Между ксенофобией и толерантностью. Как балансируют миграционные политики стран ЕС и СНГ

Нескончаемый поток мигрантов стал ахиллесовой пятой Европейского союза. Ежегодно выделяются миллиарды евро на содержание и адаптацию беженцев, но решение проблемы так и не найдено. Недавний внеочередной саммит стран — членов ЕС в июне только подтвердил раскол во мнениях относительно данной темы.
Однако миграционные вопросы затронули не только ЕС. Миграционный вопрос сотрясает и американскую политику, где Дональд Трамп инициировал новый виток борьбы с нелегальной миграцией из соседней Мексики.
Ничуть не лучше ситуация и на постсоветском пространстве — события на Украине последних четырёх лет вынудили огромное количество людей покинуть страну. Значительная часть из них «осела» в соседних государствах — России и Беларуси.
Так каково же отношение коренного населения к мигрантам? Как и почему происходит трансформация миграционных политик, согласно которым выбранные линии поведения РФ и ЕС приобретают общие черты, — вопросы, требующие многофакторного анализа и мониторинга.
Справка: миграционные процессы на Украине
По данным ООН, более двух миллионов проживающих на востоке Украины были вынуждены бежать от боевых действий. Часть покинула страну из-за политических репрессий и угроз со стороны радикально настроенных групп общества. Трудовая миграция является третьей причиной выезда за рубеж.

В июне 2017 года социологическая компания «Research & Branding Group» провела исследование миграционных настроений украинцев. Как видно из приведённой диаграммы, основной причиной эмиграции является поиск интересной и прибыльной работы. Для востока Украины первое место занимают военные действия (33 %). Больше всего склонно покинуть страну наиболее трудоспособное население — молодёжь и «тридцатилетние».
Согласно исследованию GfK  по заказу Представительства международной организации по миграции в Украине, наиболее желаемые направления украинских гастарбайтеров 2017 года — Польша, Германия, Италия, США, Канада, Чехия, Российская Федерация. При этом стоит учитывать, что опрос не проводился на территориях Донбасса, неподконтрольных Украине, откуда значительная часть жителей эмигрировала именно в РФ.

Восприятие мигрантов в России и Беларуси

Стоит отметить, что легализация схожих по этническому происхождению и ментально близких украинцев в России и Беларуси значительно затруднена. По данным министерства внутренних дел РФ, всего за 2014–2018 годы на учёт в качестве участника государственной программы или члена его семьи поставлено 250,3 тыс. соотечественников с Украины, что составило 34,4 % всех переселенцев в рамках программы за указанные годы. Для сравнения: только на территории Донецкой и Луганской областей до войны суммарно проживало около 7 млн человек, более 2 млн из которых покинули регион. Мигранты с Украины не нуждаются в интеграционных курсах, хорошо владеют русским языком, образованны и имеют единый культурно-цивилизационный код в рамках славянского этноса. Несмотря на это, правительство РФ с 2013 года непрерывно снижает лимит квот на иностранных работников (с 410 тысяч в 2013 году до 108 тысяч в 2018-м). Данные меры приняты в условиях отрицательного естественного прироста населения, темпы которого начали замедляться с 2014 года.
Справка: украинские трудовые мигранты.
По данным уже упомянутого исследования GfK, 10 % населения Украины в апреле — июне 2017 года планировали найти работу за границей. Наибольший процент составляло население Тернопольской, Закарпатской и Ровенской областей, где приблизительно каждый пятый житель уже нашёл работу в другой стране или является потенциальным гастарбайтером.

[/i]
 
Масштабы трудовой миграции и количество потенциальных трудовых мигрантов по областям Украины, согласно данным Международной организации по вопросам миграции. Если до начала гражданской войны в авангарде трудовой миграции была Западная Украина, то теперь её догоняет восток страны.
При этом основными направлениями трудовых мигрантов из Украины в 2016 году являлись Россия, Польша, Чехия, Италия и Беларусь. По количеству украинцев, пребывающих в стране длительный срок, Польша опередила РФ практически на 14 тысяч. Польша стала главным выгодополучателем от гражданской войны на Украине и сумела за счёт грамотной трудовой и демографической политики восполнить часть недостающей рабочей силы, покинувшей страну с момента её вступления в ЕС.


 
Источник: Международная организация по вопросам миграции
Несмотря на ухудшение политической риторики и дипломатических отношений между Украиной и Россией, в течение 2014–2016 годов в РФ ежегодно въезжало около 4 млн украинцев.


