«Старшего брата» больше нет. Россия перестала прощать

Как известно, внешняя политика, проводимая руководством России, в целом пользуется весьма высоким уровнем общественной поддержки в стране. Однако есть тема, неизменно вызывающая у многих граждан раздражение.
Речь идет о проявлении — реальном или кажущемся — такой исторически заметной черты российской внешней политики, как незлопамятность.
Показательно, насколько изменились общественные настроения в данном вопросе. Еще относительно недавно — не далее чем поколение назад — отечественное общество гордилось тем, что Россия не помнит зла, готова «понять и простить», прийти на помощь вчерашнему врагу, всегда открыта к сотрудничеству, и тем, как много стран и народов на планете обязаны ей своим выживанием, развитием и благополучием.
После подъема антироссийских настроений в мире в постсоветские времена эти перемены выразились в горько-ироничном анекдоте про «русских варваров, которые врывались в кишлаки, аулы, стойбища, оставляя после себя города, библиотеки, университеты и больницы».
Частично из-за постсоветской русофобии множества бывших «братских народов», частично по ряду других причин настроения заметно сдвинулись. Теперь идеи безвозмездной помощи и прочих щедрых жестов в пользу других стран не находят широкой поддержки в российском обществе. Наоборот, подобные новости — от списания Россией чужих госдолгов до дорогостоящих гуманитарных проектов за границей — вызывают чаще глухой ропот в адрес властей, хотя ныне эта деятельность и близко не имеет советского размаха, да и стоят за ней обычно вполне прагматичные причины, а не «широта русской души».
Тем не менее российское общество довольно болезненно относится ко всем случаям отступления от принципа взаимовыгодного партнерства, который ныне заявляет Москва в качестве главного принципа своей внешней политики. Причем наибольшая чувствительность в данном вопросе проявляется даже не в отношении условных «голодающих народов Африки», а тех самых «братских народов», с которыми Россия исторически связана очень тесными узами. В первую очередь речь о странах Восточной Европы.В глазах российского общества слишком уж разителен контраст между тем, сколько для этих народов и их государств сделала Россия за столетия истории, в том числе влезая в ненужные ей войны для защиты славян и единоверцев, и откровенно недружественной нам политикой, которую те проводят при первом же удобном случае. В том числе последние тридцать лет.
При этом понятно общественное беспокойство по поводу того, что именно эти страны имеют шанс использовать сентиментальные чувства Москвы, уговорив на очередные поблажки для себя вопреки интересам России. Следует признать, что беспокойство это имеет под собой определенные основания, поскольку слишком уж часто подобное происходило в прошлом.
Так вот. На днях произошло событие, которое крайне наглядно продемонстрировало, что эти тревоги беспочвенны, а руководство России гораздо лучше самого российского общества помнит разнообразные внешнеполитические эксцессы — помнит и действует с их учетом.

Тридцатого мая состоялся визит премьер-министра Болгарии Бойко Борисова в Россию, причем вряд ли у него остались особо приятные воспоминания об этой поездке, поскольку по ее результатам стало очевидно, что сентиментальности и решений на ее основе от нынешнего Кремля не дождешься.

Премьер-министр Болгарии Бойко Борисов на пресс-конференции по итогам встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. 30 мая 2018
Речь шла о возобновлении масштабного двухстороннего сотрудничества между странами, и в первую очередь — о возобновлении проекта газопровода в Болгарию из России.Безусловно, болгарам некого винить, кроме самих себя: несколько лет назад они для демонстрации евросолидарности собственными руками сорвали строительство «Южного потока», причем в момент, когда было почти все готово для его реализации. Итог известен — Болгария осталась у разбитого корыта, а российские газопроводы пошли в Турцию и Германию.
Читать дальше: «Старшего брата» больше нет. Россия перестала прощать