Ленинское бревно в националистическом глазу

          
 


Общество 1990-х годов значительно отличалось от нынешнего — оно было крайне политизированным. Чтобы его развалить, требовались политические структуры — народные фронты, национализм, яркие антикоммунистические лозунги.
 


Сегодня противостояние происходит скорее в информационной сфере. Например, весь год мы наблюдаем попытки примирения с некими маргинальными точками зрения — восхвалением БНР, «советской агрессией в 1939 в Западной Беларуси», «российской оккупацией» и прочим. Однако позитивная тенденция — в том, что через обозначение государственной позиции происходит идеологическая расстановка точек, очень болезненная для националистов.
 
Столетие ВЛКСМ стало еще одной датой, вокруг которой пытались разводить рассуждения о неактуальности советского наследия, «большевистских методах» и морально устаревшей молодежной политике.
 
Отметим, что большинство оппозиционных сайтов масштабные государственные мероприятия к столетию комсомола решили просто проигнорировать, и флаг борьбы с коммунизмом открыто подняло разве что «Радио Свобода».
 

? На первый взгляд, удивительно: ВЛКСМ — нет, а американская «Свобода», которая его поливает — всё ещё есть. Значит, задача не выполнена до конца, и финансирование продолжается под определенные цели.
 

 
Что же касается контента, то, помимо стандартной грязи и ругани, можно выделить несколько основных мыслей.
 

Тезис №1. Отмечается столетие российского комсомола, а не белорусского
 
Статья на «Свободе», посвященная ВЛКСМ, называется «Юбілей якога камсамолу сьвяткуюць у Беларусі». Автор хочет показать, что в празднике нет ничего белорусского, а ЛКСМБ отделяется от ВЛКСМ для того, чтобы отделить белорусскую государственность от советской основы.
 

 
Конечно, сделано это в контексте будущего столетия БССР. Кроме того, СМИ хотят лишний раз показать призрачное «российское влияние» (даже в таком вопросе), и высосать из пальца «пагрозу для беларушчыны».
 
Например, автор иронизирует, что «Беларусь в 1918 гаду нават не кантралявалася бальшавікамі».
 
Действительно, в это время Беларусь контролировала кайзеровская оккупационная администрация. И этот же факт, кстати, не мешал «Радио Свобода» шумно отмечать столетие БНР, которая не контролировала не то что занятую немцами территорию, но даже собственную Раду, которая развалилась после расколов.
 
С другой стороны, интерес, в каком году отмечать столетие — в 2018 или в 2020 — совсем не праздный, ведь многие наши националисты — это и есть бывшие комсомольцы и коммунисты.
 

Тезис №2. Няма каму святкаваць
 
Как бы не так! Дело в том, что многие из «бывших» почему-то стесняются своего комсомольского прошлого.
 
Например, Анатолий Лебедько как выдвиженец райкома комсомола был избран депутатом Верховного Совета Беларуси 12-го созыва. Где бы он был сейчас, если бы не ВЛКСМ?
 
А может быть, Светлана Алексиевич отмечает 100-летие комсомола, премию которого она получила в 1986-м?
 
Или комсомольский поэт Владимир Некляев порадует нас стихотворением к юбилейной дате?
 

? Список этот можно продолжать бесконечно. Ведь все «демократические» организации первых лет независимости повально копировали организационные формы партии и комсомола — потому что сами состояли из перекрасившихся партийцев и комсомольцев. Удивительно другое — что сегодня эти люди не испытывают ни малейшей благодарности к советскому «социальному лифту», который их поднял; более того, клеймят его.
 

 
Чем же они заняты в юбилей комсомола?
 
А вот чем: в эти дни прошло «альтернативное» массовое мероприятие: «Дзяды-2018». Причем свята пафосно анонсировалось как приуроченное к 30-летию создания «БНФ Адраджэнне», который за тридцать лет достиг небывалого успеха — юбилейное шествие собрало аж 250 человек вместе с журналистами.