 
При этом стоит отметить, что Россия перестала быть приоритетным направлением для украинских трудовых мигрантов. Доля валюты, поступающей из РФ, постоянно снижается: с 60 % в 2015 году до 20 % в 2018 году. Виной тому стали крайне сложное и недружелюбное миграционное законодательство России и экономический спад в стране.
По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, миграционный прирост (разница между въехавшими и выехавшими) населения с Украины в РФ в 2017 году остался положительным и составил около 48 тысяч человек. Это наивысший показатель среди всех стран СНГ.


 
Более детальная информация относительно миграционных процессов жителей государств СНГ и России приведена в таблице.
Однако по итогам 2018 года миграционный прирост, вероятно, станет отрицательным: за первые четыре месяца текущего года миграционный прирост составил 57,1 тыс. человек, что меньше, чем за аналогичный период прошлого года (64,9 тыс.) и 2016 года (71,2 тыс.).
Помимо уменьшения официальных возможностей для легализации пребывания на территории РФ, стоит отметить чрезмерную бюрократизацию миграционных процедур.
Совокупно такие условия для ментально близких жителей востока Украины вызывают раздражение и приводят даже к случаям смерти в бесконечных очередях у органов власти. Отдельно стоит отметить, что подобные мигранты активно ищут работу, а не рассчитывают на получение пособия за счёт налогоплательщиков страны-реципиента, то есть их пребывание не несёт дополнительной нагрузки на бюджеты принимающих государств.
Наоборот, можно говорить о постоянном росте вклада в экономику РФ со стороны трудовых иммигрантов через систему платных патентов, которых, по данным МВД РФ, в 2017 году выдали 1,6 млн.

В Подмосковье стоимость трудового патента растёт из года в год: в 2014 году (разгар кризиса на Украине) Мособлдума подняла стоимость трудового патента вдвое: с 2 до 4 тысяч рублей. В 2017 году патент подорожал ещё на 300 рублей. В 2015 году Москва на продаже патентов мигрантам заработала 8,1 млрд рублей, а в 2016-м — порядка 15 млрд рублей.
Главная причина текущего отношения к мигрантам — желание государства получить финансовую выгоду. Отмена патентной системы требует компенсации выбывающих доходов из бюджетов регионов России, а заместить их в условиях кризиса нечем. То есть основной задачей является заработок на мигрантах, что снижает привлекательность России для гастарбайтеров (особенно с Украины), а следовательно, становится тормозом и для демографического роста.
Ещё одна причина — принятие в 1990-е годы большого количества «возвратных» мигрантов (россиян, ранее выехавших из России, и их потомков) и жителей распавшегося СССР. По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, за период с 1991 по 2016 год прирост иммигрантов из других стран составил 6,5 млн человек. Пик пришёлся на 1994 год (сальдо 845 тыс. человек). С 1997 по 2016 год число прибывших в РФ жителей бывшего СССР составило более 6 млн, чистый прирост — около 4,3 млн жителей. Приведённые данные являются официально зафиксированными, при этом существует ещё и неучтённая миграция. Оценки количества нелегальных мигрантов, озвучиваемые экспертами и государственными ведомствами, сильно варьируются: от 5 до 15 млн только в 2006 году.
Ввиду этого постепенно вводились миграционные ограничения, которые опирались на аргумент, что «Россия уже выполнила свой долг по возвращению соотечественников».

Сказывается и нежелание власти вызывать негативную общественную реакцию. По данным исследования «Левада-Центр», проведённого в феврале 2017 года, в России к приезжим относятся преимущественно нейтрально. Негативные оценки более чем в три раза превалируют над позитивными в восприятии мигрантов из Закавказья, Средней Азии, Северного Кавказа. Каждый четвёртый опрошенный выразил симпатию к белорусам и украинцам.

Показательным является социологический опрос, проведённый ВЦИОМ в России в ноябре 2016 года.
За необходимость ограничить приток иностранных мигрантов в РФ высказались 78 % опрошенных. Основное недовольство связано со сферой трудоустройства. Так, 81 % ответивших считает, что работодателям выгоднее брать на работу мигрантов, чем местных. Около трёх четвёртых респондентов полагают, что «приезжие» работают нелегально, соглашаются на низкие заработные платы, что приводит к сдерживанию роста зарплат «коренных» жителей. Второй весомой причиной является страх оказаться в меньшинстве, так как у мигрантов «рождается много детей». При этом около двух третьих признают, что гастарбайтеры работают там, где не хочет работать местное население. Более половины россиян считают, что благодаря мигрантам они получили более дешёвые услуги, в частности по ремонту квартир и строительству дач.


