Исламский мир — 4

Исламский мир — 4



Часть 1.
Тюркский мир: Турция

Часть 2.
Тюркский мир: Казахстан, Узбекистан, Азербайджан и другие

Часть 3.
Арабские элиты о будущем

Арабская элита об Иране

В январе 2016-го д-р Фатима аль-Смади из исследовательского центра «Аль-Джазиры» представила проведенный этим центром масштабный опрос на тему «Отношение арабских элит к арабо-иранским отношениям и роли Ирана в регионе».
Опрос прошел в 21 стране (включая Мавританию, Джибути и Сомали) в октябре-ноябре 2015. Опрашивались разные группы элит, в т.ч. ученые, чиновники, интеллектуалы. Погрешность не выше 2,5%. Вопросы касались оценки арабо-иранских отношений сейчас и в будущем, системы правления в Иране, «Арабской весны» и вмешательства Ирана, а также разрядки между Вашингтоном и Тегераном и ее воздействия на арабский мир.
По итогам опроса можно прийти к ряду выводов.
В частности, арабские элиты расценивают нынешние политические отношения между Ираном и арабским миром как плохие или очень плохие, а почти половина считает, что они еще ухудшатся.
Но около 60% респондентов хотели бы посетить Иран (в основном по культурным мотивам). К тому же 90% опрошенных представителей арабских элит считают, что отношения с ним должны быть лучше (лишь 5% — что они такие, какими и должны быть, а 4% — что они даже лучше, чем надо). При этом 92% не хотели бы ориентироваться на модель Ирана.
Свыше 70% настороженно воспринимают потепление отношений между ИРИ и США, опасаясь усиления Тегерана и его влияния в регионе. Есть и те, кто разрядку между ними одобряет, но все равно опасается последствий.

Главной угрозой для арабского мира его элита считает Израиль (62%), а на втором месте с 23% — Иран (США — с большим отрывом на третьем, 5%).

Среди основных причин плохих отношений с Ираном на первом месте назвали борьбу за влияние, на втором — его вмешательство в арабские дела, на третьем — раздор суннитов с шиитами и на четвертом — козни Запада. Арабские элиты считают, что их страны делают больше шагов навстречу Ирану, чем тот навстречу им.

Опрошенные представители элит считают, что арабы в целом негативно относятся к иранцам, имеют отрицательные стереотипы, как и иранцы к арабам. Более половины видят арабов и иранцев двумя разными нациями, но с рядом схожих черт. Но 32% сказали, что это одна исламская нация с особенностями двух групп.

70% видят Иран угрозой арабским интересам. Особенно в связи с «Арабской весной». Свыше трети при этом считали, что он помогал подавлять волнения, но часть — что наоборот, способствовал.

Более 80% полагают, что отношения Ирана с арабским миром имеют тенденцию к ухудшению. Но при этом 69% — за сотрудничество ради безопасности в регионе.
Общий вывод: несмотря на негатив, арабские элиты хотели бы улучшения отношений с ним.

Политические отношения между Ираном и арабскими странами назвали плохими или очень плохими 89%, но 8% считают их хорошими, а 1% — даже отличными.
Экономические получше: неудовлетворительно их оценили 60%, но 32% — как хорошие (причем 34% считают, что за последние 5 лет улучшились).
В области безопасности 43% назвали отношения очень плохими, еще 44% — плохими. В области культуры ситуация чуть лучше: 19% считают отношения хорошими, а 1% — отличными.

Что именно беспокоит арабские элиты в усилении Ирана?
Претензии на гегемонию — 34%, его превращение в «полицейского» в регионе — 21%, перспектива соглашения Ирана и США за счет арабских интересов — 19%, угроза безопасности — 11%, углубление раскола в арабском мире — 8% и усугубление шиитско-суннитского противостояния — 6%.

Иранская элита о будущем
В январе 2018 г. в журнале Foreign Policy вышло эссе Санама Вакиля (специалиста по Ближнему Востоку в Университете Джонса Хопкинса и «Чатам Хаус») «Иранские элиты гораздо уязвимее, чем кажутся».
Автор доказывает, что в ИРИ имеет место глубокий раскол общества. Все чаще случаются массовые протесты, причем под лозунгами против верховного лидера аятоллы С.А.Хаменеи и президента Х.Рухани.

Две самые влиятельные фигуры иранской политики — аятолла Сейед Али Хосейни Хаменеи и президент страны (с 2013 года) Хасан Рухани.
Нарастает борьба между фракциями в рамках элиты — реформистами, прагматиками и ортодоксами. Правда, автор видит в этом проявление глобального тренда — растущего недовольства элитами, примерами чего стали «Арабская весна», избрание президентом США Д.Трампа и «Брекзит».
Но в Иране это накладывается на особенности.
Так, фракционная борьба усилилась с избранием президентом ИРИ в 1997 реформиста М.Хатами. Но консерваторы сплотились, существенных реформ проведено не было. А избрание в 2005 М.Ахмадинежада добавило популизма и нарушило баланс сил, что проявилось в ходе его переизбрания в 2009-м и последовавших массовых протестов и их подавления, вызвавшего критику со стороны аятоллы Хаменеи.
Читать дальше: Исламский мир — 4