АРАМИСЫ ИЗ БРУКЛИНА. Дела автокефальные в серии «Скарбы адраджэння»

Кажется, Пётр Алексеев ич Порошенко, возжелавший заполучить собственную автокефальную церковь, задал новый тренд.

Наш патриотичный пресс-секретарь БПЦ протоиерей Сергей Лепин, кажется, опять сцепился с «русским миром». А телеканал «Белсат» порадовал передачей о том, как белорусы уже почти столетие борются за автокефалию. То есть за независимость нашей православной церкви от других церквей и за то, чтобы выше нашего патриарха были только боженька и местное правительство.
Занятная вышла передача и выводы неожиданные. Например, из неё можно узнать, что

у царкоўна-рэлігійным жыцці на пачатку ХХ ст. беларускі народ быў самы сірочы ў Еўропе: толькі ў яго не аказалася ўласнай канфесіі.

Что за собственная конфессия была, скажем, у французов или испанцев, бог его знает. Однако у белорусов, по мнению авторов фильма, она должна быть — наша государственность без неё недостаточно крепка.
Первый шаг в этом направлении сделал епископ Мелхиседек (Паевский). Который пытался выудить в мутных водах церковного раскола 20-х годов автономию для белорусской церкви и даже объявил себя в 1923 году митрополитом Белорусским. Но советская власть и церковное начальство не оценили порыв.
Следующим стал бобруйский епископ Филарет (Раменский), который объявил в 1927 году автокефалию. Советская власть не оценила и на этот раз.
Когда в 1941-м советская власть на территории Беларуси перестала существовать, сторонники автокефалии приободрились и попытались заинтересовать этой идеей власти немецкие. В 1942 году даже провели Всебелорусский церковный собор, приняли устав автокефальной церкви и поблагодарили Гитлера за освобождение от московско-большевицкого безбожного ярма. Но что-то опять пошло не так.
И тут передача неожиданно закончилась. С автокефалией не срослось, но за автономию надо бороться и реализовать вековую мечту народа и Мелхиседека. До новых встреч, дорогие зрители.
И, знаете, как-то обидно стало. За людей, которые в наши дни благословляют младофронтовцев в камуфляже, освящают кресты в Куропатах, сопровождают каждый год «Чарнобыльскі шлях» и из далекой Америки молятся за Украину.
Они уже сейчас на полном серьезе считают себя священниками белорусской автокефальной православной церкви. Младофронтовцы и демократические СМИ их в этом качестве признают. А вы говорите — не срослось.
Так что давайте рассказывать эту трагикомическую историю до конца. Она к тому же довольно поучительная.
Наши старые друзья
Продолжив погружаться в эту историю, мы сразу встретим старых знакомцев из предыдущей серии — «паваенную эміграцыю». У них вообще всё должно быть «белорусским по духу и содержанию». Включая и религию.
Да, попытки создать белорусскую автокефальную православную церковь начались во время немецкой оккупации. Немцы были не против.

Белорусские иерархи на пикнике с генеральным комиссаром фон Готтбергом.

Однако против было православное духовенство, которое хоть и сотрудничало с немцами и ненавидело большевиков, но не одобряло местного сепаратизма.
Архиепископ Афанасий (Мартос) в своей книге писал:

Натхніў на гэта немцаў беларускі актыў у Мінску, што складаўся з пяці-шасьці чалавек, якія карысталіся даверам немцаў.

Белорусскому активу удалось продавить Всебелорусский церковный собор, который прошел в Минске в сентябре 1942-го, однако участники спустили дело на тормозах — приняли устав и почти провозгласили новую церковь, но обращение к другим поместным церквям, без которого никак, отложили на потом.

Архиепископ Могилевский и Мстиславский Филофей (Нарко) — в 1942-1944 гг. фактический руководитель Белорусской автокефальной православной церкви.

