В. Авагян: Нет выхода, кроме возвращения

В. Авагян: Нет выхода, кроме возвращения

Известный экономист, В.Л. Авагян, убеждён, что человечество оказалось в помещении, замурованном со всех сторон, кроме одной: входа. Той двери, через которую вошли. И выбор мировой экономики небогат: или сидеть в тупике, пока не помрёшь от истощения, или вернуться к двери по имени 1991 год, проанализировав ошибки маршрута, возвратиться в прежнее состояние и искать перспектив уже из предыдущей комнаты. В 1991 году мы ошиблись дверью, убеждён Авагян. Вопрос, кто виноват? – важен, конечно, но важнее вопрос – что делать? Дальше простукивать стены тупика? Мы за 30 лет их обстучали уже по сто раз, и поняли – везде мёртвая кладка. Ну нет тут другой двери, чем та, через которую вошли!

Вазген Липаритович убеждён, что без осуждения «рейганомики», «тетчэровщины», без деельцинизации и ресоветизации человечество обречено погружаться в пучину мглы и ужаса. И сегодняшний кошмар – сущие цветочки по сравнению с теми «ягодками», которые зреют во мраке. Ибо ничего доброго не вывести из логики постоянно нарастающей вражды в рамках постоянно обостряющейся конкуренции. Все «прелести демократии» оказались на поверку «сокровищами гномов»: они или не то, за что себя выдавали, или откровенно нефункциональны, как муляж машины, неспособный заменить работающую машину. Авагян говорит об этом довольно эмоционально:

— Понимаете, силы, которые пришли к власти в 1991 году – нарезали советскую территорию в процессе приватизации собственности, земли и людей ломтями. Развивать эти отрезанные ломти они не имели ни планов, ни желания. Для развития и нормального функционирования захваченной территории у них нет ни склонности, ни способности. Ждать прогресса в какой-то из пост-советских «приватизированных» местной мафией «республик» — всё равно, что ждать, когда вор-домушник, пробравшийся к вам в дом, сделает вам евроремонт…

-Ну, а если он поселился в доме, дверь в который взломал фомкой?

-И что? Во-первых, у него специфический взгляд маргинала на жилище: как на звериное логово. Во-вторых, даже если бы ему вдруг приспичило облагодетельствовать взломанный дом – у него же нет ни инструментов, ни навыков ремонтника! У него, кроме фомки и злоумышления вообще ничего нет…

-То есть вы хотите сказать, что система собственности в современном мире противоречит системе компетенций, а коммерческая тайна – правам человека?

-Именно так. Для того, чтобы стать инженером на химзаводе, нужно двадцать лет учится химии, а чтобы стать хозяином инженеров, собственником химзавода – не потребует никаких квалификационных минимумов. Уродство рыночной экономики состоит в том, что возглавить пекарню или сапожную мастерскую может любой: хоть младенец, хоть сумасшедший. Это вопрос собственности – оформленных и признанных бумаг на его имя. Но мы же прекрасно понимаем, что организовать работу пекарни или сапожной мастерской, как и любого иного предприятия – может только компетентный в конкретной профессии человек. Он должен обладать знаниями, и не любыми, а приложимыми именно к этому делу. Он должен обладать инструментарием – и тоже, не любым, а нужным этому промыслу. Ну, конечно, и его желание организовать хлебопечение или ремонт обуви (как и любой другой технологический процесс) – играет не последнюю роль. Если новому владельцу чуждо, непонятно и даже отвратительно то дело, которым занимается пекарня – то она уже не сможет работать, как пекарня.Но технология требует не только желания её реализовать (которого у пост-советских приватизаторов нет и никогда не было). Одного желания мало (особенно, когда его и нет). Любая технология – это несвобода действий, преодоление их произвольности. Она тоталитарна, любая технология! Она не спрашивает – нравится или не нравится вам техника безопасности или технологические требования к процессу, выработанные веками его становления. Для сапожной мастерской (самый простой пример) – нужен ведь именно сапожный нож, а не какой угодно. Если вы вооружитесь грибным или перочинным ножичком, то сапожную мастерскую придётся закрывать…То есть: любой технологический процесс обеспечивается вполне определёнными действиями с вполне определённым оборудованием. Оттого, что какого-то вора согласовали владельцем пекарни (по бумагам) – не следует, что он стал первым по мастерству среди пекарей.

-Он начальник по праву силы, но не по праву компетенции?

-Да. А подлинный начальник, управленец, а не доминирующий хищник, должен быть именно первым в том деле, над которым начальствует, понимать его лучше всех своих подчинённых. Иначе какой от него толк делу? Неумеха не организовывает процесс, а наоборот, дезорганизует его.
Читать дальше: В. Авагян: Нет выхода, кроме возвращения