Анатолий Матвиенко: Светлой памяти митрополита Иосифа Семашко

Анатолий Матвиенко: Светлой памяти митрополита Иосифа Семашко

В этом году исполняется 220 лет со дня рождения и 150 лет со дня ухода в лучший мир митрополита Иосифа (Семашко), одного из наиболее выдающихся деятелей Православной церкви, обеспечившего ликвидацию польского униатства на территории Беларуси и возвращение абсолютного большинства населения этих земель в лоно православия.
Он не причислен к лику святых. Тем не менее, весьма почитаем в церковных кругах.
Я, воспитанный как атеист в семье убеждённых коммунистов, принял православие лишь в 29 лет и не считаю себя религиозным человеком. Некоторые поступки и решения священнослужителей РПЦ, как рядовых, так и руководства Церкви, вызывают неоднозначную оценку. Но отдельные личности, такие как Семашко, вызывают искреннее восхищение, независимо от вероисповедания и конфессиональной принадлежности.
Дело, конечно, не только в персональных качествах митрополита. Он появился в нужном месте в ключевое время, где сумел проявить себя во всём величии духа и веры, тем самым обессмертить своё имя.
Напомню, что после Люблинской унии и добровольной самоликвидации ВКЛ в качестве суверенного государства началось постепенно превращение населения присоединённых территорий княжества в поляков по вере, языку и культуре.
Пропорции черепной коробки и другие генетические признаки, о которых любят писать некоторые белорусские любители истории русофобского толка, не главное. Переменные признаки значат гораздо больше для самоидентификации нации, для причисления личности к определённому этносу. В Израиле довольно часто встречаются чернокожие, считающие себя эфиопскими евреями в качестве наследников царицы Савской, евреями их признаёт и государство. Понимали важность переменных признаков и в Речи Посполитой, поэтому гарантии литовскому населению, обещанные в ходе поглощения Литвы Польшей, в течение следующего столетия отправились в утиль. Православные, выражаясь языком коммунистического периода, в «добровольно-принудительном порядке» перекрашивались в униатов. То есть сохраняли восточные элементы в обрядовой части богослужений, но духовенство перешло в подчинению к Риму.
Шляхта почти поголовно перешла в классическое римское католичество. Соответственно, бывшие православные и их потомки, теперь – униаты (паства Греко-католической Церкви), причислялись к публике второго сорта, к безнадёжными провинциалами и быдлу по сравнению с «первым сортом» Речи Посполитой – шляхтой и выходцами из исконно польских земель. В римский католицизм ещё раньше были крещены язычники из балтских племён северо-запада Литвы, откуда происходили княжеские роды ВКЛ.
Тем самым была решена двуединая задача. Славянское большинство на землях современных Украины, Беларуси, Западной России отрывалось от русских корней, от православия. Кроме того, через униатство происходила латинизация, постепенное стирание границ между этническими группами Речи Посполитой. То есть литвины превращались в «некондиционных» поляков
Читать дальше: Анатолий Матвиенко: Светлой памяти митрополита Иосифа Семашко