Культ маньяков: почему обожают керченского стрелка и забывают героев

Культ маньяков: почему обожают керченского стрелка и забывают героев

Культ маньяков: почему обожают керченского стрелка и забывают героев
25 октября 2018 г. 16:31:29Ожидаемо: у Владислава Рослякова, устроившего бойню в керченском колледже, появились фанаты. Ещё бы настойчивее крутили его по телевидению, показывали видео расстрела — глядишь, и памятник бы поставили. Впрочем, лиха беда начало. На 25 октября намечена акция памяти Рослякова. Зажгут свечи, погрустят у фотографии. Милый, милый мальчик. И плевать, видимо, на убитых им подростков.Ситуация не нова. Сколько людей приходило поддержать Тэда Банди на судебных заседаниях? Сколько нашлось апологетов Чикатило? А сколько последователей было у Чарльза Мэнсона?

Убийство, попавшее в прайм-тайм, притягательно, как любое легализированное зло. Особенно если снять по нему нечто вроде «Прирождённых убийц». Эстетика убийства для многих становится так же притягательна, как нацистская форма. К тому же это отличный способ прославиться, получив свои 15 минут славы, о которых говорил Энди Уорхолл. Девочке, вытащившей пять детей из горящего дома, уделили одну новость; Рослякову — сотню. Не сомневаюсь, со временем у Владислава появится фан-клуб. Вроде того, что есть у хабаровских живодёрок. Страшно другое — у Рослякова появятся и свои последователи.Другого ждать не приходится. Неглупые люди предупреждали о нависшей угрозе, диагностировали наступление болезни. Но кто их хотел слушать? Ведь главное мерило всего и вся — деньги как материализованный эквивалент успеха. А матрица такова, что ради успеха нужно быть готовым абсолютно на всё. Бога нет, потому что Он для неудачников, а значит, всё дозволено. И зло лучше всего продаётся.В «Адвокате дьявола» Сатана, блестяще сыгранный Аль Пачино, говорил герою Киану Ривза: «Я дал вам, людям, всё, что вы хотели. Двадцатый век был моим веком». Именно так. Теперь Сатана кайфует от того, во что люди превратили Землю. И даже иногда удивляется: слишком вычурно для него. Мы живём в те самые последние времена. Нет, зла не стало больше — его столько же, сколько и раньше, количественно, а вот качество изменилось. Никогда ещё зло не было столь визуализировано, забрендировано и распиарено. Зло — это продукт. Как говорил Антоний Великий: «Наступят последние времена, когда девять больных придут к одному здоровому и скажут: ты болен, потому что ты не такой, как мы». И они пришли.

Есть и ещё один важный момент: зло всегда спаяно с глупостью. А в мире постправды она краеугольный камень. Реформы образования, клипо-, а после иконкоцентричное сознание только усиливают эффект. Всё до прогорклой оскомины банально: люди перестали понимать, что есть добро и зло, что есть правильно и неправильно, истинно и ложно.Вот и Росляков очень милый. Посмотрите на голубые глаза, на молодое подкачанное тело. Определённо, Патрик Бэйтмен уже изошёлся бы от зависти и прикончил Рослякова мясницким ножом. То-то была бы драка, похлеще Фредди против Джейсона. Росляковым любуются — именно так. Любуются безмозглые девицы, которые пишут слёзно-ванильные послания. Милый мальчик, мы так скучаем по тебе.Это неудивительно в мире, где важнее казаться, чем быть, где шмот важнее ума и души. Кого травят в школах? Того, кто что-то не знает? Нет, того, кто беден, того, кто плохо одевается, того, у кого палёный шмот. И посмотрите на тех, кого называют «они же дети». Они все из одного инфернального инкубатора. Никаких отличий. Это армия универсальных солдат, одетых в модных магазинах и вооружившихся айфонами.Вещи окончательно победили людей, маммона — Бога, и в мире абсолютного потребления пытка и убийство становятся логическим завершением, венцом восторжествовавшей идеологии индивидуализма.
Читать дальше: Культ маньяков: почему обожают керченского стрелка и забывают героев