Политизация «высшей меры». Зачем Евросоюзу отмена смертной казни в Беларуси?

На протяжении одиннадцати лет ежегодно европейские политики призывают Минск ввести мораторий на смертную казнь. Высшую меру представители Евросоюза называют «жестоким, варварским и унизительным методом, противоречащим праву на жизнь». Однако есть основания говорить о том, что в данном случае гуманная идея на деле используется в политических целях.

Идея отмены смертной казни

По случаю так называемого «Европейского и Всемирного дня борьбы против смертной казни» 10 октября 2018 г. сделано совместное заявление Генерального секретаря Совета Европы и Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Это заявление делается ежегодно с 2007 г. Заявление активно подхватывается глобальными правозащитными группами, т. к. оно содержит исключительный «призыв к властям Беларуси» ввести мораторий на применение смертной казни. Однако давление на лиц, принимающих решения в сфере внутренних дел Беларуси, — лишь вершина айсберга.
В заявлении отмена смертной казни увязывается с «общеевропейскими стандартами» и обеспечением права на жизнь. Это не делает заявление особенным. Институты Евросоюза и Совета Европы уже давно вынуждены убеждать население своих стран в эффективности своей деятельности, особенно, на фоне пыток людей в секретных тюрьмах ЦРУ США на территории Литвы, Польши, Румынии.
Не делает это заявление особенным и утверждение о мнимой исключительности Европейского союза и Совета Европы в распространении идей гуманизма.
Инициатива в распространении идеи отмены смертной казни принадлежит СССР.
В 1948 г. в Третьем комитете Генеральной ассамблеи ООН СССР предложил внести поправку во Всеобщую декларацию прав человека, призывающую отменить применение смертной казни в мирное время. Поправка была отклонена голосованием, основу коалиции против составило Соединеное королевство[1].
Дискуссии вокруг инициативы СССР со временем привели к разработке ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах в 1966 г. Cтороны этого Пакта обязуются применять смертную казнь только за самые тяжкие преступления и только по приговору суда. Пакт фиксирует возможность амнистии, помилования, замены смертного приговора, а также неприменение смертной казни в отношении детей и беременных женщин. Этот Пакт «гуманизирует» применение смертной казни, но не отменяет саму меру наказания. Сегодня сторонами этого договора являются 172 государства.
Отмена высшей меры наказания была поставлена на повестку международных организаций позже, в 1980-е гг. В этот раз инициативу продвигали уже западные государства: ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Норвегия, Португалия, Швеция. Цель – представить нормы своих правовых систем в качестве универсальных. Норма не применения смертной казни была выбрана из следующих соображений. Во-первых, эти государства уже отменили смертную казнь. Во-вторых, эта норма носит гуманный характер. В-третьих, идея «гуманизации» высшей меры уже была поддержана общим международным консенсусом. В-четвертых, это норма относилась к гражданским и политическим правам, что позволяло западным государствам со временем представить в качестве универсальных индивидуальные свободы — гражданские и политические права, в противовес групповым правам — экономическим, социальным культурным, активно поддерживаемым СССР. В конце концов, эти инициативы соответствовали передвижению капитала. Хотя взаимосвязь применения высшей меры наказания и распространения транснациональной организованной преступности требует отдельного исследования.
На региональном уровне западные государства «провели» Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в 1983 г. А на международном уровне в конце 1989 г. уже в условиях распада СССР был «проведен» Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах. Сегодня сторонами этого факультативного протокола, отменяющего смертную казнь, являются лишь 86 государств. При этом 139 государств отказались от ее применения.
Идея «гуманизации» смертной казни оказалась популярнее идеи ее полной отмены. Разумеется, культуры и традиции государств мира отличны. Но иная причина этому — политизация прав человека.

