Европа: вместо «здравствуйте» – «хайль»?

Европа: вместо «здравствуйте» – «хайль»?

В 4 часа утра 22 июня 1941 г. европейские войска во главе с фюрером «великой Германии» Гитлером всей своей совокупной военно-экономической мощью обрушились на СССР (Россию). Для советских людей именно в тот момент началась война за право быть на этой земле, потому война — священная и Великая Отечественная. Случилось то, к чему коллективный Запад целенаправленно шел после Первой мировой войны, рассматривая ее как предтечу очередной экспансии на Восток.

Запад вообще, а Европа прежде всего, – это территория вечной вражды и межгосударственного раскола. Взаимная нелюбовь европейских стран настолько велика, что только ненависть к России периодически объединяет их, и тогда они всей «просвещенной» ордой выступают в очередной Восточный поход. (Постмайданная Украина в этом смысле хорошо вписывается в «дружную» европейскую «семью».) Именно в таком духе в мае 1941 г. нацистами был составлен секретный документ, который рассматривал Европу как единое целое, а нападение на СССР определял как «старую борьбу германцев… защиту европейцев от московско-азиатского потока». (Парадигма внешней политики ЕС также антироссийская.)

Закончился этот поход традиционно: западноевропейские варвары вначале были крепко биты на русской территории, потом разбиты окончательно на территории агрессора. Берлин был взят уже не первый раз в 1945-м. А до того после революций 1917 г. оккупировавшие Украину немцы тоже были изгнаны из пределов социалистического Отечества. И советский народ долго верил, что «фашистская гадина раздавлена в ее логове» и «фашизм уничтожен» окончательно.

Однако уже через два десятка лет после войны в советском обществе появилось осознание того, что разбиты были войска Германии и ее сателлитов, а нацистская идеология и, самое главное, ее многочисленные адепты не только уцелели, но и активно воспроизводятся.

Тогда, в конце 1960-х гг., пресса СССР начала открыто говорить о появлении в ФРГ неонацистских группировок, а следом – и крайне правых политических (партийных) организаций. В Советском Союзе вполне обоснованно отождествляли возрождение нацизма с угрозой новой войны. Из СССР Европе периодически адресовались соответствующие предостережения. Одно из наиболее запомнившихся советскому обществу прозвучало в многосерийном фильме «Семнадцать мгновений весны», ставшим, что называется, культовым, причем не только в СССР, но и в ГДР. Кино демонстрировалось также в ФРГ, в целом его посмотрело пол-Европы. Там есть эпизод, где группенфюрер СС Мюллер (артист Леонид Броневой) произносит: «Как только где-нибудь вместо слова “здравствуйте” скажут “хайль!” в чей-то персональный адрес, знайте: там нас ждут, оттуда мы начнем свое великое возрождение!». Но ни в Германии, ни в Европе не вняли призывам остановить неонацизм.

…И вот год 35-летия нашей Победы в Великой Отечественной войне. Германия. Готовятся совместные торжества советского командования с руководителями ГДР, партийными функционерами, общественностью. Тогда мне впервые довелось увидеть во многих немецких городах и поселках, как в один из апрельских дней на балконах вполне добропорядочные бюргеры собрались вокруг накрытых столов, зажгли свечи. Удивительное торжество: массовое, но тихое, вроде тайного сигнала друг другу «Я свой». Знакомые немцы объяснили, что был день рождения «фюрера» и свечи в его память… Он, дескать, ликвидировал безработицу, поднял с колен униженную Версалем Германию…

Прошло несколько лет, и уже в Бухенвальде мне довелось наблюдать, как по территории этого, одного из самых страшных, гитлеровских концлагерей немецкие туристы и туристы из других европейских стран разгуливают словно в парке отдыха.

Собственно, о концлагере напоминало лишь несколько «экспонатов» вроде закрытого на замок барака. А перед воротами с циничной надписью «Работа делает свободным», ставшую символом геноцида человечества, в ресторанчике звучала музыка, подавали шнапс, пиво, сосиски с капустой. После такой «напряженной» экскурсии посетителям надо было расслабиться, зато будет что вспомнить… Документальный фильм о творившихся здесь зверствах перестали показывать давно, так как чувствительные европейцы падали в обморок. В других концлагерях кинозалы тоже закрыли. Европа не любит вспоминать свое нацистское прошлое, Германия – в первую очередь.

Немцы, подчеркну, после Второй мировой не брали на себя никакой вины. Опросы общественного мнения показывали, что почти 70% из них отрицали общую ответственность за войну.

Недавно секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью «Российской газете» (19.05.2017) заявил: «В Европе возрождаются неонацистские идеи. По имеющимся данным, в Евросоюзе насчитывается более 500 неонацистских и национал-радикальных группировок (зачастую молодежных). В них состоят более 7 миллионов человек».

