бы нам с Россией развивать
сотрудничество», а делегация саудовских военных проявила «повышенный
интерес» к ракетным комплексам «Искандер» на международной выставке в
Кубинке.
Мой интерес, признаюсь, носил чисто исследовательский
характер. Совершенно очевидно, что поведение саудовской делегации, как и
невнятные намеки, разбрасываемые ими, были частью политической игры. И
никто в Эр-Рияде всерьез развивать отношения с Москвой не собирался.
Однако даже невнятных намеков хватило для восторженных воплей экспертов о
том, что вот-вот саудиты отвернуться от США и сольются в экстазе с
Россией. Было крайне любопытно: когда через несколько месяцев тщетность
подобных надежд станет очевидной – как поведут себя так называемые
«эксперты», смутятся ли, признают свою неправоту? Ничего подобного,
вполне прекрасно себя чувствуют, так же бодро вещают со страниц газет и с
экранов ТВ аналогичную ерунду, правда, теперь уже по другим темам.
Надеюсь,
сказанное выше наглядно иллюстрирует адекватность подходов российских
политиков и обслуживающих из «экспертов» к двусторонним отношениям РФ и
КСА. И это я еще не углубляюсь в сравнительно недавнюю, шестилетней
давности историю того, как вместе с израильтянами саудиты добились
отказа российской стороны поставлять в Иран С-300. Тоже – под невнятные
обещания инвестиций и сотрудничества.
– Какую линию поведения в отношениях с КСА нужно выбирать России?

Для начала, видимо, нужно определиться – а для чего нужны эти
отношения, какие вызовы и угрозы несет внешняя политика Королевства
российским интересам на Ближнем и Среднем Востоке, в той же
постсоветской Средней Азии. И уж потом выбирать линию поведения. Но
проблема в том, что затевать эту работу нет смысла, пока Москва четко не
сформулирует адекватную стратегию на Востоке в целом, не разберется,
кто нам противник, кто союзник, кто временный попутчик. Сейчас там
никакой стратегии у России нет, есть некие «рефлекторные судороги»,
густо приправленные идеологией.
– Могут ли отношения с КСА вообще быть «конструктивными и адекватными» не на словах, а на деле?

А давайте зададим другой вопрос – зачем вообще Эр-Рияду какие-либо
конструктивные и адекватные отношения с Россией? Во-первых, как
экономический партнер Москва Королевству не интересна от слова «совсем».
Во-вторых, Россия для Королевства и конкурент, и препятствие в
реализации собственных планов. В той картине региона и мусульманского
мира, который существует у людей, реально управляющих Саудовской
Аравией, Россия, даже в ее нынешнем, весьма ослабленном виде, с
невнятной политикой, явно лишняя.
– Есть ли в Эр-Рияде политики, лояльные России?
– Нет.

В определенных кругах существует мнение о том, что на фоне недовольства
КСА политикой президента Обамы в отношении Ирана, который вопреки
давлению призывал утвердить в Конгрессе соглашение по ядерной программе
ИРИ, можно несколько склонить саудитов в сторону России.


Буду краток, но неполиткорректен: «дурак думкой богатеет». Нужно совсем
уже переселиться в параллельную реальность, чтобы всерьез обсуждать
подобные вероятности. Ну и потом, Обамы приходят и уходят, а статус
Эр-Рияда как «непотопляемого авианосца» США в регионе – остается. Да,
сегодня этот «авианосец» потрепан, на капитанском мостике склока, не
совсем ясно, куда дальше плыть – но это временное явление.
Саудовская
Аравия намертво встроена в ту мировую систему, которую создали США, и
никто в Вашингтоне рушить это не намерен. Нынешний конфликт между Белым
домом и саудовской династией – это антагонистическое противоречие.
Вашингтон пытается «воспитать» младшего партнера, подтолкнуть его к
модернизации, заставить быть более самостоятельным в том, что на языке
американских политиков называется «производством безопасности». Саудиты
от этого воспитательного процесса, естественно, не в восторге, но
потихоньку двигаются в нужном для США направлении.
– Крайний
вопрос: как-либо могут измениться (или не измениться)
американо-саудовские отношения после президентских выборов в США в
случае победы того или иного кандидата?

– Фамилия президента
США, так же как его партийная принадлежность, не являются ключевым
фактором, влияющим на американскую политику в той или иной части света.
Саудовская Аравия, как я уже сказал выше, была и остается важным
региональным элементом американского миропорядка. И с Израилем у США
сейчас большие проблемы – ну и что? Попробуйте в американском
истеблишменте высказать идею об отказе от Израиля – не поймут, как
минимум. Так и с Эр-Риядом. Его будут критиковать, его будут
«воспитывать», причем достаточно жестко, но при любом президенте США от
партнерства с ним не откажется.
Беседовала Нина Леонтьева
inspect.by

Добавить комментарий