Потеряли ли США своего лучшего друга, ушедшего к их крупнейшему сопернику?

Потеряли ли США своего лучшего друга, ушедшего к их крупнейшему сопернику?

В то время как Си Цзиньпин, президент Китая, находился с визитом в
Британии и обещал большие инвестиции, можно было часто слышать китайское
слово \»kowtow\» (рус. раболепствовать, пресмыкаться — прим. перев.). Оксфордский словарь дает ему определение
как поклонение, при котором делают низкий поклон \»в знак почитания или
подчинения\» — и одновременно действуют \»излишне подобострастным
образом\». Оба эти определения имеют отношение к государственному визиту китайского президента. Исторически человеком, получавшим самый глубокий поклон, являлся сам
китайский император; человек, демонстрироваший уважение, преклонял
колени три раза, каждый раз касаясь головой земли три раза — всего
девять раз. Первые британские послы в конце 18-го века не сделали этого,
поэтому в полном посольстве было отказано: император Цяньлун послал письмо Джорджу III, в котором ясно выражалось его мнение об иностранцах как о \»варварах\», неизбежно уступающих Китаю. Посольство не было разрешено до тех пор, пока британцы и французы не
заставили Китай подчиниться в Первую (1839-42 гг.) и Вторую Опиумную
войну. Оба победителя получили концессии на торговлю, а Гонконг был
передан британцам. В течение десятилетий после этого Соединенное
Королевство являлось самой мощной страной в мире, карая Китай —
правители которого были крайне чувствительны к статусу — большим
унижением.  Теперь это унижение происходит в обратном направлении. Более чем два столетия спустя после того, как первый посол отказался
пасть ниц перед Сыном Неба, \»поклонение\» используется в первом значении
слова. Си оказывают высочайшее почтение, какое только может оказать
британское государство. Королева Елизавета II устроила для него прием и
предоставила комнаты в Букингемском дворце (которые последними занимали
ее внук Уильям и его супруга в их брачную ночь); Си выступил в
парламенте; и ему постоянно уделяли внимание либо королева, либо
премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Потеряли ли США своего лучшего друга, ушедшего к их крупнейшему сопернику?

\»Reuters”, Великобритания- 26 октября 2015 г.
\»Has the United States lost its best friend to its biggest rival?\»
Потеряли ли США своего лучшего друга, ушедшего к их крупнейшему сопернику?
Джон Ллойд

Потеряли ли США своего лучшего друга, ушедшего к их крупнейшему сопернику?

Китайский президент Си Цзиньпин с герцогиней Кембриджской и
королевой Елизаветой II во время государственного приема в Букингемском
дворце, Лондон, в первый день его государственного визита в Британию 30
октября 2015 г. РЕЙТЕР/Доминик Липински/Архив

