Р. Ищенко. Реакция на дурака

Часто сталкиваюсь с утверждением, что Россия, мол, плохо, мало и не так отвечает американцам и «прочим шведам» на разного рода диффамационные выпады в её адрес. Если бы это было только особенностью социальных сетей, на неё можно было бы не обращать внимание. Как известно, в живых журналах, фэйсбуках, одноклассниках, но особенно в телеграмах и инстаграмах, количество величайших стратегов прошлого настоящего и будущего, государственных деятелей, философов, литераторов, полководцев больше, чем песчинок в Сахаре. Но это утверждение популярно и среди вполне адекватных экспертов, да и среди политиков.

Особенно падки на агрессивную риторику законодатели, которым Бог велел чувствовать народный запрос. А это значит, что спрос широких масс на жёсткую агрессивную позицию, по дворово-мелкоуголовному принципу: «А за слова ответишь», — актуален и может принести дополнительные голоса на выборах.

Межу тем ситуация далеко не так однозначна и проста, как кажется.

Начнём с простого. Политика в смысле как межгосударственных, так и внутригосударственных отношений, подобна отношениям межличностным. Только если внутригосударственные отношения сравнивают с отношениями в семье, то межгосударственные похожи как на отношения между семьями, так и на отношения индивидов, связанных исключительно деловыми отношениями.

Человек никогда не придумывает ничего абсолютно нового. Он лишь экстраполирует на новую ситуацию уже известные ему модели поведения и способы действий. Соответственно, при рождении международных отношений, человечество просто экстраполировало на них модели поведения, освоенные в рамках взаимоотношений в родственной группе. Однако со временем они менялись до неузнаваемости: шлифовались, совершенствовались, некоторые отмирали (больше ста лет не работает в дипломатии принцип династических браков, возникший на заре государственности и просуществовавший до конца XIX века, хоть последнюю тысячу лет его эффективность была невысокой и постоянно снижалась), некоторые возникали (например оформление межгосударственного военно-политического и торгово-экономического сотрудничества в виде серии частных инициатив, набирающее популярность в последние 2-3 десятилетия).

Тем не менее, мы знаем, что отношения и в семьях, и в профессиональных группах — разные. Они живут душа в душу, иные беспрерывно скандалят, а третьи так и вовсе каждые пять-семь лет создают новую семью, либо же «дополняют» существующую открытыми (или тщательно скрываемыми) случайными связями. Одна компания старательно работает, годами вытраивает имидж ответственной структуры, старается моментально и за свой счёт исправлять любые ошибки, даже когда закон не требует такого самопожертвования. Другая выбирает стратегию завышения расценок, халтурно выполненных работ, которые потом можно переделать, но за дополнительную плату. Одна группа приятелей состоит из высоколобых интеллектуалов, обсуждающих проблему суперсимметрии в теории струн, а другая непрерывно забивает козла, всю жизнь не выходя из состояния алкогольной интоксикации.

Соответственно и экстраполяция этими человеческими коллективами своих групповых и семейных привычек на международные отношения будет различной. Но, как было сказано выше, обязательная реакция на каждое действие, которое воспринимается как свидетельство даже не прямой агрессии, а недостатка уважения, является болезненной рефлексией практически исчезнувшей к концу 90-х годов приблатнённой дворовой, а также существующей и поныне мелкоуголовной среды.

Но мелкий уголовник потому и мелкий, что даже в рамках уголовных «профессий» у него самая низкая квалификация. Фактически, это — чернорабочий уголовного мира. Обычное население, с опаской относящееся к крупным «авторитетам», мелкого уголовника не боится, скорее презирает, аналогичное отношение к нему и в уголовном мире и в правоохранительных органах — естественных средах его обитания. И там, и там, более влиятельные и уважаемые люди по-очереди используют мелкоуголовную мелочь в своих интересах, а использовав могут отблагодарить и отпустить, могут пнуть и выбросить, а могут и просто убить. Поэтому мелкому уголовнику, для создания впечатления о своём более высоком статусе приходится пыжиться, реагировать на каждый косой взгляд и по любому поводу требовать «ответа».

Действительно есть страны, ведущие себя подобным же образом. Не случайно в России смеются и говорят, что Путин — Бог украинцев. Только в среду, какой-то из маргинальных киевских политиков заявил, что Россия (просто так, из врождённой вредности) организовала пожары в Греции, в которых погибло свыше 75 человек, как в четверг в Греции уже началось наводнение. Сумеречное украинское сознание должно сделать вывод — это Путин, заметает следы. Чтобы не зацикливаться на Украине можно вспомнить, как Саддам Хуссейн годами чуть ли не ежедневно грозил США военным разгромом, но когда они решили вторгнуться, сопротивление режима было очень непродолжительным, в отличие от сопротивления Ирака, как такового, где американцы потеряли тысячи солдат, убили свыше миллиона местных и продолжают нести потери, действительно приближаясь к фиксации своего военного и политического поражения, но не от Хуссейна.

Но страны, использующие на международной арене мелкоуголовную риторику, как правило повторяют и судьбу своих прототипов. Они бедные, грязноватые, всеми презираемые образования, для которых номинальный союзник часто оказывается опаснее номинального врага, поскольку его намерения не выходят за пределы использовать и выбросить, а уверения в любви и дружбе имеют единственный смысл — удешевить процедуру для использующего.

Читать дальше: Р. Ищенко. Реакция на дурака