Сто лет последней настоящей победе Запада: что празднуют в Париже

Сто лет назад, ранним утром 11 ноября 1918 года, в Компьенском лесу (Пикардия) в штабном вагоне маршала Фоша было подписано перемирие с немцами, вступившее в силу в 11 часов утра. Прогремел 101 залп орудийного салюта, и больше на Западе Европы не стреляли — порядка двух десятилетий. Великая война, как называют ее французы, Grande guerre, продолжавшаяся четыре с лишним года, окончилась.
По прошествии века памятная дата, теоретически относящаяся ко всем участникам войны и знаменующая примирение — именно в этом духе трактуются мероприятия в Париж е, посвященные столетней годовщине Компьенского перемирия, — осталась полновесным государственным праздником лишь в Бельгии и Франции. Одиннадцатое ноября — всегда выходной. В Соединенном Королевстве праздник носит подвижный характер — День памяти отмечается в ближайшее к 11 ноября воскресенье.

Президент Франции Эммануэль Макрон во время празднования столетия окончания Первой мировой войны. 9 ноября 2018
Прочие участники войны — а их было довольно много — либо вовсе не знают такого торжества, либо поминают своих павших, погибших за свое отечество.
Что и понятно. Для одних стран — например, для России — Компьенское перемирие вообще звук пустой. Во-первых, потому что 3 марта 1918 года Россия подписала сепаратный Брестский мир, во-вторых, что более важно, к концу 1918 года в нашей стране вовсю полыхала собственная, Гражданская война. Боевые действия полностью прекратились лишь в 1922-м, и то, что в долинах Фландрии прекратили убивать друг друга еще в 1918-м, для русских было не столь значимо.
Другим странам, прежде всего центральным державам, то есть Австро-Венгрии и Германии, праздновать тоже было особенно нечего. У них в ноябре 1918 года произошло обрушение государственности, а победители — в первую очередь французы — были твердо настроены оставить немцам только глаза, чтобы они могли оплакивать свое поражение. И это намерение было исполнено. Германия по условиям перемирия, то есть еще до Версальского договора, обязывалась немедленно вывести войска не только из Франции, Бельгии и Люксембурга, но также из Эльзаса и Лотарингии, а также из прирейнской Германии — с последующей оккупацией этих территорий войсками Антанты. «Вахты на Рейне» более не должно было быть. Кроме сдачи флота, авиации и артиллерии союзникам, Германия обязана была передать победителям пять тысяч паровозов и 150 тысяч вагонов. Для понимания масштаба: сегодня у РЖД 15 тысяч магистральных локомотивов и 215 тысяч вагонов. Конечно, и вагоны, и паровозы уже совсем не те, но тем не менее. И при всем при этом морская блокада Германии оставалась в силе до подписания мирного договора — а ведь в стране уже с 1916-го царил настоящий голод.
Оснований для празднования, а равно для праздничного поминовения немного. Даже и спустя сто лет.
Читать дальше: Сто лет последней настоящей победе Запада: что празднуют в Париже