В то время как Си Цзиньпин, президент Китая, находился с визитом в
Британии и обещал большие инвестиции, можно было часто слышать китайское
слово \»kowtow\» (рус. раболепствовать, пресмыкаться — прим. перев.). Оксфордский словарь дает ему определение как поклонение, при котором делают низкий поклон \»в знак почитания или
подчинения\» — и одновременно действуют \»излишне подобострастным
образом\».
Оба эти определения имеют отношение к государственному визиту китайского президента.
Исторически человеком, получавшим самый глубокий поклон, являлся сам
китайский император; человек, демонстрироваший уважение, преклонял
колени три раза, каждый раз касаясь головой земли три раза — всего
девять раз. Первые британские послы в конце 18-го века не сделали этого,
поэтому в полном посольстве было отказано: император Цяньлун послал письмо Джорджу III, в котором ясно выражалось его мнение об иностранцах как о \»варварах\», неизбежно уступающих Китаю.
Посольство не было разрешено до тех пор, пока британцы и французы не
заставили Китай подчиниться в Первую (1839-42 гг.) и Вторую Опиумную
войну. Оба победителя получили концессии на торговлю, а Гонконг был
передан британцам. В течение десятилетий после этого Соединенное
Королевство являлось самой мощной страной в мире, карая Китай —
правители которого были крайне чувствительны к статусу — большим
унижением.
Теперь это унижение происходит в обратном направлении.
Более чем два столетия спустя после того, как первый посол отказался
пасть ниц перед Сыном Неба, \»поклонение\» используется в первом значении
слова. Си оказывают высочайшее почтение, какое только может оказать
британское государство. Королева Елизавета II устроила для него прием и
предоставила комнаты в Букингемском дворце (которые последними занимали
ее внук Уильям и его супруга в их брачную ночь); Си выступил в
парламенте; и ему постоянно уделяли внимание либо королева, либо
премьер-министр Дэвид Кэмерон.
Такого рода внимание связано с тем, что Китай может инвестировать до 46 миллиардов долларов в различные проекты, включая до 12 миллиардов
долларов в новую атомную электростанцию (совместно с Францией). Китай
будет использовать Лондонский Сити для международных банковских,
валютных и других торговых операций; и будет отдавать предпочтение
Британии при импорте услуг.
В этих новообретенных дружеских отношениях не было никакого публичного
упоминания с британской стороны прав человека или гражданских прав.
Никаких нотаций о заключении под стражу диссидентов, ни о подавлении и
так уже ограниченной свободы прессы, ни даже об огромной коррупции,
которая все еще свирепствует в стране, невзирая на кампанию Си по борьбе
с ней. Это молчание — как говорят многие — является позором для
Британии.
Стив Хилтон, когда-то ближайший советник Кэмерона, сказал,
что поведение его бывшего начальника \»является одним из худших унижений
страны с тех пор, как мы пошли на поклон к МВФ в 1970-е\» (в 1976 году
Международный валютный фонд ссудил почти разоренному Соединенному
Королевству 4 миллиарда долларов).
Художник-диссидент Ай Вэйвэй, находящийся сейчас в Лондоне, сказал,
что китайцы — которые, как он считает, все больше осознают свои права —
будут \»крайне разочарованы\», если увидят, что Кэмерон оставил в стороне
права человека\».
Эти споры, скорее всего, затихнут и вернутся на уровень дебатов среди
специалистов и активистов: но есть и более широкий вопрос, выходящий на
первый план.
Британия считала себя лучшим другом Соединенных Штатов на
международной арене в течение более чем ста лет. Я думал, что мы,
британцы, преувеличивали важность этого — пока не услышал, как президент
Соединенных Штатов сказал аудитории в Палате общин в мае 2013 года, что это особые, очень особые отношения \»из-за
ценностей и убеждений, которые объединяли наши народы веками\».
Судя по всему, эти отношения не выдержали испытание временем. Этот
прошедший год был особым только в том смысле, что в отношения
закралась тревога, так как один за другим высокопоставленные
американские чиновники сетовали на сокращения в области
обороноспособности Соединенного Королевства. Затем в марте тревога
превратилась в раздражение, когда Соединенное Королевство возглавило
список западных стран, присоединившихся к руководимому Китаем Азиатскому
банку инфраструктурных инвестиций лишь при минимальном оповещении об этом Соединенных Штатов. Один высокопоставленный чиновник заявил о \»постоянном соглашательстве\» британцев с Китаем.
Теперь администрация США считает, что, согласно другому неназванному источнику,
\»на самом высоком уровне британского правительства произошло серьезное
переосмысление, что (они) будут стараться изо всех сил, чтобы послать
сигнал, что (они) хотят хороших отношений с Китаем. Это довольно не
по-британски\». Это не по-британски: быть британцем означало быть
близкими с Соединенными Штатами — а не рубить, судя по всему, бездумно
связи, которые связывали две крупные англоязычные страны, в пользу
нового и неожиданного азиатского увлечения.
Это очень большой риск — делать ставку на начавшую усиливаться
державу; косвенно это является ставкой против Соединенных Штатов,
которые, хотя все еще являются в значительной степени самым богатым и
самым влиятельным государством, неизменно слабеют по отношению к Китаю.
Этот важнейший пересмотр отношений возглавил министр финансов Джордж
Осборн, вероятный преемник Кэмерона, когда тот освободит место перед
следующими выборами в 2020 году: пересмотр, по-видимому, включал такие
соображения как кажущаяся всему миру слабость этого и, вероятно, будущих
президентов США, постоянные затруднения в вашингтонской политике и уход
в себя американского истеблишмента — особенно на правом фланге.
Далее следует отметить, что референдум в следующие два года о
британском членстве в Европейском Союзе может привести к выходу из ЕС — и
к необходимости для этого государства средней величины найти новых,
больших друзей. Британская экономика растет примерно на 2,5 процента — она одна из лидеров среди развитых экономик — но последние данные
показывают признаки замедления, и промышленное производство остается
слабым. Восток возможно, больше не является (очень) красным, но он все
больше перегружен богатством.
Поэтому вероятен очень большой сдвиг в международной позиции Британии:
если это подтвердится, то последствия будут намного более серьезными,
чем последствия для самой страны. Это подчеркнет слабеющую позицию
Соединенных Штатов; еще больше встревожит другие страны-члены ЕС,
которые будут считать британский выход (из ЕС) — \»Brexit\» — как большой
вред; ослабит когда-то сильный голос Британии в области прав человека и
гражданских прав и в то же самое время свяжет ее с Китаем, экономический
рост которого, хотя и является почти в три раза более высоким, чем в
Британии, сейчас замедляется, и репутация которого в области прав
человека является все еще жуткой.
Существует иная возможность, о которой не особенно слышно на фоне
критики: что Британия может стать мостом, не только между Европой и
Соединенными Штатами, но и между Китаем и Соединенными Штатами — как таким мостом являлась Маргарет Тэтчер между Советским Союзом
Михаила Горбачева и Рональдом Рейганом. Также может быть возможность
того, что более тесные отношения могут — вопреки предсказанному Ай
Вэйвэй разочарованию — помочь Китаю улучшить себя.
На пресс-конференции в среду Си сказал, что \»всегда есть возможность для улучшения в мире.
Китай готов усилить сотрудничество с Британией и другими странами по
правам человека\».
Есть ли у этого реальное значение? Или же это было просто способом
уклониться от агрессивных вопросов со стороны британских журналистов, с
чем Си не сталкивается в своей собственной стране.
Это выглядит, на первый взгляд, маловероятным. Но нам приходится
надеяться, что значение есть, и что Британия не продала \»ценности и
убеждения\», восхвалявшиеся Обамой четыре года назад, за кучу денег. Это
было бы невыгодной сделкой.

Добавить комментарий