Вадим Елфимов: Кому и что аукнулось в Стамбуле

Стамбульский саммит четырех, – трех президентов Владимира Путина, Тайипа Эрдогана, Эммануэля Макрона, а также канцлера Ангелы Меркель, — прошел на удивление гармонично, почти при полнейшем единогласии участников, хотя касался сложнейшей проблемы современных международных отношений. Сирия – это ведь яблоко раздора, а раздор – стратегия Запада, куда бы она не направлялась. И тем не менее факт налицо: Россия и Турция уже давно согласовывают свою политику в сирийском вопросе, и вот теперь к ним присоединились и Франция с Германией.
Конечно, легко присоединяться, когда 90 процентов дела уже сделана, когда политическое урегулирование в Сирии уже маячит за расчищенными от боевиков ИГИЛ территориями, но ценность согласия на заключительной стадии даже возрастает. Так что не будем принижать значения того, что две ведущих западноевропейских державы, больше не держась за ручку Трампа, решили пойти навстречу здравому смыслу. Причем настолько, что даже отказались от самого главного ультиматума, ради которого сначала Обама, а теперь вот и Трамп нагнетали и нагнетают антисирийскую истерию. Ультиматум это столь же прост, сколь и неприемлем для сирийского народа – устранение от власти законно избранного президента Башара Асада.
Понятно, что американцы до сих пор мыслят категориями войн против индейцев – этого вождя подкупим, а этот не продается за 10 долларов, так мы его устраним. Естественно, физически. Для чего? Да чтобы отобрать земли у тех же индейцев, которые потеряв лидера, прекратят организованное сопротивление. В «резервацию» их, в «резервацию»! Отсюда и требование любым путем «уйти» Башара Асада, которое, кстати, до последнего времени поддерживали и Франция с Германией.
И вот впервые в Стамбуле Ангела Меркель и Франсуа Макрон отказались от ультиматума. Дотошные журналисты на заключительной конференции четырех лидеров специально спросили: «Обсуждались ли какие-то персоналии на саммите?», имея в виду, естественно, одну единственную персону – все того же Асада. На что Владимир Путин ответил, что никакие персоналии не обсуждались, что, естественно, надо понимать так: более вопрос об устранении Башара Асада от власти не стоит.
Присутствующие тут же Ангела Меркель и Тайип Эрдоган своим молчанием подтвердили данный вывод. А вот Эммануль Макрон, дабы молчание не было истолковано в узком смысле, тут же расширил его толкование, заявив: «Судьбу тех или иных политических фигур, как и судьбу всей Сирии, должен решать сам сирийский народ». Данное заявление означает: теперь Франция и Германия полностью согласны с принципиальной позицией Москвы о том, что окончательное урегулирование сирийской проблемы может быть только политическим и только путем демократических выборов, которые должны пройти после войны и с участием того же Башара Асада.
Читать дальше: Вадим Елфимов: Кому и что аукнулось в Стамбуле