Политизация прав человека — это использование гуманных идей многостороннего сотрудничества в экономических и политичеких целях. Применение или отмена смертной казни всегда вызывают широкий общественный резонанс. Именно поэтому этот сюжет, к сожалению, часто становится инструментом политической и экономической борьбы.
Заявление руководителей ЕС и Совета Европы и «призыв к властям Беларуси» — частный пример политизации прав человека. Во-первых, каждое государство суверенно определяет меры уголовного наказания. Во-вторых, правовая система Беларуси была готова к отмене смертной казни еще задолго до заявлений ЕС и Совета Европы.
Еще в 2004 г. Конституционный суд РБ подчеркнул временный характер применения данной меры наказания, что зафиксировано в Конституции РБ и в последнем Уголовном кодексе РБ, а такде идет в русле с обязательствами РБ по международным договорам. В-третьих, деятельность белорусских законодателей и правоприменителей основана на идее «гуманности» вне зависимости от внешнего политического давления. Приговоры к высшей мере наказания суды выносят редко, все чаще — пожизненное лишение свободы в качестве альтернативы. В современном УК РБ смертной казнью карается 13 составов особо тяжких преступлений, в 1999 г. из составов были убраны бандитизм, хищение имущества в особо крупных размерах, подделку денег или ценных бумаг, получение взятки и др. [2] В Беларуси смертная казнь может быть заменена пожизненным заключением в порядке помилования и не может быть назначена детям до 18 лет, женщинам, а также мужчинам старше 65 лет.
Вопрос об отмене высшей меры наказания в Беларуси уже был вынесен в 1996 г. на референдум: около 80,44% участвующих высказались против, «явка» составила 84,14%.
Но общественное мнение меняется. Так, по мнению депутата Палаты представителей, члена Постоянной комиссии по национальной безопасности Петра Атрощенко, смертная казнь в Беларуси будет отменена. Беларусь постепенно движется в сторону введения моратория на исполнение смертных приговоров. Это может быть сделано через принятие нормативного акта о приостановлении ряда норм УК РБ. Однако для этого требуется стабильная обстановка и минимальный уровень политизации этого вопроса. Зачем же ЕС, Совет Европы и глобальные правозащитные группы продолжают политизировать права человека?
Политизация прав человека создает иллюзию исключительности ЕС и Совета Европы, а также социально связанных с ними глобальных правозащитных групп. Об этом свидетельствует анализ групп, продвигающих неприменение смертной казни в международных организациях в 1980-е гг. В европейском регионе этот сюжет был «раскручен» радикальными либеральными группами ФРГ, Италии и Швеции. Подготовительную пропаганду среди населения, в Совете Европы и в ООН вели праворадикальные партии. Среди них, например, Итальянская радикальная партия и Транснациональная радикальная партия. Их руководители являлись членами Итальянского парламента, работали в институтах ЕС: Марко Панелла (Marco Panella) был членом Европейского парламента с 1979 по 2009 гг., Эмма Бонино (Emma Bonino) была членом Европейского парламента и Коммиссаром в Европейской комиссии. Третий руководитель — Сергио Дэлиа (Sergio D’Elia) — вообще провел в тюрьме 12 лет за связи с террористической организацией «Первая линия» (Prima Linea).
Далее была задействована Парламентская ассамблея Совета Европы — именно там по инициативе Ганса Франка (Hans G?ran Franck), члена ПАСЕ и председателя шведской «Международной амнистии», 15 сентября 1994 г. проходит Резолюция ПАСЕ № 1044 с призывом отменить смертную казнь. Тогда в 1994 г. 11 стран-членов Совета Европы еще признавали смертную казнь в качестве меры наказания. На основании этой резолюции Комитет министров Совета Европы принял ряд решений. В 2002 г. был принят Протокол № 13 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод о полной отмене смертной казни (наряду с Протоколом № 6 в 1983 г.).
Совет Европы стал инструментом Евросоюза по «демократизации» постсоветских стран, реформированию правовых подходов, пенитециарных систем и многого другого.
Западные государства «оформили» курс на отказ в экстрадиции государствам, где применяется смертная казнь или «грубо нарушаются права человека», а «с Темзы, как известно, выдачи нет». Также для консолидации глобальных правозащитных групп созданы «Всемирная коалиция против смертной казни» и «Всемирный конгресс против смертной казни».
Политизация прав человека

Политизация прав человека свидетельствует об особых экономических целях ЕС. Это подтверждается законодательным актом ЕС, ограничивающим торговлю товарами, которые могут быть использованы в пытках или ином жестоком обращении. В 2016 г. данный акт был дополнен, торговля химпрепаратами, оружием ограничена, предложены контрольные меры в виде дополнительного разрешения на торговлю со странами, где существует вероятность «пыток» или применяется смертная казнь. Среди этих стран — страны-члены ЕАЭС. Исполнение и контроль этих мер осуществляет Служба по инструментам внешней политики Европейской комиссии — это же подразделение отвечает за «санкционную» политику ЕС.
Именно поэтому в рассматриваемом заявлении руководителей европейских институтов содержатся особые призывы. Во-первых, заявление призывает присоединиться к так называемому «Глобальному альянсу против товаров, использующихся для высшей меры наказания и пыток». Присоединение к этому «Альянсу» фактически означает согласие с мерами ЕС, ограничивающими торговлю с рядом стран. Участие в «Альянсе» предполагает, помимо отмены смертной казни, введение единой информационной платформы, приведение национального законодательства в соответствие со «стандартами» ЕС, а также торговлю товарами, одобренными Европейской комиссией. Во-вторых, заявление призывает воздержаться от сотрудничества с теми государствами, где смертная казнь может быть назначена за незаконный оборот наркотиков. В числе этих государств, например,…[/h][/h]
Читать дальше: Политизация «высшей меры». Зачем Евросоюзу отмена смертной казни в Беларуси?