Красный маршал с рыцарским сердцем


…Около четырех часов утра 22 июня дежурный офицер принёс Рокоссовскому секретную телеграмму из штаба 5-й армии.

Вскрыть пакет можно было только по распоряжению Председателя Совнаркома СССР или Народного комиссара обороны, однако ни Москва, ни Киев не отвечали — связь была прервана…
 


 
 

 

3 августа 1968 года, исполняется 50 лет, как не стало великого полководца, истинного маршала Победы — Константина Константиновича Рокоссовского.

Кто же, как не белорусы, должны в эти дни вернуться к памяти командующего 1-м Белорусским фронтом, очистившего нашу Отчизну от немецкой чумы и предателей, улизнувших вместе с немцами на Запад?

Однако в прессе большее место занимают склоки вокруг Куропат, и втянутая в эти надуманные разборки администрация готова пропустить рядовым порядком скорбную годовщину ухода Рокоссовского в мир иной.

Ещё недавно, в канун 70-летия Победы и после, на улицах и проспектах столицы полотнища билбордов были заполнены плакатами с фотографией безымянного ветерана-орденоносца с детьми. Рядом соседствовала безвкусная реклама Радзивилла Чёрного.

Только портрету маршала-освободителя, рождённого матерью-белоруской, не нашлось здесь места.

Ну что ж, рано или поздно жизнь всё расставит на свои места. Мы же попытаемся восполнить пробел и воспроизвести страницы жизненного и боевого пути великого советского полководца польско-белорусского происхождения.
 

Предваряя разговор о личности маршала Рокоссовского, хочется заметить, что его биография является убедительным свидетельством того, что противоречия между восточными и западными славянами — русскими и поляками — весьма условны и надуманы.

Это соперничество, переходящее временами в откровенную вражду, есть результат умело организованной и не ограниченной временными рамками русофобской компании, имеющей цель разобщить русских, поляков и белорусов, так как вместе они могли бы существенно изменить расстановку сил на европейском континенте.

Да, Польшу несколько раз делили между Россией и европейскими государствами. Да, Россия подавила несколько национально-освободительных восстаний.

Однако она никогда не имела целью избавиться от непокорного народа, поработить и растворить его.

Польская шляхта, за исключением особо ретивых русофобов, практически ничего не потеряла в гражданских правах ни до, ни после бунтарских выходок.

Никто массовым порядком не отбирал у поляков землю и не покушался на право частной собственности на неё, не внедрял традиционный для России общинный уклад в землепользовании.

Если окинуть средневековую историю беспристрастным взглядом, то становится очевидным, что княжеские разборки вовсе не носили антипольского характера, а были традиционным способом обогатиться для того времени. К тому же, многие венценосные семьи и с той, и с другой стороны после стычек в знак примирения связывали свои семьи брачными узами.

Клин между двумя родственными народами вбили заполонившие Польшу иезуиты, с которыми пришла перевёрнутая на польский манер латиница, утяжелившая славянский слог и грамматический строй.

Пытаясь противостоять Пруссии и ссорясь с Московией, Речь Посполитая всякий раз оказывалась между молотом и наковальней.

Её короли и сейм сами подложили пороховую бочку под фундамент своей экономической и военной мощи, способствуя немыслимой для того времени вольнице, увенчанной правом liberum veto.

Упадок хозяйственной деятельности Речи Посполитой случился не по внешним, а по внутренним причинам в силу того, что шляхта отдала развитие новых капиталистических отношений на откуп еврейству, возжелав праздной жизни, как в старые добрые времена.

Убедительным подтверждением отсутствия дискриминации со стороны России является тот факт, что в государственных органах и российской армии успешно служили и без проблем продвигались по карьерной лестнице способные польские управленцы, офицеры и генералы.

Именно в петербургских и московских салонах обкатывали свой литературный талант ставшие всемирно признанными польские деятели культуры.

Не явилось исключением и послереволюционное время, когда не погрязшие в националистическом болоте поляки стали активными защитниками и строителями новой жизни.
 


Дзержинский и Рокоссовский — наиболее убедительные примеры того, что поляки, русские и перемешанные с ними белорусы объединены ментальным родством.
 


Затрагивая военную тему, надо также принимать во внимание искажённое представление о том, будто революция беспощадно уничтожала людей за малейшие признаки принадлежности к высшему сословию или другой породе.

Конечно, в 1917 году факты разборок с монархически настроенными офицерами редкостью не были. Имели место и примеры расправы без суда и следствия. Однако смутное время не было столь беспощадным абсолютно для всех, как об этом нам твердят сегодня. Никто не преследовал военных-поляков за желание вернуться на родину.

По подсчётам весьма информированного в военных вопросах идеолога Белого движения В.В.Шульгина, принимавшего, кстати, государево отречение, «одних офицеров Генерального штаба чуть ли не половина осталась у большевиков. А сколько там было рядового офицерства, никто не знает, но много».

Если же говорить об офицерском корпусе вообще, то по подсчетам военного историка А.Г.Кавтарадзе в Красной армии служили 70—75 тысяч человек, то есть примерно 30 процентов общего его состава.

С учётом того, что 30 процентов офицерства в 1917 году оказались вне какой-либо армейской службы вообще, сие означает, что в Красной армии служило около 43 процентов наличного офицерского состава, а в Белой армии — 57 процентов (примерно 100 тысяч человек).

В этой связи выбор Рокоссовского не следует воспринимать, как нечто исключительное в поведении поляка, не принявшего идеи Пилсудского.

Знакомясь с материалами о жизни и викториях маршала, постоянно натыкаешься на несоответствия и искажения, вызванные в большей степени желанием представить его выходцем из простого народа или приписать ему отклонения в поведении.

Надо отчётливо понимать, с народом его объединило не происхождение, а сиротство, побудившее его с детства влиться в рабочую среду.

Родился Константин Рокоссовский 21 декабря 1896 не в Великих Луках, а в пригороде Варшавы.

В некоторых источниках фигурирует 1894 год, но эти два года он добавил себе, чтобы трудоустроиться после потери родителей.

Читать дальше: Красный маршал с рыцарским сердцем