 
Несмотря на юбилейный год, с деньгами в партиях туго — к столетию ВЛКСМ сразу две националистические группировки, ОГП и БНФ, объявили о своей неплатёжеспособности, а из ОГП всего через два месяца даже убежал председатель.
 
Как сказал по этому поводу бывший глава партии Анатолий Лебедько:
 

«Я скажу так: хорошо, что у нас, в отличие от некоторых других партий, нет долгов по 30 тысяч рублей (речь, скорее всего, о БНФ — А.Л.). У нас, повторюсь, нет долгов. Но финансовое состояние — да, оставляет желать лучшего».
 

 
Такова теперь белорусская политика: кто нашёл спонсора — тот и лидер. Причем если председателя партии выбирают хотя бы единомышленники, то редактора «независимого» СМИ — исключительно грантодатели.
 

Тезис №3. Комсомол — это некое «корыто», куда стояла длинная очередь
 
В комсомольской статье «Радио свобода» вспоминают «пушкиниста и филолога» Александра Федуту, которого назвали «репрессированным коллегой» комсомольцев 30-х годов, «преданного забвению».
 
Чтобы не обидеть репрессированного комсомольца, мы обратимся к другому материалу «Радио Свобода» под названием «У Фядуты — не шызафрэнія!».
 

 
Вот что пишет Сяргей Навумчык о комсомольской юности Федуты:
 

«Впервые имя Федуты громко прозвучало в конце 1990 года на одном из съездов комсомола Беларуси. Учитель русского языка и литературы из Гродно, делегат Федута учинил разнос редактору газеты «Знамя юности» Александру Класковскому [ныне оппозиционный колумнист БЕЛАПАН — А.Л.] за то, что самая многотиражного газета республики не уделяет должного внимания описанию славных дел комсомолии, а печатает идеологических врагов. Александр Федута заявил, что редактор всадил комсомолу нож в спину, что редактора нужно снять, а если в ЦК нет кадров — то он, Федута, имеет опыт, т.к. выпускал в Гродно стенгазету. Последние слова делегата утонули в смехе».
 

 
А далее Наумчик ломает голову:
 

«Все стремились сбежать из ЦК комсомола, а Федута туда пришел. Искренний коммунистический фанатик? Или не совсем фанатик? Или — не совсем искренний?»
 

 
Вероятно, последний вариант близок к истине. Вот как объяснил свою политическую позицию сам Федута уже после победы Президента:
 

«Единственный, кто мог защитить даже в случае проигрыша организацию, во главе которой я находился — Союз Молодежи Беларуси — был Лукашенко. У всех остальных сил бы не хватило на это. Ситуация же получилось очень и очень сложная для меня лично. Было понятно, против кого я — было ясно, что я буду работать против команды, во главе которой стоит Кебич. Но было не ясно, с кем я. То, что я пришел к Лукашенко, для меня самого было, как минимум, неожиданным. Во всяком случае все, кто меня знает, кто увидел меня вдруг на телеэкране с Александром Григорьевичем, среагировали так: у Федуты началась шизофрения. Крыша поехала.
 
У меня не началась шизофрения. Я совершенно сознательно работал против Кебича. А тот, кто мог выбить эту команду из седла, был Лукашенко. Уже поэтому я должен был к нему прийти».

«Белорусская молодежная газета», 5 июля 1994 года.
 

Здесь видно, насколько он «горячо и искренне» поддерживал президента — а ведь кто перебежал один раз, перебежит и второй.
 
Именно по принципу «перебежки» формировалась вся оппозиционная элита. Об идейности таких людей не могло быть и речи — они первыми побежали с корабля. А в партии и комсомоле, наоборот, до последнего оставались те, кто не изменил своим взглядам — даже тогда, когда казалось, что страна полностью обрушилась. И в идейности тех, кто прошел все «перестроечные» и «незалежнецкія» испытания, сегодня не приходится сомневаться.

Читать дальше: Ленинское бревно в националистическом глазу