Анатолий Матвиенко: «Бессмертный полк» или «Беларусь помнит»?

Общественный резонанс в Сети вызвало переименование властями Могилёва акции «Бессмертный полк» в «Беларусь помнит», а также малопонятные демарши минской и витебской муниципальной администрации.

Последние годы наблюдается постепенное расхождение традиций празднования Дня Победы в России и в Беларуси. В нашей стране более не приветствуется, хоть и не запрещается георгиевская символика, ей на смену предложен яблочный цвет. Из речей на высшем уровне постепенно исчезает слово «фашизм» применительно к германскому нацизму, что терминологически абсолютно верно, но также делает заметной разницу, россияне привержены к устоявшимся понятиям.

В целом, очень обидно, что Великая Победа растаскивается на куски. Началось это ещё в конце 1940-х, когда в пропаганде бывших западных союзников СССР всячески выпячивалась роль десанта в Нормандии и операций на Западном фронте, а грандиозные сражения на Восточном фронте упоминались вскользь. Советская сторона не осталась в долгу: замалчивался вклад западной коалиции в морскую блокаду Рейха, уничтожение союзниками Кригсмарине и половины Люфтваффе, принижалась роль ленд-лиза и стратегических бомбардировок промышленных центров.

 

А сейчас мы слышим об участии (возможно – решающем) отдельных республик, ныне постсоветских государств. Например, что «украинская армия» освободила Освенцим.

Война закончилась давно, но её итоги по-прежнему многое определяют в нашей текущей жизни. Две мировые войны – две главные трагедии, обрушившиеся на нашу землю. Установление советской власти и её крах прошли с несравнимо меньшими потрясениями. И если для граждан США события Гражданской войны Севера и Юга полуторавековой давности считаются не менее актуальными, чем победа в Арденнском сражении или у атолла Мидуэй, британцы гордятся Трафальгаром не меньше, чем Битвой за Англию, соответственно, и у нас очень многое ещё долго будет сверяться, исходя из политических и нравственных ориентиров, заложенных в 1945 году.

Беларусь и Россия отмечают праздник 9 мая, так как в начале первого после полуночи по московскому времени в Потсдаме были подписаны документы о капитуляции. По местному времени ещё продолжалось 8 мая, а Германия на самом деле сдалась 7 мая, вот только первая капитуляция состоялась без присутствия советских военачальников достаточно высокого ранга… Уже один только выбор даты сам по себе свидетельствует о внешнеполитических предпочтениях, Беларусь сохраняет верность девятому мая и тем самым демонстрирует приверженность советской и российской традиции.

Хотя дело даже не в дате. Важнее смысл, символизм, вкладываемый в праздник.

О символах нужно сказать чуть подробнее.

Россияне чтут георгиевскую ленточку, о чём говорилось ранее. С подачи БРСМ белорусской эмблемой Победы стал яблоневый цвет на зелёно-красном фоне. Рискну предположить, что обе эмблемы, даже приколотые рядом на лацкане одного пиджака, не конфликтуют!

Вообще, символ имеет лишь то значение, которое в него вложили создатели, а ещё накладывается след событий, с ним связанных. Вот, к примеру, самый скандальный из белорусских символов – БЧБ-флаг. В 1917 году он был знаменем малочисленной и не популярной в народе политической организации, то есть ничего не значил. Его протащили на Всебелорусский съезд, где БЧБ поднимался наряду с красным стягом марксистов и белым флагом поборников независимости, и так как съезду не дали учредить белорусское государство, никакого нового наполнения у символов не появилось. Затем промелькнула и исчезла Белорусская Народная Республика (БНР), она была самодеятельным кружком группы политиков с галёрки, то есть ничем, оттого использование БНРовцами бело-красно-белого полотнища ничего не прибавило и не убавило.

