А. Леонидов: \»ВЫЙТИ ИЗ НЕНАВИСТИ!\»

А. Леонидов: "ВЫЙТИ ИЗ НЕНАВИСТИ!"

Люди сытые, обеспеченные – тоже, конечно, сталкиваются с воцарившемся в
пост-советском мире ТОТАЛЬНЫМ БЕСПРАВИЕМ и вопиющим беззаконием. Но реже
«низов». И потому меньше о нём думают. Одержимые детскими страшилками
про «очереди» и «талоны» — как будто ничего в мире страшнее нет – люди
сытые и обеспеченные всячески гонят от себя простую и бесспорную, в
сущности, мысль: ЖИЗНЬ ПРИ АБСОЛЮТНОМ ПРОИЗВОЛЕ – АБСОЛЮТНО НЕВЫНОСИМА. И
снова, как и много лет подряд – эти «хорошо снабжаемые» наши сограждане
чураются НЕОБХОДИМОСТИ уйти от ненависти и прийти к Праву, к правовому
устройству. А ведь – если присмотреться – совсем нетрудно логику
увидеть, что Право и рыночные отношения – противоположны и несовместимы.

Право
– устойчивая незыблимость, перерастающая в традицию и религиозную догму
(из которой, кстати, оно и вышло, т.е. тут мы имеем дело с циклом).
Деньги – напротив, неустойчивая текучесть, которая всё время переходит
из рук в руки. Если, например, у меня есть Право – то оно всегда со
мной, и в этом его философия. Идут годы, из младенца я становлюсь
стариком – а Право неотменно следует за мной на всех перепутьях моей
судьбы.

А. Леонидов: "ВЫЙТИ ИЗ НЕНАВИСТИ!"

Люди сытые, обеспеченные – тоже, конечно, сталкиваются с воцарившемся в пост-советском мире ТОТАЛЬНЫМ БЕСПРАВИЕМ и вопиющим беззаконием. Но реже «низов». И потому меньше о нём думают. Одержимые детскими страшилками про «очереди» и «талоны» — как будто ничего в мире страшнее нет – люди сытые и обеспеченные всячески гонят от себя простую и бесспорную, в сущности, мысль: ЖИЗНЬ ПРИ АБСОЛЮТНОМ ПРОИЗВОЛЕ – АБСОЛЮТНО НЕВЫНОСИМА. И снова, как и много лет подряд – эти «хорошо снабжаемые» наши сограждане чураются НЕОБХОДИМОСТИ уйти от ненависти и прийти к Праву, к правовому устройству. А ведь – если присмотреться – совсем нетрудно логику увидеть, что Право и рыночные отношения – противоположны и несовместимы.