А потом вернулась Красная армия, и собственную конфессию активу пришлось допиливать в эмиграции.
В мае 1946-го группа энтузиастов в лагере для беженцев в городе Регентсбург собрала Первый съезд белорусских православных верующих. Собрание просило «своих» священников не уходить в Русскую зарубежную православную церковь, а все-таки блюсти недопровозглашенную в 1942-м автокефалию.
Сперва в роли лидера новой церкви видели митрополита Александра (Иноземцева). Уроженец Тобольска провел гражданскую войну среди сторонников единой и неделимой России, добежав с ними аж до Константинополя, но с РПЗЦ у него как-то не складывалось. Впрочем, и с БАПЦ не сложилось — в 1948-м он странным образом погиб.
Подсобили автокефальные украинцы, выделившие для этой затеи одного своего епископа — Сергия (Охотенко). Какая разница, белорусская или украинская, главное что не русская и автокефальная.
В 1948 году на берегу Боденского озера провели собор — и многовековая мечта сбылась. Серьезно, многовековая — родоначальником идеи белорусской автокефальной церкви не мелочась объявили аж Григория Цамблака из 14-го века.
Епископ домашней выделки
Однако одним епископом кадровую проблему было не решить. Дело в том, что большая часть белорусских церковных деятелей времен оккупации, во главе с митрополитом Белорусским и Минским Пантелеймоном (Рожновским), оказавшись на Западе, все-таки выбрала для себя Русскую православную зарубежную церковь.
Причин, видимо, было две. Материальная — РПЗЦ была большой и небедной организацией. А также раскол среди эмиграции на сторонников созданной немцами Центральной Рады во главе с Островским и сторонников воссозданной в 1947 году Рады БНР во главе с Абрамчиком. Автокефалия считалась проектом Абрамчика, поэтому заклятые друзья из конкурирующей структуры гадили как могли.
Так или иначе, выход из этой ситуации белорусская эмиграция придумала простой — воспитать духовных лиц в своем коллективе. Если Арамис смог переквалифицироваться из мушкетеров в аббаты, так отчего же бывшему бойцу полицейского батальона не основать небольшой, но очень автокефальный приход где-нибудь в Нью-Йорке?…
Один из деятелей «белорусского движения» периода оккупации Владимир Томащик принял в 1949 году монашество и в том же году стал епископом Василём.
Иосиф Сажич, в молодости простой полицейский, а позже — глава рады БНР и кумир белорусской творческой интеллигенции, вспоминал:

Дарэчы, мяне хацелі высвяціць на святара, асабліва пасля смерці жонкі. Высвяціўся б — мог разлічваць стаць япіскапам. Але ўмяшаліся справы палітычныя, і я сказаў «выбачайце». І добра, бо я не веру ў Святую Тройцу…

Эти нюансы биографий добавляли автокефальному православию неповторимый шарм.
В 60-х годах приход св. Кирилла Туровского в Бруклине сотрясал конфликт. Один из лидеров сообщества прихожан Кастусь Мерляк, в прошлом — боец полицейского эскадрона Рогули и батальона «Дальвиц», — обвинил того самого епископа Василя в том, что тот хотел прибрать к рукам грант, выданный «Комитетом по освобождению от большевизма» Абрамчику.
Воевали несколько лет — судились, Василь отлучал от церкви направо и налево. Просили посредничества епископа Андрея (Крита) — этот в войну работал в школе национал-социалистических пропагандистов в Германии, а в 1950-м Василь рукоположил его в священники. Не вышло — и прихода св. К.Туровского стало два. Второй возглавил оперативно рукоположенный Святослав Ковш, тоже из бывших.
Я бы сказал, что на фоне нынешних ветеранов АТО господа коллаборационисты просто зайки: такая драма — и ни одной попытки пробить оппоненту башку или достать гранату.
(Желающим погрузиться в светские и духовные дрязги «паваеннай эміграцыі» могу порекомендовать эту книгу.)

Рада «Белорусской автокефальной православной церкви» — орган управления БАПЦ.

Фашисты и франшизы
Такие скандалы случались у наших мушкетеров регулярно. С начала 80-х сторонники Митрополита Изяслава и сторонники митрополита Николая схлестнулись в таких «гугенотских войнах», что небесная твердь дрожала. И только когда в начале нулевых оба духовных лидера преставились, всё потихоньку улеглось. Кажется, снова подсобили украинцы — сейчас церковь возглавляет Святослав (Логин) окончивший Киевскую духовную семинарию.
Ряды при этом, конечно, редели. Они и так были не сильно густыми — в скандале с расколом в приходе К.Туровского участвовало полторы сотни человек. Некоторые приходы, не выдержав всего, этого перешли в подчинение Константинопольского патриархата, часть прихожан ушла к униатам — там тоже службы «па-беларуску», но священники, как правило, с образованием и признаваемым статусом.
А главное — парни упустили момент, когда в Беларусь могли проникнуть какие угодно заграничные культы. Даже местную антисоветскую интеллигенцию, кажется, полностью подобрали униаты.
Однако существовала еще одна автокефальная православная церковь, которая не дремала — народная — БАП(Н)Ц. Эта еще веселее.
Её основателем стал Владислав Рыжый-Рыжски. Проверенный кадр — Центральная Рада, батальон «Дальвиц» и т.д. Тот самый Борис Рогуля так вспоминал о товарище:

Ён хацеў высьвяціцца ў сьвятары, каб служыць Богу на роднай беларускай мове. Аднак яго не прынялі ў духоўную сэмінарыю ў Лювэне, і ён адрокся каталіцкай царквы ды арганізаваў сваю рэлігійную арганізацыю, стаўся там япіскапам ды выдаваў нейкія адмысловыя дыплёмы.