 
Подобную тенденцию поддержки ограничения потока мигрантов демонстрируют результаты октябрьского опроса 2016 года, проведённого российской социологической компанией «Левада-центр». Помимо сложностей с трудоустройством и уровнем зарплат из-за мигрантов, к причинам негативных установок добавились этническая преступность и деструктивное влияние на культуру страны. С данными утверждениями полностью или частично согласны в среднем 29 % опрошенных. Пик ксенофобских настроений пришёлся на 2012 год, когда 71 % россиян считали, что мигранты стимулируют рост преступности. В 2016 году данный показатель, хоть и немного упал, но всё-таки остаётся на крайне высокой отметке в 64 %.

Исходя из анализа информационного освещения, можно говорить о значительном вкладе СМИ в формирование ксенофобских настроений у жителей РФ. Так, пик внимания к теме миграционного кризиса в ЕС зафиксирован в октябре 2015 года, когда 38 % респондентов отметили данную тему в числе самых запомнившихся. В 2016 году количество респондентов, считающих необходимым ввести ограничения для проживания отдельных наций на территории РФ, также возросло по сравнению с предыдущим годом.
По данным ООН, общее количество иммигрантов в РБ в 2017 году составило 1,1 млн человек, 261 тыс. из которых — украинцы (2,7 % всего населения). По данным министерства внутренних дел РБ, за 2017 год наибольшее количество именно трудовых мигрантов и беженцев составили граждане Украины — 4 680 (48 %) и 626 (84 %) человек соответственно. Общий уровень иностранной преступности в 2017 году снизился. Лидерами нарушения закона среди мигрантов являются граждане РФ (61 %) и Украины (15 %).
Согласно «Индексу принятия мигрантов» (Migrant Acceptance Index), опубликованному американской социологической компанией Gallup в августе 2017-го, белорусы находятся на 113-м месте из 138 и относятся лучше к мигрантам, чем на Украине и в России (на 117-м и 126-м местах соответственно). Оценка велась исходя из позиций респондентов по трём пунктам: мигранты живут в вашей стране, мигранты становятся вашими соседями и мигранты вступают в брак с вашим близким родственником. Первое место в рейтинге занимает Исландия, набрав 8,26 баллов, результат Беларуси и России составил 3,38 и 2,60 соответственно. Это говорит о достаточно высоком уровне непринятия иностранцев во внутреннюю социально-культурную и экономическую среду. Вполне вероятно, что такое отношение связано с необходимостью самим белорусам покидать страну в поисках работы. При этом те, кто остался, не желают увеличения конкуренции на внутреннем рынке со стороны иммигрантов. Так, согласно информации миграционного портала (Migration Data Portal), поток  эмигрантов из Беларуси растёт. В 2017 году 1,5 млн человек покинуло РБ (16 % населения страны) по сравнению с 1,1 млн в 2015-м. Если говорить о трудовой эмиграции, то основные направления по-прежнему Россия и Польша.
Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) в июне 2016 года провёл опрос с целью определить «друзей и врагов» Беларуси. Список «наиболее дружественных» возглавляют Россия (62 %), Китай (49 %) и Казахстан (41 %). Топ-5 недружественных государств составили США, Германия, Великобритания, Литва, Польша. Можно предположить, что в значительной степени отношение к стране переносится на отношение к населяющей её титульной нации, а значит, на содействие или противодействие интеграции иммигрантов со стороны общества. Интересным с этой точки зрения является опыт Германии.

