Парижские пригороды: на окраине процветания

В современной глобализации есть один важный плюс — мир становится ближе. А при ближайшем рассмотрении многие мифы и стереотипы исчезают.

«Сникерс» вместо чечевицы
В течение нескольких десятилетий на постсоветском пространстве формировали устойчивый образ Запада как зоны всеобщего процветания. Можно сказать, что позднесоветские вульгаризированные представления о «коммунизме» как всеобщем материальном изобилии либеральные пропагандисты исподволь заменили глянцевыми картинками общества потребления.
Как бы там ни было, но лейтмотивом «угара перестройки» стали фразы а-ля Жванецкий, так описывавшего американский гипермаркет: «Там у них на каждой полке — по коммунизму!»
Действительно, советский человек не был готов ни к правильному восприятию агрессивной рекламы, ни к манипуляции его сознанием в рамках политических технологий. И словно библейский Исав, продавший свое первородство за чечевичную похлебку, мы отдали наши социальные завоевания в обмен на жевательную резинку и «Сникерс» в яркой обертке.
Тогда никто не догадывался, что у блестящих витрин есть своя, далеко не парадная сторона. Но и сегодня об этом предпочитают умалчивать. По крайней мере, всю изнанку жизни в постсоветских странах стараются списать на «наследие совка». Дескать, это просто благословенные рыночные реформы у нас буксуют. И естественно, по вине «коммунистов», которые засели у власти и не дают развернуться «свободному предпринимательству» по рецептам западных экспертов, и так далее.
На самом деле никаких последователей Маркса и Ленина в постсоветских органах власти давно нет. А рекомендации от МВФ и Всемирного банка выполняются весьма тщательно. Впрочем, Аргентине и Греции это в свое время совсем не помогло. Да что там страны периферии — не все гладко и в самой метрополии.

Фото автора.
Спровоцированная нищета
Французская экономика занимает 2-е место в ЕС и 4-е — в мире. Тем не менее не всё так просто в солнечной Франции.
Центр Париж а — Мекка туристов. Сегодня сюда приезжают не только европейцы, американцы или японцы. Но в большем количестве — и жители Поднебесной, столь бурно развивающейся последнее время. Впрочем, чтобы самому увидеть колорит Азии или Африки, нет нужды покидать пределы департамента Иль-де-Франс. Пригороды Париж а давно переполнены мигрантами из этих регионов.
История иммиграции во Францию — довольно давняя. В Париж е есть даже Музей иммиграции. Сегодняшний наплыв мигрантов — во многом отложенный результат былого колониального господства Франции на африканском континенте и на Ближнем Востоке.
Первоначально африканцы и арабы попадают во французскую армию, где из них формируют подразделения иррегулярной конницы, сенегальских стрелков и так далее.
Во время Первой мировой войны части из арабов и африканцев бросали на самые опасные участки фронта. Сражались они и во Вторую мировую. В 1940 году нацисты почти сразу же уничтожали солдат-африканцев, попавших в плен. Автор посетил памятник бойцам армии «Свободной Франции», павшим при освобождении городка Лонжюмо в 1944 году. Едва ли не половина фамилий на обелиске — арабские.
Но разумеется, колонии поставляли империи не только chair ? canon. Со 2-й половины 19-го века Франция , понеся тяжелые потери в войне с Пруссией и из-за низкой рождаемости, начинает испытывать дефицит рабочей силы.
Первоначально завозят гастарбайтеров из Италии, Испании, Польши и других католических стран. Но затем все более существенным становится поток из Алжира и других колоний. В ходе промышленного подъема Франции сюда начинают завозить и дешевую рабочую силу — китайских кули.
Поток трудовой миграции особенно усилился после Второй мировой войны. Уничтожение Ливийской Джамахирии, санкционированное Николя Саркози, спровоцированные войны в Сирии, Ираке и Мали, множество других вооруженных конфликтов, тлеющих в Африке и Азии — сегодня все это повлекло за собой новую волну беженцев.

ТЕЛЕСКОП
Читать дальше: Парижские пригороды: на окраине процветания