Далее он отметил: «Националистическими структурами создаются мобильные боевые отряды, которые могут быть использованы для организации акций гражданского неповиновения и массовых беспорядков, как в своих странах, так и за рубежом… Складывается впечатление, что в Европе забыли ужасы Второй мировой войны». По словам Н. Патрушева, «серьезное распространение неонацистских идей наблюдается не только на Украине, но и в Латвии, Литве, Эстонии, Польше, где действия властей способствуют росту русофобии, антисемитизма и неонацизма».

Что касается Украины, то сегодня это страна, где у власти находятся люди, открыто исповедующие нацистскую идеологию. Но Европа не осуждает ни факельных шествий под знаменами со стилизованной свастикой… Ни государственного террора… Ни осквернения могил и памятников… Не требует найти виновных в сожжении людей в одесском Доме профсоюзов… В обстрелах Донбасса… В политических убийствах… А иная реакция разве могла быть? На что мы рассчитывали?

Бандеровцы, ОУН-УПА (запрещены в России) были созданы немцами для войны против СССР (России). Таким инструментом они и остались, даже антураж в черно-красных цветах не изменился. На германские, в том числе, деньги готовились оба киевских «майдана» — и в 2004 г., и в 2014-м, кандидатом в постреволюционные президенты-2014 был также протеже партии канцлерин ФРГ А. Меркель (ХДС) В. Кличко. Американцы, естественно, назначили лидером Украины «своего человечка» — Петра Порошенко.

ФРГ активно участвует в экспансии НАТО на Восток, частью которой является превращение Прибалтики в плацдарм провокационной политики в отношении России, антисоветской истерии и русофобии, зверств карателей АТО на Донбассе и во всей Украине. Такое поощрение, правда, прикрывается идеей мира в рамках Минских соглашений, перехваченной Берлином у Путина, но всем понятно, что это фиговый листок, которым власти ФРГ пытаются прикрыть истинные цели. Практически это «канализация» германского реваншизма на Восток в новых формах. К тому же Фонд Конрада Аденауэра (фрау Меркель) никуда из Украины не уходил… И стоит американцам ослабить свое присутствие на Украине, как их место немедленно займут немцы: они к этому всегда готовы!

Напомню, что после войны фашизм был осужден Международным военным трибуналом в Нюрнберге – в городе, откуда он начал победное шествие по Германии, а потом и Европы. Но большинство из нас вряд ли задумывались над тем, что реальному наказанию подверглись лишь руководители самого высокого уровня, и только те, кто не успел покончить жизнь самоубийством, как это сделали наиболее ярые нацисты. Вместе с тем трибуналом была проведена четкая разграничительная линия между гитлеровской верхушкой и большинством населения страны, которое режим якобы заставил работать на себя. (Откуда же появилось огромное число добровольных убийц, садистов, вообще карателей, наконец, такая преступная организация, как СС?)

После Нюрнберга в мире сложилось мнение, что Германия понесла суровое наказание. На деле со временем многим из тех, кто не был казнен немедленно или не покончил с собой, приговор был смягчен.

Смертная казнь заменена на пожизненное заключение. Пожизненное заключение — на ограниченное лишение свободы. Сокращались и сроки заключения. Главным образом, это происходило на территории оккупированной союзническими войсками, и где позже (23.05.1949 г.) союзниками была образована ФРГ. (В ответ на территории советской оккупационной зоны 07.10.1949 г. была создана Германская Демократическая Республика.) Здесь многие преступники были освобождены досрочно и возвращены к общественной жизни. Так, бывший фельдмаршал Эрих фон Манштейн, военный преступник, осужденный за геноцид и применение тактики выжженной земли (на оккупированной части СССР), стал неофициальным консультантом правительства ФРГ по формированию вооруженных сил (бундесвера).

Хорошо известен также пример освобождения финансового магната Альфреда Круппа, крупного производителя вооружения, занимавшего высокие посты в нацистской партии. Он обвинялся в эксплуатации людей на захваченных территориях и был приговорен к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, однако был освобожден американцами, не отсидев и четырех лет, ему возвратили все. Группенфюрер СС Карл Оберг, организатор фашистского террора во Франции, приговоренный французским судом к смерти, был вытребован властями ФРГ и тут же амнистирован. Этот список может насчитывать несколько сотен тысяч фамилий. Однако процесс якобы тотальной денацификации Германии и «коллективное раскаяние» немцев, о котором германские политики вспоминают по сей день, но которое в действительности так и не состоялось, породили иллюзию, что с фашизмом в Европе покончено.