Миграционный кризис в Европе

Схожим образом обстоит дело и с отношением к мигрантам в странах ЕС, где большой их наплыв вызвал крайне жёсткий раскол. Тем не менее миллионам беженцев не только позволили остаться на территории ЕС, но и постоянно выделяются огромные средства на содержание и адаптацию. Наиболее лояльную позицию по этому вопросу из всех государств содружества занимает ФРГ. Например, по данным Федерального управления по вопросам миграции и беженцев Германии, в 2016 году было зарегистрировано 1,6 млн ищущих убежище. Наибольшее количество беженцев прибыло из Сирии, Ирака, Нигерии, ментальность и язык которых значительно отличаются от немецких. Значительное внимание уделяется процессу «обращения» в немецкое («натурализации») и социализации. Общее количество всех иностранцев на территории ФРГ в 2017 году составляло более 10,5 млн человек (около 13 % населения страны). В 2015 году более 197 тыс. человек (как трудовых мигрантов, так и ищущих убежище) прошли интеграционные курсы. Расходы на данные программы в основном покрываются за счёт государственного бюджета.
По данным немецкого Института мировой экономики в Киле (IfW), только за 2015 год на содержание беженцев было потрачено около 10 млрд евро, а размер пособия равен пособию для безработного немца и составляет 400 евро в месяц. Экономической выгоды от беженцев для ФРГ крайне мало, так как в большинстве своём это люди малообразованные, сложно адаптируемые и достаточно пассивные в плане трудоустройства. Можно предположить, что подобная немецкая толерантность вызвана сохранением чувства вины за нацизм и развязывание Второй мировой войны. Однако по данным социологического исследования Kantar, проведённого по заказу немецкого издания Spiegel, уже 57 % респондентов выступают за усложнение условий попадания беженцев в страну.
Пятёрка стран, из которых в ФРГ приезжает наибольшее количество трудовых мигрантов — обладателей голубых карт, представлена выходцами из Индии, Китая, РФ, Украины и США. Граждане Украины и РФ составляют 13,3 % от всех обладателей голубой карты. Стоит отметить, что изначально немецким правительством делается ставка на привлечение относительно дешёвой квалифицированной рабочей силы. Пытаются решить и демографические проблемы. В этом аспекте большое значение имеет степень ментальной близости и адаптируемость.
Польша также столкнулась с наплывом мигрантов из-за сложной экономической ситуации на Украине. Согласно исследованию социологической группы «Рейтинг», среди основных причин выбора польского направления для эмиграции украинцы назвали географическую близость, размер заработных плат, незначительный языковой барьер, наличие членов семьи, которые уже находятся или работают в стране. По этим же причинам население юго-восточных регионов Украины выбирает Россию. При этом правительство Польши идёт на значительные уступки для легализации нахождения иммигрантов, упростив процедуру получения Карты поляка, а также разрешая работать по заявлению без трудовой визы. Последнее фактически является нарушением норм трудового законодательства ЕС. По данным министерства труда Республики Польша, за 2016 год на сезонных работах было занято 1,6 млн украинцев. Потенциально есть потребность в 5 млн гастарбайтеров.
Согласно данным польской социологической компании CBOS, с 2017 года у поляков растёт уровень антипатии к иностранцам. Относительно украинцев это можно объяснить большим наплывом трудовых мигрантов и «идеологическими перекосами» государственной политики: героизацией Украинской повстанческой армии и С. Бандеры, отрицанием фактов Волынской резни. Но в глобальном масштабе это не мешает вести полноценную интеграцию украинцев в польское общество. Правительство поощряет замещение вакантных мест на рынке труда, значительная часть из которых появилась из-за эмиграции поляков в экономически более развитые страны ЕС. Учитывая миграционный кризис в рамках ЕС, поляки отдают предпочтение украинцам, на официальном уровне отказываясь принимать «ментально чужих» беженцев из стран Среднего Востока и Северной Африки, на содержание и адаптацию которых нужно тратить значительные средства. Учитывается и тот факт, что иммигранты из Украины имеют много общего во внешности с поляками, образованны и хорошо ассимилируемы, но при этом им не дают статус «ищущих убежище». К числу стран, которые отказываются выполнять систему квот по размещению беженцев, также относятся Венгрия и Чехия.


 
Если говорить о географии расселения, то наибольшее количество беженцев приняли к 2017 году ФРГ (1 млн 413 тыс.), Франция (402 тыс.) и Италия (355 тыс.). Для Германии это составляет 1,7 % от всего количества населения. Суммарно в странах ЕС (включая Великобританию) проживают 3 млн 674 тыс. мигрантов, что составляет 0,7 % от общего населения всех стран государств содружества. При этом показательной является цифра в 3 млн 798 тыс. беженцев, которые находятся только в одной Турции, что является потенциальной угрозой в случае их перемещения вглубь ЕС.
Таким образом, можно предположить, что по мере увеличения потока беженцев разногласия внутри Европейского союза будут обостряться. Введение системы «добровольного» размещения иммигрантов, принятой на последнем саммите в Брюсселе, вряд ли сможет снизить миграционное давление на регион.

Миграционные политики ЕС и РФ

С 2016 года можно говорить об ужесточении миграционной политики в ЕС. Динамика принятия заявлений о предоставлении убежища на территории содружества стабильно росла до 2016 года и, достигнув пика в 214 тыс., резко пошла на снижение в 2017 году (150 тыс.), что напрямую связано с усилением миграционного кризиса внутри ЕС. Социологические опросы подтверждают желание коренного населения содружества уменьшить количество мигрантов. Отдельный акцент делается на вероисповедании. Так, более 50 % поддерживают идею запрета въезда для мусульман.


