Игорь Орлович: Механизм Светланы Алексиевич

31 мая 2018 года Нобелевскому лауреату в области литературы Светлане Алексиевич исполнилось 70 лет. Дата прошла практически незамеченной…
Бывает? Бывает. Сколько раз бывало, когда недалекие современники в упор не видели юбилеев великих авторов. Корнею Чуковскому, к примеру, на его 70-летие соседи по санаторию подарили гипсовый бюст Мичурина, который он, уезжая, «забыл» под кроватью, а более никаких поздравлений и не было. Так и тут. Не шли благодарные читатели длинной вереницей к дому живого классика, не звенели бокалы с шампанским на правительственном приеме.
Скромность? Конечно. Скромен юбиляр, скромнее многих иных. Не хвастается своими квартирами и поместьями, для него это пыль, трын-трава, он человек духа. И с правительством у него отношения сложные, чтобы по приемам ходить. Но истинная причина, думается, в другом. Помните про ковбоя неуловимого Джо, за которым никто не мог догнаться?.. Вот-вот. И тут причина та же самая.
Печально, но факт: к юбиляру люди попросту равнодушны.
Почему так?
Можно опять-таки сослаться и на то, что сейчас читают меньше, и на то, что творчество юбиляра не абы какое, а серьезное, и на то, что незрелый белорусский народ духовно вообще не дорос до писаний классика и недостоин ходить к нему на поклон, и еще на многое. А ведь опять же причина проще. Не любят у нас тех, кто собственный народ и Родину грязью поливает, да еще на весь свет об этом рассказывает, а потом за свою чернуху деньги получает. Вот и все. (Конечно, есть и такие, которые готовы на руках его носить, но это понятно: им за это перепадает с лауреатского стола, они рассчитывают на то, что и их фамилии будут вписаны в биографию и завещание светозарного гения.)
Иностранцы таким рассказам рады были всегда. Всегда готовы были платить деньги тем, кто строчит про то, какие в России и СССР цари и генсеки дурные, какие женщины продажные, какая армия бестолковая, какие колхозы неурожайные. Особо талантливым да одаренным вообще Нобелевскую премию давали. Она с начала ХХ века огромный авторитет наработала, великие люди ее когда-то получали, и по заслугам. Попробуй поспорить с нобелиатом – посмеются над тобой, будь ты хоть сто раз прав. Нобелиат автоматом в классики попадает, он вроде как Бунину ровня. Оттого везде нобелиату почет и уважение. Алексиевич и сейчас в Беларуси уникальное положение занимает – только она может нести что хочет про что хочет. Хоть про власть, хоть про оппозицию, хоть про Путина. Попробуй тронь ее. Тут же весь мир завоет: ой-ёй-ёй, Нобелевского лауреата за решетку тянут!..
И нет никакого дела никому до того, что давно уже Нобелевскую премию получают писатели, чьи фамилии не известны никому, кроме их издателей да Нобелевского комитета. Что получение этой премии – сложнейшая политическая многоходовка. Что сама премия настолько себя дискредитировала, что в 2018 году ее вообще никто уже не получит.
Ладно, все это понятно. И понятно, что нужна Алексиевич прогрессивной общественности ровно до того, как озвучивает то, что общественности надо. Попробуй она завтра сказать хоть что-то о том, что Путин – талантливый государственный деятель. Тут же ее в Беларуси прогрессивная общественность и закопает. Сиди, нобелиат, и не рыпайся, послушно подтверждай своим авторитетом то, что нам надо – только это от тебя и требуется. Только оттого мы тебя на руках и носим, в автографы выстраиваемся на книжных выставках, что ты Лукашенко не любишь. Только попробуй быть самостоятельным.
Но тут самостоятельностью и не пахнет, юбиляр радостно озвучивает все, что надо. Ибо и сам так думает. Общественность воет от восторга. Встретились два одиночества.
Непонятно пока другое – механизм возведения фигуры Алексиевич в классики.
Читать дальше: Игорь Орлович: Механизм Светланы Алексиевич