Действительно, проблемы ликвидации нацизма, влияния нацистской идеологии, отмены законов Третьего рейха, удаления нацистов с общественных должностей, из школ, университетов и т. д. в первые годы оккупации были самыми актуальными.

В гитлеровской НСДАП (национал-социалистической рабочей партии Германии) к концу войны насчитывалось около 8,5 млн членов, плюс 10 млн немцев, состоявших тогда в 61 дочерней и примыкавшей к ней организации.

Подчеркнем особо, процесс денацификации был инициирован представителями союзнических войск, прежде всего США. В январе 1946 г. Контрольный совет по Германии принял ряд законов. В них был определен круг лиц, подпадающих под денацификацию, и утверждено создание специальных судебных органов для рассмотрения их дел. Законодательно денацификация была оформлена несколько позже в виде «Закона 104 об освобождении от национал-социализма и милитаризма» (05.03.1946 г.). (Концом процесса денацификации можно считать 1 апреля 1951 г. — дату вступления в силу «Закона о регулировании правовых отношений лиц, попадающих под действие 131-й статьи конституции». ФРГ). Мыслимо ли за столь короткий срок, так сказать, привести в чувство целый народ? Вопрос, разумеется, риторический.

Вместе с тем денацификация подразумевала как физическое устранение или изоляцию убежденных носителей национал-социализма, так и замену идеологии национал-социализма либо на так называемую демократическую в трех зонах оккупации (американской, британской, французской), либо на коммунистическую — в советской зоне. На деле все обстояло прямо противоположным образом: в послевоенной Западной Германии органы власти вплоть до самых верхних эшелонов были переполнены бывшими офицерами СС, СД и гестапо, а также нацистскими идеологами, юристами, генералами вермахта. Так, в министерстве внутренних дел служило 54% бывших членов НСДАП. Об этом свидетельствуют результаты предварительного научного исследования, представленные общественности мюнхенским Институтом новейшей истории.

Окончательные итоги исследования будут подведены в 2018 г.  Однако многие факты известны давно. Нацистами была пронизана Федеральная служба по охране конституции, в задачи которой по иронии судьбы входила и входит до сих пор борьба с неонацизмом. Исключительно из нацистов состояло руководство службы внешней разведки ФРГ (BND). Ее под руководством американской администрации создал из бывших высших чинов СС, СД и гестапо генерал абвера (контрразведки) Райнхард Гелен. А наиболее нацистской из всех спецслужб демократической Западной Германии стала Федеральная служба криминальной полиции, созданная бывшим офицером СС Паулем Дикопфом, во времена Гитлера ответственным за депортацию «расово неполноценных» и «асоциальных» элементов в Штутгарте.

Но самым вопиющим фактом попрания всех норм международного права и общечеловеческих ценностей было, конечно, назначение военного преступника Теодора Оберлендера федеральным министром по делам изгнанных (1953-1960 гг.). В годы войны он командовал карательным батальоном украинских националистов «Нахтигаль», совершившим во Львове в 1941 г. массовые убийства мирных граждан, прежде всего – евреев и поляков. Канцлер ФРГ Аденауэр считал Оберлендера «глубоко коричневым», однако последний покинул свою должность только после того, как Верховный суд ГДР заочно приговорил его к смертной казни.

Кстати, все время канцлерства Конрада Аденауэра (1949-1963 гг.) его главным юридическим советником был Ханс Глобке, создатель нюрнбергских расовых законов, на основании которых в лагеря смерти были отправлены миллионы человек. Георг Кизингер, один из разработчиков гитлеровской доктрины антисемитской пропаганды, стал третьим федеральным канцлером (1966-1969 гг.). А Ойген Герстенмайер, военный преступник и личный друг Отто Скорцени (ближайшего помощника Гитлера) — председателем бундестага (1954—1969 гг.). Подобных примеров не счесть. И когда, скажем, в 1951 г. союзники разрешили ФРГ образовать МИД, то вскоре выяснилось, что 66% его руководящих сотрудников были членами НСДАП.

Но на все претензии о том, что в ФРГ реставрируется дух Третьего рейха, канцлер Аденауэр ответил так: настало время положить конец «вынюхиванию нацистов». И это «пожелание» было оформлено юридически.

В мае 1951 г. вступил в силу закон, возвращающий более 150 тыс. бывших нацистов, вынужденных до 1949 г. покинуть государственную службу, все права госслужащих (например, пенсии). Более того, работодатели по закону были обязаны выделять 20% средств на прием на работу именно этой категории лиц!