[i] 

Мнение европейцев о необходимости ограничения притока мигрантов из мусульманских стран.
Даже внутри «флагмана толерантности», Германии, существовал раскол во мнениях относительно пределов «открытых дверей». Наиболее ярко он проявился в заявлениях министра внутренних дел Германии Хорста Зеерхофера уйти в отставку и закрыть границы в случае, если канцлер Ангела Меркель не достигнет согласия о перераспределении беженцев внутри ЕС. Конкретного решения о квотах и обязательствах найти не удалось, но введение принципа «добровольного размещения мигрантов и необязательно в стране непосредственного въезда» позволило немного снизить градус напряжения. Достижение компромисса о создании на границах ФРГ «транзитных центров», где будут отделять экономических мигрантов от беженцев, позволило сохранить власть действующему канцлеру ФРГ. Механизм сегрегации ещё не апробирован. Соответственно, спешить с выводами тоже не стоит, но политический тренд уже обозначен достаточно чётко.

Количество принятых прошений о предоставлении убежища в странах ЕС. Источник: Statista
Одним из наиболее значимых шагов со стороны российской власти по упрощению легализации нахождения мигрантов за последнее время можно считать законопроект первого зампреда комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константина Затулина. Документ был внесён в ГД РФ 25 июня 2018 года. По данным из пояснительной записки к проекту закона, в рамках Государственной программы содействия добровольному переселению в РФ с 2014 года удалось легализовать только 300 тыс. из 2,5 млн беженцев из Украины (при этом около 970 тыс. прибыли из юго-восточных регионов страны). Основные изменения предусматривают сокращение стадий получения гражданства и количества подтверждающих документов. Стоит отметить, что данные процедуры были крайне необходимы ещё с момента начала боевых действий в Донбассе в 2014 году, особенно в рамках популяризированного лозунга «своих не бросаем». Причинами инициирования подобных изменений можно считать продолжение иммиграции в РФ (прежде всего трудовой) ввиду затянувшегося вооружённого конфликта на Украине, накопление критической массы мигрантов, которых необходимо «вывести из тени путём миграционной амнистии». Государство получает преимущества в виде прироста населения, а также увеличения объёмов налоговых отчислений от легально трудоустроившихся, мигранты — сокращение времени и упрощение процедуры оформления документов. Открытыми остаются вопросы о том, как будет воспринята данная инициатива местным населением и будет ли меняться риторика СМИ относительно миграционной темы.

***

Не стоит забывать, что в большинстве случаев эмиграция является вынужденной мерой. При этом при выборе страны беженцы из регионов Среднего Востока и Северной Африки учитывают прежде всего уровень экономического развития, но не столько с целью трудоустройства, сколько для получения максимального социального пособия. Как видим из существующей ситуации в ЕС, вопросы культурной интеграции больше беспокоят принимающие страны, чем самих эмигрантов.  Последние договорённости в Брюсселе говорят об ужесточении политики в сторону предпочтительного въезда именно гастарбайтеров, а не беженцев. Это подтверждает предположение о желании получения «выгоды», а не «дополнительных расходов» для экономики союза. Таким образом, наплыв мигрантов сблизил миграционные политики Евросоюза и России. ЕС принял больше мигрантов, чем на то были согласны его граждане, и теперь «закрывается» от мира, как и Россия в начале 2000-х.
В отличие от беженцев в ЕС, мигранты постсоветского пространства имеют больше общего, чем отличий. Выбирая страну, учитывают как среднюю заработную плату, так и общие родственные, языковые, исторические и др. аспекты. Особенно это относится к украинцам и белорусам как наиболее ментально близким к русским (все три нации входят в этическую группу «восточные славяне»). В целом можно утверждать, что РФ получает пользу от мигрантов как в улучшении демографической ситуации, так и в квалифицированных кадрах, на формирование которых не были потрачены российские бюджетные средства.
Однако внутри российских политических элит существует раскол во мнениях. Президент выступает за упрощение процедуры натурализации мигрантов, что особенно интересует приезжих с юго-востока Украины. Часть элиты сопротивляется этому, опасаясь негативной реакции и возможного ущемления прав коренных жителей.
Наталья Липатова
sonar2050.org

ТЕЛЕСКОП
Читать дальше: Между ксенофобией и толерантностью. Как балансируют миграционные политики стран ЕС и СНГ