Право – устойчивая незыблимость, перерастающая в традицию и религиозную догму (из которой, кстати, оно и вышло, т.е. тут мы имеем дело с циклом). Деньги – напротив, неустойчивая текучесть, которая всё время переходит из рук в руки. Если, например, у меня есть Право – то оно всегда со мной, и в этом его философия. Идут годы, из младенца я становлюсь стариком – а Право неотменно следует за мной на всех перепутьях моей судьбы.
Деньги – совершенно иное, до противоположности иное. Деньги сегодня есть, а завтра их нет. Когда они есть – они дают право на пользование столовой или обувью, гостиницей или такси. Когда их нет – прикреплённое к ним право испаряется в неизвестном направлении. И вроде бы – я не стал другим, и никаким судом не осуждён – но я наказан.
Наказан за то, что не могу предъявить «временный пропуск», выдаваемый какой-то непонятной, нелигитимной, никем не избранной, не уполномоченной и не конституционной «комендатурой». Тем не менее – патрули этой загадочной «комендатуры» — стоят буквально на каждом углу. Каждому патрулю я обязан отдать это «временный пропуск» — иначе вход мне закрыт не только в такси, но и в трамвай!
Вот теперь, когда эту очевидную повседневность вы осмыслили – скажите мне, где тут место для Права в его исконном, юридическом смысле?
Как совместить – хотя бы на самом базовом уровне, на уровне банальнейшего права на жизнь и запрещение пыток – с гримасами и кривляниями анонимной комендатуры, выдающей пропуски на любой проход? Вам нужно хлеба – а вас не пускает патруль финансовой власти. У власти легальной, конституционной, выборной – к вам при этом нет никаких претензий. Вы не признаны ни преступником, ни лицом, пораженным в правах. Нет претензий, что вы чего-то нарушили или не так поступили, как нужно. И… ничего остального тоже нет. Гримасничающая финансовая власть легко выбрасывает вас из жизни, выносит порой и смертные приговоры – украв у конституционной власти монополию на насилие и убийство…
И начинается та, хорошо знакомая нам сегодняшняя свистопляска, когда произвол полностью вытесняет Право. Потому что Право не может быть – слышите, по определению не может быть! – текучим! Оно требует повиновения, а не самодурства. И оно не может – не умерев – выносить противоположные решения в абсолютно одинаковых обстоятельствах.
Я говорю – УЙТИ ОТ НЕНАВИСТИ. Вы согласны со мной? Кажется ли вам эта цель – нелепой? Но как и куда мы можем уйти от ненависти в обстановке тотального произвола? Ведь если нет хоть какого-нибудь Права, то нет и выхода из всеобщей взаимной ненависти.
Почему консорциум заокеанских банкиров, нанимающий президента США (всё чаще из профессиональных актёров) – берётся решать судьбы Косова и Крыма? Какие у него полномочия на то? Какая конституция назначила его судьёй?
И если он всё же судья – то по какому закону он судит? Ведь и уполномоченный судить – обязан ведь опираться на какой-то закон, или я не прав?
Ведь судья – это юридическое понятие, а не магическое явление в лице обкуренной наркотиками пифии некоего оракула, который то ли по кофейной гуще, то ли по брошенным костям всякий раз оглашает ничем не мотивированный вердикт.
Я не прав? Скажите мне, в чем и где я не прав? Вы хотите жить в мире, в котором судить вас будут «заторчавшие» пифии, не желающие, да и неспособные объяснить логику своих решений?
Мы хотим выйти из ненависти. Но как мы из неё выйдем, если мир будет болтать бесконечно о «сепаратистах» Донбасса, и ни словом не станет упоминать украинских сепаратистов, с которых вся эта катастрофа и началась?
Ну ведь нельзя же совместить даже элементарное правосознание, правовое мышление – и произвол людей, которые считают всех, им лично симпатичных – героями, а всех, кто им не нравится – преступниками! Если хотите без ненависти и крика, найдя общий язык, поговорить о сепаратизме – давайте поговорим.
Давайте вспомним, что Украина сепаратно отделилась от России, и с этим фактом (пока ещё) никто не спорит. Хотите говорить о расчленении государств? Давайте поговорим! Без ненависти, без эмоций, с опорой на логику и правоведение. Кого расчленили раньше – Россию или Украину? Мы ведь ни на шаг не сможем сдвинуться из трясины ненависти к правовому обществу, если не ответим на этот вопрос.
Россия была расчленена силой, оказавшейся более сильной на тот момент. Факт? Факт. Если это хорошо – почему тогда вы осуждаете расчленение Украины? Если это плохо – так давайте вынесем моральную и юридическую оценку событий 1917 и 1991 годов!
Ведь занятая нашими оппонентами позиция – абсолютный тупик права и законности. Они – вопреки тысячелетним устоям цивилизованного общения людей – открыто желают другим того, чего себе самим не желают. Это даже не двойная мораль – это просто отсутствие всякой морали и тотальный произвол, когда не решение суда становится силой, а наоборот, действия насильника задним числом подгоняются под решения проституированных «судов»…
Ну, если вы хотите жить в таком мире, если он вам кажется гарантией от очередей и талонов на продукты (действительно, какие же тут очереди? Слабого отшвырнут, а сильный всех раскидает и без очереди подойдёт к «прилавку» с благами) — так давайте говорить об этом открыто. Так и скажем, так и запишем – что вы не хотите Права, Законности, что вы считаете их устаревшими, что денежные мешки – умны, и не нужно ограничивать их произвол какими-то там правовыми рамками, они знают, что делают, без судей и прокуроров…
На этом мы получим большую экономию. Мы сократим кучу дармоедов – судей, прокурорских работников, всяких надзорных чиновников, которые в рыночных условиях всё равно назначаются денежными мешками, и служат только им. Зачем кормить тучу дармоедов в мантиях – если в этом мире всё решается подписью Ротшильдов и Рокфеллеров?
Однако само ваше цепляние, господа оппоненты, за внешнюю форму законности, за имитирующие правосудие (а не произвол) органы – доказывает, что вы элементарно боитесь отдать формальную власть тем, кто владеет реальной властью в рыночных условиях. И боитесь вы неспроста! Как бы глубоко в рынок вы не провалились, как бы ни увязли в полученной «без очереди» роскоши – вы всё равно в глубине души страшитесь тотального произвола, в котором решение принимает неизвестно кто, неизвестно на каком основании и неизвестно для чего.
В последние годы мы наблюдали «прямые поставки демократии» из США и Европы в изобилии. Мы видели их не только отражающихся в лужах крови на Донбассе или Крещатике. Мы видели их в разорённых и разграбленных музеях древнейших сокровищ Междуречья. Мы видели их в маршах гитлеровцев в Хорватии и Прибалтике. Мы видели их в Ливии, которой даже Барак Обама теперь стал вдруг «стыдиться»…
Эта «демократия» угрожает расползаться на весь мир, прийти в каждый город, в каждый дом. Она и отражает наиболее адекватно ВСЕМИРНУЮ ВЛАСТЬ ДЕНЕГ. Для того, у кого не поставлено предела обогащению – нет и предела в юридическом смысле.
Понимаете ли вы, что для ТНК США и Европы победа в войне – это бесконечное затягивание войны? Потому что война – это сумма всех мер по максимализации прибыли, как ресурсной (взять сырьё как можно дешевле, лучше всего бесплатно), так и кредитной (дать в долг под процент повыше, лучше всего бесконечно высокий).
Поэтому рыночная экономика несовместима ни с Правом, ни с миролюбием, ни с выходом из ненависти.
Она, конечно, всё это пытается имитировать, но год от года – симулирет всё хуже и грубее. Её шемякины «суды», её «мирные инициативы», её призывы к братской любви – слишком густо и очевидно замешаны на ненависти конкурентной борьбы всех со всеми.
Всё ещё боитесь «возвращения в Совок»? Я не настаиваю. Я лишь обозначил вам формат выбора. Нравится тотальный произвол – выбирайте его и не стойте в очередях, хапайте, сколько урвёте, без распределения по талонам…
Но только имейте в виду, что берущего нахрапом – тоже могут взять нахрапом. Тут уж не жалуйтесь, формат выбора я вам раскрыл…
А. Леонидов-Филиппов.
inspect.by

Добавить комментарий