В общем, этот ушлый малый смекнул, что производить епископов в два прихлопа — «не баг, а фича». И они с братишкой поставили это дело на конвейер.
При участии братьев Рыжих на свет появились «Американская православная католическая церковь», «Всемирный американский патриархат», «Белорусская автокефальная православная (народная) церковь» и «Белорусская автокефальная православная церковь в изгнании». Архиереев штамповали десятками.
Там тоже были скандалы и расколы, но убыль компенсировалась тем, что брали туда не только национально озабоченных белорусов-эмигрантов. Например, «Белорусская автокефальная православная церковь в изгнании» проросла весьма забавными всходами в Латинской Америке. Погуглите хорошенько Iglesia Ortodoxa Bielorrusa Eslava en el Extranjero — временами очень экзотично.

Такая себе франшиза, наподобие «Макдональдса» или KFC, только религиозная. Есть зарегистрированный бренд, который вы можете продвигать в своем регионе. Правда, традиционные церкви ваш духовный статус не признают, но если вас тоже не взяли в семинарию, но быстро хочется возглавить какую-нибудь епархию — чем не вариант… Дальше все зависит от вашей способности находить и окучивать паству.
Честно признаться, уже почти жалею, что вырос атеистом — был бы уже епископом, как тот Сажич говорил.
Хрыстос прызямліўся у Гародне
В начале 90-х младший брат основателя, Юрий Рыжий, решил принести свет истинной веры в родную Беларусь.
Первый блин вышел совсем комом — Петр Гуща, которого успели рукоположить в епископы, погорел на развращении малолетних.
Определенных успехов достиг перешедший из БПЦ в автокефалию отец Иван Спасюк — у него был функционирующий приход, и он даже начал строить на частном участке храм (увы, фото в сети найти не удалось, так что мы не сможем оценить масштабы сооружения). Однако недостроенный храм незарегистрированной структуры в 2002 году не церемонясь снесли власти. Отец Иван покинул Беларусь и вроде бы БАП(Н)Ц, переметнувшись в БАПЦ.
Но его труды не прошли бесследно — теперь у иерархов обеих автокефальных церквей имеется козырный ответ на дурацкий вопрос журналистов «а есть ли у вас вообще прихожане?». Есть, и немало, но помните, как храм сносили и штрафы давали? Вот! Поэтому все теперь в подполье, молятся тайно, и увидеть их нельзя.
На данном этапе младофронтовцев в камуфляже и «чернобыльских путников» окормляют протоиерей Леонид Акалович (по его словам, рукоположен обеими автокефалиями, но сейчас как будто ориентируется на БАПЦ) и иеромонах Викентий (Ковальков) от БАП(Н)Ц.

Акалович и боевики.

Их сложно назвать публичными людьми — из немногочисленных интервью можно узнать, что «говорение на родном языке — лучшее оружие против российской агрессии», что «мы не белорусы, а литвины», а также что они молятся Евфросинии Полоцкой и тому самому Мелхиседеку.

Иеромонах Викентий немного рассказал о себе — тяжелой судьбы человек. Это сложно пересказать, лучше послушать самому. По его словам, он был ранен во время штурма дворца Амина в Афганистане, впал в кому и увидел ангела. После того как он об этом доложил, его пять лет держали в спецтюрьме КГБ, где подвергали «спецлечению-инсулинотерапии», после которой к нему явился уже сам бог и провел обзорную экскурсию по раю. По его словам, от инсулинотерапии «умирает мозг». Тут я не понял — то ли все же не умер, то ли…

Еще сайт «Радио Свабода» периодически публикует послания архиепископа БАПЦ Святослава (Логина) из Америки, и там много интересного.

Святослав встретился с бойцами батальона «Азов» и заявил, что священник может брать оружие. Чужие церкви не будут молиться за нас — только своя церковь может защитить народ как этнос. На Пасху не дадим «старшим братьям» себя обмануть — каждый должен быть готов отдать жизнь за Родину. Белорусы должны верить в соответствии со своими национальными особенностями, которые они получили от своих дедов.

Я далек от религии, но, признаться, представлял себе христианство несколько иначе. Поправьте, если что, дилетанта, но мне казалось, что священник должен говорить о том, как спасти душу. А не про то, как спасти мову, про нацию, про государство и про войну.
Может быть, поэтому мы и видим одних иерархов, а все остальные «молятся тайно». Если человек хочет спасать мову — он идет в ТБМ, если хочет войну — в батальон «Азов», а в церковь, наверное, всё-таки ходят за чем-то другим.
Однако если вас не берут в семинарию, но хочется быстро заполучить собственную епархию — вы теперь тоже знаете куда идти.
Но с вас должок — как примете сан, не забудьте замолвить за меня словечко всевышнему.

P.S. Данная статья не является скрытой рекламой какой-либо иной конфессии или религии. Автор пропагандирует лишь критический взгляд на мир.
Дмитрий Исаёнок
Читайте в серии «Скарбы адраджэння»

 Лама по имени Ивонка Сурвилла

ТЕЛЕСКОП
Читать дальше: АРАМИСЫ ИЗ БРУКЛИНА. Дела автокефальные в серии «Скарбы адраджэння»