Вскоре после принятия упомянутого закона вся юстиция ФРГ вновь запестрела знакомыми еще с 1930-х гг. лицами, а после 1953 г. процессы против нацистских преступников приняли единичный характер (90% подобных процессов было проведено до этого года). Но еще ранее, после основания ФРГ, западногерманские суды осудили только 730 нацистов, из которых лишь шесть получили пожизненный срок, а 609 либо отделались денежными штрафами, либо отсидели в тюрьме символический срок. Офицерский корпус ФРГ (и в первую очередь, высшие офицеры) почти сплошь состоял из военных преступников, которые чувствовали себя настолько уверенно, что даже создали (еще до официального провозглашения ФРГ, при оккупационных властях) первую неофашистскую организацию – «Братство» («Брудершафт»), которая пользовалась финансовой поддержкой банкира Р. Пфердменгеса.

В Восточной Германии шли похожие процессы. Хотя здесь денацификация и проходила под жестким контролем НКВД, но проводили ее органы немецкой власти и в щадящем режиме. Результат был соответствующим.

В МВД, например, бывшие нацисты составляли 14% кадрового состава. В Национальной народной армии (ННА) ГДР служили даже два генерал-лейтенанта вермахта — Арно фон Ленски и Винценц Мюллер, который с 1956 г. по 1958 г. возглавлял Главный штаб Национальной народной армии, одновременно являясь заместителем министра национальной обороны ГДР. Оба оставили свои посты в связи с уходом на пенсию по возрасту. Фриц Мюллер, начальник управления кадров ЦК СЕПГ с 1960-го по 1990 год, был членом НСДАП. Курт Блех, бывший член НСДАП, руководил пресс-службой при Совете министров ГДР. В его ведении находилось информационное агентство ГДР АДН, он отвечал за информационную политику правительства. Первый генеральный прокурор ГДР (с декабря 1949 г. и до своей смерти в 1960 г.) тоже был членом нацистской партии.

В то же время уже в конце 1945 г. в Западной Германии начали формироваться многочисленные пронацистские организации, желавшие прийти к власти и взять реванш за поражение во Второй мировой войне. Зачастую в них входили бывшие члены НСДАП, активные функционеры гитлеровского режима. Западногерманский историк и публицист Рейнхард Опитц (1934 – 1986) в книге «Фашизм и неофашизм», разбирая деятельность послевоенных объединений бывших эсэсовцев, писал, что главной их целью являлось активное влияние на немецкую политику. Он отмечал: «То была не просто помощь «старым коллегам» с целью избежать наказания. Нет, эти организации сознательно вели работу по созданию внутренней структуры для предстоящей «борьбы за Европу» завтрашнего дня». Характерно, что в июне 1958 г. в ФРГ был официально отменен союзнический закон о запрещении гитлеровской Национал-социалистической рабочей партии. Таким образом, корни фашизма удалены не были.

Сегодня складывается впечатление, что суды над гитлеровскими преступниками, денацификация, видимость немецкого покаяния, прочие «очистительные» процессы были затеяны Западом лишь для того, чтобы сохранить фашизм в Европе. Сейчас все, что касается Гитлера, Третьего рейха, СС становится популярным. (И вместо «здравствуйте» опять говорят «хайль!) Фактически неонацизм процветает во всей Европе. Прямое и косвенное влияние неонацистских организаций растет от Нидерландов и Бельгии, через «правый бастион» Центральной Европы — Австрии, Венгрии, Чехии и Словакии — до Балкан и обратно: Прибалтика, Украина. В парламентах все больше ультраправых, получивших мандат благодаря поддержке неонацистов, а на Украине – и открытых неонацистов.

Заметим, что нацизм и тоталитаризм — это порождение именно европейского общества. Сегодня нельзя не напомнить и о том, что в Европе еще до Второй мировой войны многими европейскими странами уже правили диктаторы.

В начале 1941 г. на военную машину Германии работало порядка 5000 европейских промышленных предприятий. Кроме того, европейские страны взяли на себя расходы по содержанию на своих территориях немецких оккупационных войск. Из двух десятков европейских стран почти половина – Испания, Италия, Норвегия, Дания, Румыния, Венгрия, Словакия, Финляндия, Хорватия (выделенная тогда из Югославии) – совместно с Германией вступили в войну с СССР, отправив на Восточный фронт свои войска. И к концу июля 1941 г. 30% гитлеровской армии вторжения составили войска стран-сателлитов Германии.

Не может не внушать опасений тот факт, что в Евросоюзе обсуждается вопрос о создании объединенных вооруженных сил как бы в пику президенту США Дональду Трампу, но практически речь идет о создании войск быстрого реагирования НАТО на европейском континенте. На добровольной основе. Пока без фюрера. Но он может появиться в любой момент. И, как видим, не обязательно в Германии.

Читать дальше: Европа: вместо «здравствуйте» – «хайль»?