Артем Агафонов: Почему Крым — не Судеты?

Артем Агафонов: Почему Крым — не Судеты?
https://politring.com/uploads/posts/2018-10/1540266725_1533971965_123.jpg
Неполиткорректные мысли к 80-летию Мюнхенского сговора

11 октября мне довелось поучаствовать в научно-практической конференции «Мюнхенское соглашение 1938 года как предтеча Второй мировой войны», которая проходила в Минске в Доме Москвы. Несмотря на 80 лет, прошедшие после этого сомнительного успеха европейской дипломатии, на конференции нашлось место не только сухой исторической науке. Во многих выступлениях докладчики переходили на современные геополитические реалии, часто не скрывая эмоций. Как политику, которого заботит, в первую очередь современность, мне были интересны именно актуальные отражения Судетского кризиса и Мюнхенского сговора.

Исторические параллели – штука обоюдоострая. Их можно использовать для того, чтобы извлечь урок и не повторять ошибок предков. Но бывает, что исторические параллели используют для пропаганды, чтобы очернить оппонента, поставить в один ряд с признанными злодеями мировой истории. Для неподготовленной аудитории такие пропагандистские приемы бывают очень убедительны, однако их слабость – в натянутости, надуманности, а порой и просто лживости аналогий.

Отличный пример подобной пропаганды, основанной на ложных исторических параллелях – медиавирус «Крым – это Судеты сегодня», вброшенный в общественное сознание белорусов и не только для того, чтобы навязать страх перед Россией. При этом, по крайней мере, в белорусской версии этот тезис используется для того, чтобы подготовить к восприятию еще одного: «Мы можем стать следующей жертвой агрессии»

Попробуем разобраться, что не так с этим тезисом.

Во-первых, Чехословакия 1938 года была успешным состоявшимся и процветающим государством, в котором была законная, признанная и ее народом и мировым сообществом власть, избранная демократическим путем. В Украине 2014 года ничего этого не было в помине – законная власть была сметена во время антиконституционного переворота, легитимный президент был вынужден бежать в Россию. Не секрет, что настроения крымчан были диаметрально противоположны идеологии националистов, которые пришли к власти в результате переворота. И сейчас уже очевидно, что ни на какие компромиссы новые власти идти были не намерены, поэтому Крым также ждала гражданская война, не менее ожесточенная, чем та, которая идет на Донбасе. В этой ситуации отделение от обезумевшей метрополии было для жителей полуострова шагом к самосохранению.

Во-вторых, в 1938 году главной дестабилизирующей силой в Чехословакии была гитлеровская Германия, которая вела среди судетских немцев агрессивную пропаганду, создавала марионеточные партии, несколько лет сознательно и целенаправленно готовила почву для захвата. Для России же переворот в Киеве в 2014 году стал неожиданностью. И действовала она, во многом, спонтанно. Если говорить о тех внешнеполитических силах, которые, действительно, ответственны за украинский кризис – это, в первую очередь, те, кто долгие годы финансировал националистов, а, затем, сдерживал президента Януковича, не позволяя ему своевременно подавить мятеж. И это – точно не Россия.

В-третьих, Германский рейх того времени придерживался политики ирредентизма, стремясь любыми средствами объединить в одно государство все территории, населенные немцами. «Один народ. Один Рейх. Один фюрер» — таков был лозунг. В современной России ничего подобного нет. Государство на уровне конституции провозглашено многонациональным, даже не являясь таковым по критериям ООН, а лозунги наподобие «Россия для русских» официально признаны экстремистскими. Даже в том же самом Крыму, после его воссоединения с Россией граждане украинской национальности не подвергаются никакой дискриминации, а, наряду с русским, официальными языками являются украинский и крымскотатарский. Подобный языковой либерализм особенно контрастно выглядит на фоне дискриминационных украинских законов. Да и в остальном идеология современной Украины гораздо ближе к идеологии раннего нацизма, чем российская.

И, четвертое, самое показательное и неудобное для тех, кто пытается проводить параллели между Крымом и Судетами. Гитлер в 1938 году вовсе не был мировым изгоем. Многие европейские страны имели с Рейхом договора о ненападении, заключенные еще до широко разрекламированного «Пакта Молотова-Риббентропа», с ним активно торговали, кредитовали, позволяли наращивать экономическую и военную мощь. А Польша и Венгрия – и вовсе не побрезговали увеличить свои территории за счет несчастной Чехословакии.

В общем, не складывается картинка. Даже, если нас пытаются убедить в сходстве двух исторических событий – имеет смысл проанализировать и сопоставить их самим. А уж потом – задуматься, кому и зачем выгодно загружать в сознание белорусов подобную матрицу. А, отказавшись от этой пропагандистской матрицы, переосмыслить свой взгляд на события 2014 года, дать по-настоящему независимую моральную оценку перевороту, выбору крымчан и решению россиян. И сделать шаг к признанию Беларусью нынешнего статуса Крыма.
Читать дальше: Артем Агафонов: Почему Крым — не Судеты?