Патриотизм как последнее прибежище

Патриотизм как последнее прибежище

В джентльменском наборе либеральных догм, внедряемых на всём постсоветском пространстве с конца 1980-х годов, почётное место занимает так называемая деидеологизация.

Положение о недопустимости объявления любой идеологии обязательной для всех граждан было закреплено и в российской конституции.
Но с тех пор, как принцип свободы государства от идеологии получил статус общепризнанного, в обществе появились и сомнения в том, что идеологический вакуум так уж однозначно полезен для страны.
Оставив позади лихолетье 90-х, государство постепенно стало приходить к мысли, что вакуум всё-таки придётся заполнить. И заполнять его решили… патриотизмом.

Черту под госзаказом на производство объединяющих страну смыслов подвёл президент Путин в 2016 году на встрече с верхушкой российского бизнеса:
«У нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма».

Только загвоздка в том, что патриотизм не может быть полноценной заменой идеологии как совокупности систематизированных упорядоченных взглядов, определяющих интересы и цели общества, и хотя бы отчасти опирающейся на рациональную научную картину мира.
Патриотизм же в гораздо большей степени связан с чувствами и эмоциями, чем со сферой рационального. Ни без того, ни без другого человек и общество существовать не могут, а значит и подмена одного другим не является решением проблемы.
А между тем сейчас происходит именно такая подмена.
Читать дальше: Патриотизм как последнее прибежище