Как выдать шило за мыло

О «недобросовестной конкуренции» в образовании

 


Сайт eschool.by продолжает радовать нас отборной аналитикой на тему образования. Мы все ждали, когда же образовательные эксперты полезут в политику — и наконец, свершилось. В публикации от 21 сентября Минобр обвинили в том, что чиновники загоняют детей на дни открытых дверей в столичные вузы, чтобы те не попали на минскую выставку российских университетов. Все это громко названо «образовательными войнами» и «недобросовестной конкуренцией», проведена аналогия с молочной отраслью.
 


 

 
Помимо молока, советуем связать проведение открытых дверей с налоговым маневром, перевалкой нефти через российские порты, кредитами Росатома и прочими важными вещами. Поскольку дни открытых дверей в вузах до этого проводились ежегодно, на каждый год можно что-нибудь да найти.
 
Конечно, конкурировать с МГУ и МГИМО путем проведения дня открытых дверей в БГАТУ для школьников — это та еще конспирология. При том что все условия для поступления в РФ, наоборот, созданы.
 


В российские вузы белорусы могут поступать на общих основаниях с россиянами — благодаря Союзному государству, что является значительным совместным достижением.
 


Игорь Карпенко неоднократно встречался с министром образования России Ольгой Васильевой, в том числе на совместной коллегии российского и белорусского министерств, ведется большая работа по совершенствованию и гармонизации учебных процессов, образовательных стандартов.
 
Но опять же, оппозиционные источники негодуют, потому что если вы в рамках Болонской системы поступаете в Польшу — это хорошо, а если учитесь в образовательном пространстве Союзного государства — плохо.
 
Если вернуться к дням открытых дверей, очевидно, что одна из самых актуальных проблем — мотивировать школьника к поступлению на конкретную специальность. Именно для этого и проводятся вузовские мероприятия, причем не только для выпускных классов.
 
В то же время мир полностью открыт. И человек, который хочет поступить в иностранный вуз — уедет, тем более, что такие решения, как правило, принимаются совместно с родителями или даже по их инициативе, так как в большинстве случае речь идет о платном образовании.
 

Для контраста мы приведем реальные примеры «недобросовестной конкуренции»:
 
? Программа Калиновского предлагала абитуриенту любой польский вуз на выбор без экзаменов, с возможностью подготовительного изучения польского и со стипендией польского правительства. Единственным условием была справка об отчислении из белорусского университета, например, за заваленную сессию или прогулы. Сама же программа выполняла две параллельные задачи: готовить пропольскую элиту, а также прикрывать оппозиционных активистов на случай отчисления
 
? Агрессивная критика болонской дорожной карты, выполняемой Беларусью. В текущем году нашей делегации в Париж е европейцы не высказали ни одного упрека, зато по приезду в Беларусь оппозиционные сайты потекли, как из ведра.
 
? Море рекламных материалов о ЕГУ в СМИ, которые строятся на критике белорусского высшего образования. Пишутся они в формате заказной аналитики, как правило, бывшими же ЕГУшниками или аффилированными с ЕГУ аналитическими «сообществами». Контент разнородный, но выводы однообразные. Как правило, вал критики совпадает со сроками приемной кампании. Но зато нынешний ректор ЕГУ — бывший болгарский министр образования, уволенный после раскрытия коррупционной схемы. Уж он-то знает толк в «недобросовестной» конкуренции.
 
? Реклама собственных репетиторских услуг и даже частных школ через критику национальной системы образования в СМИ — ноу-хау местных репетиторов и одновременно борьба за элитный сегмент рынка, состоятельных родителей. Убедить отдавать за ребенка от 400 у.е. в месяц в частной школе — не такая-то простая задача, нужно попотеть.
 

 
Также со своей стороны мы делаем вывод, что огромная составляющая в современном образовании — это пиар.
 
Например, известным международным брендом стала финская система образования, которую теперь рекламируют как нечто универсальное. И хотя результат эта система покажет минимум лет через 20, многие и многие «тренера» уже успешно зарабатывают на тематических семинарах и даже консультируют госорганы.
 


Но каждая национальная система образования уникальна и подходит только конкретной стране, никакого универсального рецепта по заимствованию быть не может.
 


Хотя есть и обратные примеры, которые наши эксперты в упор не видят. Так, помимо распиаренной финской, значительно меньше пишут о германской системе образования, где, к примеру, существуют реальные школы, которые ориентированы на рабочие профессии, и гимназии, где можно продолжать обучение в старших классах. Понятно, что к ФРГ претензий нет.

А вот когда в Беларуси пристальное внимание уделяют профессионально-техническому образованию и ссузам, а также профессиональной ориентации школьников, критиков это не устраивает, ведь «всех отправляют в ПТУ и агроклассы», а «гимназии закрыли». (Кстати, куда исчезли все публикации? Обещали чуть ли не массовые протесты на 1 сентября по поводу гимназий — и кто в итоге оказался прав?)
 

Вы должны понимать, что образовательные темы, которые всплывают в прессе — это только верхушка айсберга. При этом навязывание извне некой системы образования — зачастую элемент экономической политики.
 

 
Например, за счет болонской системы происходит косвенное регулирование экономики, когда молодые, трудоспособные, активные люди фактически «выбрасываются» из системы трудовых отношений до 30—35 лет. Найти им рабочие места невозможно, особенно по гуманитарной специальности, и потому в ЕС существует целый класс «вечных студентов», которые получают одно образование за другим, заканчивают магистратуры и аспирантуры, получают европейские стипендии, но при этом так и не начинают работать.
 
Вместо решения структурных проблем в таких странах, как Испания, Португалия, Болгария, Румыния, Греция, Литва, Латвия, «лишнюю» молодежь просто изымают, чтобы облегчить давление на рынок труда и политическую обстановку. Надо ли говорить, что мало кто из молодых людей возвращается на родину — тем более что на низкоквалифицированные работы там стоит очередь из мигрантов — например, украинцев или африканцев.
 
Однако когда в развитых экономиках возникают потребности в инженерах, медиках, биологах, которые не получается оперативно закрыть за счет местных специалистов, тогда западные работодатели обращают взгляд на восток, и никакая болонская система или ее отсутствие их не смущает.
 

Например, известный факт, что белорусские программисты пользуются спросом за счет соотношения качества и цены. В то же время менее известный факт: на Западе существует огромное количество посреднических структур, которые целенаправленно ищут белорусскую или российскую рабочую силу на проекты, которые якобы выполняют сами. Само собой, маржу они присваивают себе. Так на кого мы должны работать? На себя или на посредников, за европейские копейки?
 

 
При этом можно легко подсчитать, сколько стоит подготовка квалифицированного специалиста за счет белорусского бюджета (плюс добавьте к этому себестоимость бесплатного обучения в школе за все годы).
 


Отправить такого специалиста на Запад обслуживать чужую экономику — царский подарок.
 


И на примере Украины мы наглядно видим, как вся мало-мальски востребованная рабочая силы вымывается подчистую. При этом что будет с национальной системой образования дальше — западного работодателя не волнует.
 
Поэтому проблемы национального образования можем и должны решать только мы сами. Иначе нас задавят той самой «недобросовестной конкуренцией» на межгосударственном уровне, с помощью грантов, фондов, коррупционного влияния и дипломатических поцелуев. Это сложные и многомерные процессы, и о них практически не пишут, потому что наши эксперты-репетиторы ничего не видят дальше собственного кармана.

Читать дальше: Как выдать шило за мыло