Жареные сливы

Публичные страсти по репетиторству поугасли — видимо, столичные труженики готовили клиентов к ЦТ, зарабатывая денежку и не отвлекаясь на прессу. Однако как только подготовка к ЦТ закончилась, тема всплыла опять.


 


12 июня бывший сотрудник Минобра (2013—2016) и по совместительству близкий друг Евгения Ливянта Сергей Ольшевский разместил в соцсети проект Кодекса об образовании и выдержку из служебной записки к нему.

Больше года этот проект Кодекса, который подан как некая секретная информация, находился в открытом доступе на сайте министерства.

При этом к проекту фактически не проявляли интереса — к сожалению, можно констатировать практическую бесполезность широкого общественного обсуждения. Оказалось, что СМИ интересуют не сами нормативные документы, а их жареные интерпретации.

В то же время проект кодекса разрабатывался с 2015 года, и что именно мешало Сергею эффективно работать над ним в стенах Минобразования, а не у себя в «Фейсбуке», он не указывает.

Что касается сопроводительной документации, в том числе пояснительно записки (о ней ниже), то данные материалы будут опубликованы на сайте Палаты Представителей, когда законопроект туда поступит, и также не являются чем-то секретным.

В то же время информация содержит некоторые нелицеприятные факты о действующих коррупционных проявлениях, на которые мы ранее намекали в СМИ, но не выносили из избы.

Из пояснительной записки:
 

Мониторинг деятельности организаций, предоставляющих репетиторские услуги, проведенный Прокуратурой города Минска, изучение Министерством образования ситуации, связанной с оказанием педагогическими работниками услуг репетиторства (консультативных услуг по отдельным учебным предметам (предметам), учебным дисциплинам (дисциплинам), образовательным областям, темам, в том числе помощь в подготовке к централизованному тестированию, показали, что оказание таких услуг является достаточно распространенным видом деятельности.

На практике имеют место случаи, когда отдельные педагогические работники, оказывающие услуги репетиторства, целенаправленно снижают качество своей работы по основному месту работы и не обеспечивают должный уровень знаний, умений, навыков обучающихся, вследствие чего многим обучающимся приходится пользоваться услугами репетиторов. При этом не у каждой семьи имеется возможность обратиться к репетитору. В такой ситуации обучающимся не обеспечиваются равные возможности в получении качественного образования.

Кроме того, в ходе реализации образовательных программ педагогические работники принимают участие в организации образовательных мероприятий, аттестации обучающихся, проведении вступительных испытаний в целях приема (зачисления) лиц для получения образования и централизованного тестирования. При этом важным является обеспечение объективной оценки знаний, умений, навыков абитуриентов, обучающихся. В этой связи целесообразно исключать участие педагогических работников, осуществляющих репетиторство, в данных мероприятиях.
 

Данная информация подается в соцсети с сарказмом, хотя даже комментарии под записью позволяют понять, что проблема есть и фактически впервые артикулируется.

Отметим, что прямая задача Минобра — устранить те нормативные люфты, которые допускают скрытые коррупционные риски. Речь не только о вымогательстве — эта схема для правоохранителей очевидна, а о тех негласных договоренностях, которые возникают между учителями и репетиторами.

Именно против них направлена новая статья 50, о которой пишет С.Ольшевский:
 

предотвращение использования педагогическим работником служебного положения, служебной информации в интересах лиц, которым указанный работник оказывает услуги репетиторства, что может быть квалифицировано как совершение коррупционного правонарушения либо правонарушения, создающего условия для коррупции.
 

Рынок репетиторства в Беларуси рос рывками, за счет увеличения мест в вузах и избыточности высшего образования. Однако количество поступающих теперь, наоборот, сокращается, и рынок прирастает за счет более глубокого охвата средней школы. «Репетируют» теперь не только выпускников, но повсеместно учеников младших классов. И именно отсюда растут ноги у постоянных накатов на среднюю школу — это информационное сопровождение, рассчитанное на карман родителей.

При этом ситуация кардинальным образом отличается в столице и в регионах. И проблемы в «Фейсбуке» — это в основном проблемы Минска. Так называемые эксперты не представляют себе, что происходит за кольцевой дорогой — это им просто неинтересно, поскольку основных клиентов поставляет столица.
 


В репетиторство уходят огромные средства родителей — такса по Минску составляет 15—20 рублей за одно занятие. Значительная доля репетиторских услуг вообще не фиксируется и является «серой».
 


И просто обложить единым налогом — не значит эффективно отрегулировать данную сферу.

Отметим также, что наиболее распространённой практикой является рекомендация своих учеников другому репетитору. Это своего рода фильтр, который делает схему латентной — к ней сложно придраться с правовой точки зрения, и ни одна из трех сторон (родитель, учитель, репетитор) не заинтересована в ее разглашении.

Именно это обуславливает латентность данной практики. Более того, сама проблема ранее вообще не озвучивалась — возможно, потому что экспертная скамейка у нас очень короткая, а в качестве экспертов выступают исключительно репетиторы, а не, скажем, работники правоохранительных структур.

Тем не менее отдельные шаги уже предприняты — например, чтобы отследить субъективность системы оценивания (занижение/завышение оценок) и реальный уровень знаний, возвращается практика т.н. министерских контрольных.

Что же касается направления реформы, связанной с гимназиями, то намекнём, что чем более система дифференцирована, тем выше коррупционные риски.

И отдельным лицам (и речь здесь совсем не о критиках или журналистах) стоит сказать спасибо, что образованием пока занимается соответствующие министерство, а не иные структуры.

Очевидно, что от системных коррупционных проявлений в проигрыше все, кроме работников образования и репетиторов. Которые, кстати, зачастую совпадают в одном лице либо образуют семейные пары.

Кстати, пока Минобр рубит гордиев узел, очень любопытно наблюдать за третьей стороной баррикады — националистами. Складывается впечатление, что их не интересует ничего, кроме белорусского языка и партийной принадлежности министра. Вероятно, они согласны и на коррумпированную школу, и на поборы, и занижение оценок — либо просто не задумываются об иных проблемах средней школы.

Также с сожалением отметим, что амбиции отдельных родителей видны даже из космоса; однако провоцировать обсуждение в «Фейсбуке» и влиять на государственную политику — несколько разные вещи.

На протяжении последнего года мы неоднократно наблюдаем попытки манипулировать общественным мнением с помощью СМИ и различных вбросов. Но тем не менее караван идет. И все, что требуется Министерству образования — время для завершения реформы. Результат полностью окупит издержки.

Читать дальше: Жареные сливы