Белорусы: два проекта


Статья белорусского историка и политолога Юрия Шевцова посвящена весьма спорной теме — формированию национальной идентичности белорусов. Автор выделяет два проекта. Первый из них начал развиваться примерно со времени разделов Речи Посполитой в конце XVIII в. В его рамках белорусы есть ветвь триединого русского народа, территориальная версия русской культуры. Второй проект — белорусы как лингвоцентричная восточно-европейская нация со своим отличным от русского литературным языком, нерусской исторической памятью и идентичностью. В данной статье предлагается взглянуть на описание двух этих мейнстримных проектов.
 


 

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, кто такие и что такое современные белорусы? О ком мы говорим?

Октябрьская революция и Беларусь:
победивший проект

На территории Беларуси начиная с ХIХ в. реализуется под одним названием два разных культуросозидающих, претендующих на автохтонность проекта. Определение, кто такие белорусы, зависит от того, о каком из них мы говорим.

Первый из проектов, который начал развиваться примерно со времени разделов Речи Посполитой в конце XVIII столетия — белорусы есть ветвь триединого русского народа, территориальная версия русской культуры.

Второй проект — белорусы как лингвоцентричная восточно-европейская нация со своим отличным от русского литературным языком, нерусской исторической памятью и идентичностью.

Этапы развития первого проекта хорошо прослеживаются социологически.

Под белорусами в этом случае понимаются люди, говорившие на белорусских диалектах на территории, которую зафиксировал таковой Евфимий Фёдорович Карский1 в своем классическом труде «Белорусы».2

Большой корпус текстов этой школы опубликовал и продолжает публиковать белорусский сайт «Западная Русь».3 Это территория, которая гораздо больше современной Республики Беларусь, и очерчивается городами Белосток, Гродно, Вильнюс, Витебск, Великие Луки, Вязьма, Брянск, Смоленск, Гомель, Минск. В состав этой территории не входят ныне белорусские города Пинск и Брест, которые, согласно Карскому, расположены на территории украинских диалектов.

Это же показывают результаты Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года.4

Площадь Белоруссии Карского сопоставима с площадью украинских диалектов. Но Белоруссия Карского имела меньше населения, чем Украина.
 

Носителями белорусского наречия на территории Белоруссии по Карскому были, прежде всего, крестьяне. Они же являлись потомками русского населения княжеств эпохи Киевской Руси, оказавшихся — в силу исторических обстоятельств — в составе Великого княжества литовского, а позднее — Речи Посполитой. В большинстве случаев они называли себя русскими и обычно были православными по вероисповеданию, крестьянами по сословной принадлежности.
 

В то же время города были населены в основном евреями и поляками. А класс помещиков в Белоруссии состоял в основном из людей, придерживавшихся польской идентичности и в целом польской культуры, католиками по вероисповеданию. Это соответствовало социальным реалиям на момент разделов Речи Посполитой.

В рамках Российской империи земля у побежденной шляхты бывшей Речи Посполитой в целом не изымалась. Сумевшая подтвердить свое шляхетское происхождение документами шляхта получила права дворянства, но сделать это смогли не все шляхтичи.

На территориях Белоруссии, которые не входили в состав Речи Посполитой на момент ее разделов, помещичий класс был инокультурным относительно крестьян в гораздо меньшей степени. Однако ядром Белоруссии Карского были территории, входившие в состав Речи Посполитой на момент ее разделов.
 

Обращение к идентичности белорусов как ветви русского народа в основном касалось белорусоязычных крестьян территорий бывшей Речи Посполитой.
 

Идеологической вершиной понимания белорусов как ветви русского народа явилась историческая школа западнорусизма, достигшая пика развития в Российской империи в конце XIХ — начале ХХ вв.5

По сути, в этот период западноруссизм был официальной идеологией Российской империи на территории Белоруссии и получал массовую поддержку местного крестьянства. Это особенно хорошо видно по результатам голосований в Государственную думу, где белорусы поддерживали в основном очень консервативных депутатов.

Как, впрочем, и Волынь того периода, где шли те же самые культурные процессы. Но местное крестьянство идентифицировалось по диалекту малороссами-украинцами с разными видами местных идентичностей. Не белорусами. Но с той же социальной историей, что и белорусы. Похожее, но со своими особенностями, развитие испытало крестьянство Галиции, Закарпатья, практически всей Украины — по диалектам относившееся к малороссам как ветви триединого русского народа.

Всеобщая перепись 1897 г. проводилась по принципу самоидентификации переписываемых людей.6 В границах диалектной зоны белорусского наречия по Карскому ответ по языку был, как правило, белорусский язык. Под ним понималось наречие русского языка. Граница с польскими диалектами и украинскими, великоросскими по этой переписи также в целом совпадает с данными Карского. То есть перед нами фиксация культурно-социальной реальности, существовавшей на данных территориях.

Читать дальше: Белорусы: два проекта