А вот «Слуцкi збройны чын» оставил на БЧБ такой след, будто его кинули в навозную лужу и потоптались сапогами. Массовые погромы, бесчеловечные убийства мирных жителей и другие воинские преступления балаховцев, олицетворявших вооружённые силы бело-красно-белого белорусского образования, сделали БЧБ непригодным для применения в приличном обществе… но флаг превосходно подошёл для реинкарнации БНР в нацистских объятиях. Поэтому принятие БЧБ в качестве государственного, имевшего столь запятнанную карму, было стратегической ошибкой белорусских властей образца 1991 года. Естественно, после референдума БЧБ отправился в утиль, абсолютное большинство белорусов проголосовало против националистического и нацистского наследия.

 

Георгиевская ленточка, знак воинской славы Русской Императорской Армии и Красной Армии СССР, а также средство визуализации «Бессмертного полка», использован вооружёнными силами Новороссии. В Украине объявлен символом «российской агрессии», его ношение чревато там серьёзными неприятностями.

 

Я воздержусь от полемики, полыхающей между «укропами» и «ватой», как обзывают друг друга противоборствующие участники конфликта, лишь подчеркну: этот конфликт, при всей своей значимости для политического климата современной Восточной Европы, на много порядков уступает Второй мировой войне. У самих украинцев отношение к памяти победителей и к сепаратизму юго-западных областей совершенно разное, Победу они чтут. Даже в западных областях, где Бандера слывёт национальным героем, подчёркивается, что бандеровские формирования выступили на завершающем этапе против нацистских оккупантов и внесли какой-то свой вклад в борьбу с ними. Поэтому ношение георгиевской ленточки вне контекста гражданской войны в Украине мне представляется совершенно оправданным. Тем более – в Беларуси, на государственном уровне соблюдающей строгий нейтралитет в российско-украинском споре.

 

«Бессмертный полк» из внутрироссийского движения перерос в международное. Ничего вредоносного для Беларуси в нём не вижу. Это – просто организационная форма увековечения памяти героев, павших в боях, умерших после Войны, и воздание почестей немногим уцелевшим до настоящего времени, без растягивания Победы по национальным квартирам. «Бессмертный полк» никогда не будет жечь покрышки на Майдане. Или ломать двери Дома Правительства в Минске.

Рискну предположить, что неожиданный манёвр могилёвских властей связан с боязнью не набрать нужное число участников для учреждённой исполкомом акции, но не с неприятием «Бессмертного полка».

 

В Витебске акцию не запретили, но почему-то воспротивились логотипу «Бессмертного полка». Он всё равно был пронесён по городским улицам; народная инициатива пересилила чиновничий произвол.

 

Самое странное творилось в Минске. Шествие колонны было запрещено, но ни у кого не возникло сомнений – ветераны и потомки ветеранов всё равно начнут собираться у Белгосфилармонии, как было объявлено заранее. И уж спускать на них ОМОН с дубинками за несанкционированные действия выглядело бы безумством. Тем более – накануне встречи президентов двух братских стран. Поэтому колонну соизволили пропустить…

 

Зачем было создавать искусственные трудности? «Бессмертный полк» шёл через континенты, в США, в Израиле, в ФРГ. Даже в Киеве! А в Минске ему строили препятствия.

 

Не надо пихать друг дружку локтями – кто и что уместнее в День Победы. Наколите на лацкан полосатую чёрно-оранжевую ленточку и яблоневый цвет в один ряд! Праздник прошёл, но знаки мира и Победы уместны круглый год. Перед памятью о той Войне все эти споры – мелочная суета.

А вот бело-красно-белой символике на наших улицах не место. Во всяком случае, в Минске 9 мая БЧБ-флаг мне на глаза не попался. Это – знамя побеждённых, но не победителей. Разве что на исторической реконструкции парада на Красной площади стоит пронести его наряду с нацистскими знамёнами и брезгливо швырнуть на брусчатку.

Читать дальше: Анатолий Матвиенко: «Бессмертный полк» или «Беларусь помнит»?