Уроки истории не учит никто

Уроки истории не учит никто

Все считают, что на этот раз всё будет иначе. Не будет
Задевать нежных и ранимых небратьев (до 1991-го существоваших под псевдонимами «братушки» и «братские народы», а сегодня гордо именуемые «союзники по НАТО»), оказывается, небезопасно.
Слова о том, что что они, небратья, слегонца так русофобы и немного так продажные, вызывают бурю отрицательных эмоций, причем не только у самих небратьев.
Немаленькая часть граждан России решительно протестует против этаких оскорблений, требуя немедленно прекратить грязные инсинуации, так как:

1) небратья все поголовно прекрасно относятся к России, просто злые англосаксы их обманули и заставили гадить на всё, что имеет прилагательно «русский»;
2) смачно плюет в сторону России не «братский» болгарский (литовский, украинский и т.д.) народ, а подлое и гадкое капиталистическое правительство, которое никакого, ну ни малейшего отношения к народу не имеет.

Именно эти комментарии заставили меня написать статью, так как, честно признаться, я сам переболел этой тяжелой болезнью под названием «братство народов»
Халява всегда вызывает чувство
неполноценности, вседозволенности и презрения к дарителю
Сам я родился и вырос в СССР, в той его части, что сейчас зовется Латвией, и был воспитан на принципах интернационализма и классовой солидарности, сызмальства находясь в двуязычной среде и тесно общаясь с латышами, которых всегда было большинство среди моих коллег и приятелей.
Даже после оголтелой русофобской кампании 90-х и лишения гражданских прав половины русского населения эти самые мои друзья и коллеги из числа титульного населения хором уверяли, что вся эта русофобская вакханалия — исключительно и только плод воспаленного воображения политической элиты, а простые прибалты как были, так и остались — такие же дружелюбные и очень даже симпатизирующие всему русскому (особенно если всё русское выражается в свободно конвертируемой валюте).
Как спичку об колено сломал эту сказку о плохой элите и хорошем народе латвийский референдум о наделении русского языка официальным статусом.
В Финляндии, где шведов не более 5%, шведский является вторым государственным, всё делопроизводство, законодательство и даже таблички на домах — на финском и на шведском, так что почему бы братскому латышскому народу на наделить в Латвии такими же правами русский язык?
Ну а раз правительство (как говорят сами латыши) — поголовно сволочи, не беда — прямая демократия позволяла на тот момент обойти этих упоротых и вынести вопрос на референдум, что русская община и сделала.
Вот тут и настал момент истины…

Такого титульного единодушия русские, честно говоря, не ожидали. Латыши шли на референдум о статусе русского языка как лосось на нерест. Против русского языка шли голосовать даже те, кто вообще никогда не посещал такой аттракцион, как выборы.
Внуки на каталках везли на избирательные участки своих престарелых бабушек, жены спозаранку тащили еще неопохмелившихся мужей, латышские гастарбайтеры, давно и бесповоротно живущие за границей, брали под любые проценты кредиты и всей семьей летели в Латвию — гражданский долг свиристел, произрастал и сочился из каждого титульного гражданина.
ВСЕ, поголовно ВСЕ латыши проголосовали против права русских говорить на родном языке.

Читать дальше: Уроки истории не учит никто