Беларусь как оплот против России: провокация или новая политика Госдепа США?

На днях США объявили о возможности покинуть договор ДРСМД. Данное заявление беспрецедентно и может повлечь за собой непредсказуемые последствия новой гонки оружия массового поражения. На этом фоне помощник госсекретаря США Уэсс Митчелл (преемник печально известной Виктории Нуланд) объявил, что Беларусь, наряду с Грузией и Украиной, якобы является бастионом «против российского неоимпериализма». Что стоит за этим неожиданным заявлением, которое многие эксперты сочли провокацией?
«Сегодня национальный суверенитет и территориальная целостность таких прифронтовых государств как Украина, Грузия и даже Беларусь обеспечивают самый надежный бастион против российского неоимпериализма», — сказал помощник госсекретаря США.
В свою очередь, посол России в Минске Михаил Бабич в после назначения первом интервью для СМИ подтвердил гарантии безопасности для Беларуси, заверив, что нападение на Беларусь будет расцениваться Москвой как нападение на Россию.

Обстановка накаляется

С 2014 г. можно наблюдать резкое ухудшение обстановки в Восточной Европе. И здесь объединилось сразу несколько кейсов. Это и состояние украинской государственности, где управленческие способности руководящего звена, прямо говоря, не блещут. Это и милитаризация стран НАТО. Наращивание последним своего военного присутствия в зоне соприкосновения со странами ОДКБ демонстрирует недоброжелательность со стороны Североатлантического альянса и норовит нарушить баланс сил в регионе.
И это не только создание подразделений НАТО в Прибалтике на ротационной основе. Самым громким вызовом стало объявление со стороны Польши о создании 18-й механизированной дивизии в городе Седльце, что всего в 100 км от белорусского Бреста, а также желание восстановить полк в городе Сувалки, находящемся всего в 100 км от Гродно и на таком же расстоянии от границы с Калининградской областью. При этом многочисленные эксперты полагают, что создание подразделений Войска польского в такой близости от границы нарушает принципы военной стратегии и имеет демонстративный, показной характер.
Фактически уже сегодня перед Беларусью и Россией стоит вопрос выработки ответных мер для сохранения баланса сил в регионе. Возникает и другая задача – соразмерный ответ на создание базы США в Польше, больше известной как «Форт Трамп».
С одной стороны, по словам военных аналитиков, ее можно взять под прицел белорусскими полонезами. С другой, не исключается возможность создания совместной белорусско-российской военной базы.
Все это свидетельствует о глубоком кризисе безопасности в Восточной Европе, которая может стать жертвой геополитических амбиций своего заокеанского партнера.
Кроме того, Вашингтон рассматривает Восточную Европу как один из инструментов, чтобы помешать транзиту энергоносителей из Евразии в Западную Европу.
Для США Восточная Европа – это очень далекий регион. Любая дестабилизация в этой географической точке не угрожает Вашингтону в том размере, в котором угрожает странам региона. Поэтому дестабилизация Восточной Европы будет бить прежде всего по России, ЕС и Турции, т.е. по тем странам, с которыми у США имеются либо геополитический конфликт, либо многочисленные противоречия. Польша и Прибалтика как сателлиты Вашингтона будут здесь выступать, скорее, как подконтрольный инструмент в этом противостоянии, а не как самостоятельные субъекты.

Фактор Украины

На фоне усиления присутствия стран НАТО в регионе не следует забывать и об особой дестабилизирующей роли Украины. После второго майдана Украина стала источником правого экстремизма. Согласно данным правозащитной организации Freedom House, только за период 2017-2018 гг. от действий правых экстремистов в Украине пострадало более 400 человек.
После событий майдана и захватов местных отделений милиции на руках у граждан оказалось неисчислимое количество незарегистрированного оружия. Все это приводит к тому, что Украина становится источником нелегальной торговли оружием для соседних стран.
На этом фоне призыв со стороны Вашингтона предоставить томос об автокефалии раскольникам в Украине можно рассматривать как давление, в том числе и на Константинопольский патриархат. Последствия этого могут быть плачевными.
Особенности украинского законодательства передают все право по смене юрисдикции самим церковным общинам. При этом членство в религиозных общинах не фиксированное, что дает все возможности манипулировать как кворумом на собраниях общин, так и итогами голосования.
Поэтому можно будет ожидать, что те захваты храмов, имевшие место на Ивано-Франковщине, Тернопольщине и Волыни, являются генеральной репетицией по дележу храмов в будущем. В дележе храмов традиционно присутствуют вооруженные группировки праворадикальной направленности.
С другой стороны, уже прихожане УПЦ МП заявляют о готовности защитить храмы и организовать сопротивление. При этом в самой УПЦ МП готовы поменять юрисдикцию на Константинопольскую около 28% прихожан, что также усугубляет настроения и обостряет вопрос борьбы за церковное имущество.
Все это происходит на фоне избирательной кампании президента и парламента Украины, что только будет усиливать противостояние в регионе. Кроме того, долговые обязательства Украины в 2019 г. будут составлять треть всего ВВП страны.
Общая дезинтеграция украинского общества, его разочарованность, апатия и ненависть к институтам государственной власти являются негативным фактором, потенциальным детонатором политического взрыва.
При этом действующая власть, имеющая низкие рейтинги поддержки, но желающая сохранить свои посты, будет пытаться использовать церковное противостояние в своих целях. Это может принять форму попыток мобилизовать общество против образа «москалей», которым будут наделять УПЦ МП. В случае же жесткого сценария противостояния, действующая власть может воспользоваться правом введения чрезвычайного положения и переноса выборов на неопределенный срок, что, в свою очередь, повлечет череду протестов со стороны сторонников других кандидатов.
Таким образом, атмосфера в украинском обществе свидетельствует об общем ухудшении политического климата и усилении тенденций противостояния, в том числе и с вооруженными элементами.

А что Беларусь?

Посол России в Минске Михаил Бабич подтвердил намерение Москвы выполнять свои обязательства в отношении Беларуси. Это заявление само по себе является важным в связи с провокационным заявлением Уэсса Митчелла в отношении роли Беларуси в регионе.
Можно быть полностью уверенным, что Митчелл не мог не знать о роли и месте Беларуси в союзнических отношениях с Россией, о Союзном Государстве, ОДКБ и ЕАЭС. Его заявление является попыткой посеять недоверие между Москвой и Минском, и эта попытка далеко не первая.
Михаил Бабич же фактически дезавуировал эту попытку и продемонстрировал готовность Москвы работать над модернизацией общей системы безопасности. Ведь сейчас перед Беларусью стоят конкретные вопросы усиления южной границы и ответных мер на действия Польши в регионе.

Петр Петровский, политолог, сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт», директор консервативного центра NOMOS (Минск)
eurasia.expert

ТЕЛЕСКОП
Читать дальше: Беларусь как оплот против России: провокация или новая политика Госдепа США?