Падальщики вокруг падали

Падальщики вокруг падали

Ключевая идея в голове «человека капитализма» (опасной мутации вида «человека разумного») заключается в пяти словах: «чужие деньги должны стать моими». С этим многие хотели бы поспорить — да невозможно. Если это не так — зачем тогда все эти процессы слияния и поглощения фирмы фирмой, корпорации — корпорацией? Зачем множество малых магазинчиков многих мелких хозяйчиков сливают в гигантские торговые сети с единым хозяином? Зачем вообще конкуренция на рынке? Ну, делал бы один работу на одной территории, а другой — на другой, так ведь нет: конкурент лезет захапать весь ваш сбыт. А вы, поневоле — его сбыт захапать стараетесь. А почему? А потому что в голове одна, но пламенная страсть: «чужие деньги должны стать моими!»
Я- един. Как говорил Лейбниц — «монада». Поэтому где находится мой кошелёк и моя кубышка — знаю однозначно. А вот «чужие» — понятие расплывчатое. Кто именно «чужие»? Да все, кто не я! Чьи чужие деньги прибрать к рукам первым делом? Да неважно, кто ближе окажется и кто ротозей! Какая разница грабителю — кого он ограбил в подворотне ночью? Зачем ему паспорт или национальность ограбленного?Кто-то шёл, кистенём по темечку — и по карманам шарить… Допустим, ждали одного, а нечаянно подвернулся другой прохожий. Что, извинятся перед ним?! Понятно, что раз уж уложили на асфальт — надо карманы проверить. Или продавец в магазине впаривает гнильё: одному не впарил, другой обзарился, и хорошо… Какая разница, кого «развёл» — главное найти хоть кого-нибудь, кто дастся на «разводку»!Фашистская Украина собиралась вместе с другими неофашистскими режимами Восточной Европы поучаствовать в пожирании России. Пёс шелудивый прибился к волчьей стае, думая вместе задрать и обглодать лося.Но лось оказался крепче, чем думали волки (хоть он явно болен и хромает заметно). С лосём вопрос откладывается на неопределённое время — а кушать хочется всегда. И тогда волки стали пристально смотреть на приблудного украинского пса-иуду…Уже приходилось писать, что коммунисты разных народов вполне могут ужиться друг с другом: ведь они настроены строить общее счастье. Но нацисты разных народов ужиться могут только на почве агрессии против «третьего лица». Для нацистов их нация «понад усё», остальные — источники добычи и рабов. И если для бандеровцев «нация господ» — их полоумные свидомиты, то для венгерского нациста нация господ — венгры, для польского — поляки, для румынского — румыны. Нетрудно понять, что нацизмы разных народов схлестнутся, выясняя, кто же всё-таки господствующая нация, а выиграет сильнейший. За кулисами национальной истерии — «хомо капитализмус», существо, вся цель жизни которого сделать чужие деньги своими. Венгерские наци хотят хапнуть украинских ресурсов.
Читать дальше: Падальщики вокруг падали