Сто лет вранья

Итак, дамы и господа, — перед вами бомбический лонгрид, который я хоть и старался максимально ужать, но все равно получилось довольно объемно. Если у вас есть свободных полчасика и желание отдохнуть с пользой — устраивайтесь поудобнее.
Из этого познавательного чтива вы узнаете: кто и когда впервые озвучил идею о так называемой независимости Латвии, кто и когда провозгласил правительство Латвии. Откуда взялся местный пантеон героев — страдальцев за свободу. Также вы узнаете об очень неудобных моментах местной истории, о которых категорически не любят упоминать местные пропагандоны. В общем, если вы поймали себя на мысли, что «подзапамятовали», что же именно там было-то в ноябре 1918-го, что махая флагами празднуют в ноябре, и почему латышские стрелки то «красные», то «белые», то непонятно какие — рекомендую потратить полчаса. Уверяю, будет весело!
Смею предположить, что обиженные лично мною и природой знатоки местной историографии тут же кинутся искать признаки кремлёвской фальсификации. Специально для них в этой заметке все события так называемой «истории Латвии» представлены в строгом хронологическом порядке, с указанием места и действующих лиц. Даже если кому-то удастся найти какие-то мелкие неточности, поверьте, общую весьма неприглядную канву событий это совершенно не никак изменит. Самостоятельно проверить приведенные мною факты также не составит особого труда. Итак, поехали.

Угасают тяжелые бои Первой мировой. Немецкие окопы по-прежнему отрезают земли Российской Империи почти по левому берегу Западной Двины. До Брестского мирного соглашения остается еще почти год, и пока немецкое командование категорически не собирается покидать территории Лифляндии, завоеванные в жестоких боях Первой мировой.

Положение линии фронта на момент начала описываемых событий.
Само собой разумеется, включиться в игру за обладание только что отбитыми у Российской Империи землями, спешат и вчерашние союзники Российской Империи — Англия, США и Франция . Собственно, все дальнейшее повествование как раз и будет посвящено невероятным приключениям местных хуторских оболтусов, которые лишь по историческому недоразумению обрели подобие государственности. Я сознательно не буду упоминать все хитросплетения Брестского договора, это предмет отдельной статьи, однако с самого начала вынужден немного загрузить вас цифрами, и очень скоро вы поймете, почему они так важны.
Итак, немцы повержены и остаются в окопах на линии фронта, а вчерашние союзники по Антанте уже ищут среди местного бомонда надежных людей, которых можно будет поставить в качестве наместников новых территории. Для этого в Петрограде, силами послов и «специальных представителей» формируются различные шарашки, в которые попадает охочий до денег и власти сброд.
12 июля 1917 года Швеция по настойчивой рекомендации Лондона, официально хоть и временно признаёт невесть откуда взявшееся «правительство» под управлением ЛВНС (Латышский временный национальный совет), на скорую руку собранный в Петрограде из весьма своеобразных представителей о которых я расскажу чуть позже. Обратите внимание, что в это же самое время в Риге уже как неделю проходит (большевистский) V съезд Социал-демократии Латышского края (СДЛК), на котором впервые в истории прозвучит следующее требование: «В интересах пролетариата Латвии съезд твердо стоит за объединенную, нераздельную Латвию (т. е. за объединение Видземе, Курземе и Латгалии) и категорически требует для Латвии политической автономии, т. е. всей местной власти, как в экономическом, так и в политическом, административном и т. д. отношениях».
Совершенно очевидно, что с этого дня начинается политическая борьба, в которой застолбить за собой территории попытаются все сильные игроки.
20 августа 1917 года, что называется, «на земле» прошли выборы губернского земского совета, на которых социал-демократы Латвии получили 60% голосов населения, а месяцем позже, в сентябре того же года, на состоявшихся выборах уездных земских советов, те же социал-демократы (СДЛ) получили уже 70% голосов. Народ Латвии уставший от тяжелой войны, в своём большинстве, упорно голосовал за людей которым доверял. И вот, 8 ноября 1917 года, резолюцией №8, провозглашается Советское правительство Латвии.
16 ноября 1917 года в не занятой немцами Валке состоялся импровизированный съезд политических деятелей, на котором был образован Латышский Временный Национальный Совет (ЛВНС). Резолюцию подписали 19 человек, а возглавил ее юрист и редактор газеты «Latvija» Волдемарс Замуелс. Были созданы две комиссии, одна по выборам учредительного собрания, другая по работе над конституцией. Тем не менее, как я уже упоминал в начале статьи, на перспективную идею урвать кусок бесплатного пирога и хорошо пристроиться в компанию будущих «правителей и министров независимой Латвии» уже начал подтягиваться всякий сброд и мошенники.
30 декабря 1917 года, за год до событий, о которых я буду подробно рассказывать далее, торговать Латвией кинулись два предприимчивых фрика, которые сообразили, как подзаработать на халявных грантах, а заодно, используя ситуацию, заручиться поддержкой влиятельных покровителей.
Сначала эти «предприниматели» ошивались в английском посольстве где вымутили у представителя короны 50 тыс рублей в месяц, на содержание какого-то самопровозглашенного совета (деньжата в качестве аванса по 200 тысяч рублей, получили в феврале 1918 года от посла Линдлея и в августе 1918 уже от печально знаменитого посла Локкарта), а после, видимо окончательно потеряв стыд, посетили в Петрограде и шведского посла, которому за умеренную сумму предложили принять протекторат над Латвией, которая вот-вот получит государственность. Чуть позже, весной 1918-го, слёзно поклявшись защищать интересы Франции в регионе, эти последователи Остапа Бендера, теперь уже у французского посла в Петербурге — Бинэ — выклянчили 100 тысяч рублей и ссуду в 71 тысячу франков.
Этими политическими «предпринимателями» были (будущий министр земледелия и обороны Латвии) Янис Гольдман и (будущий секретарь МИД, посол в Швейцарии, Эстонии, России и генконсул в Клайпеде) — Янис Сескис. Разумеется, заручившись финансовой и политической поддержкой англичан, французов и шведов, эта компашка с головой бросилась в предвыборную кампанию, которая уже начиналась в условиях демократического безвластия.
Читать дальше: Сто лет вранья