Про информационную войну

Практически вся наша жизнь проходит в условиях негласной и незримой войны. Это война против нас всех, борьба за наш разум и волю, с целью их уничтожить, сломать, подчинить себе. Ничтожное меньшинство, прорвавшееся к власти и желающее остаться там навсегда жаждет вечно паразитировать на нас и наших детях, а нас самих навсегда превратить в бесправных рабов. При этом, все делается так, чтобы этой незримой битвы вообще никто не заметил. В этой оценке нет никакого преувеличения, если бы паразиты были чуть менее глупы, у них все могло получиться. Даже и так почти получилось, несмотря на весь их идиотизм и дегенеративность. Методы этой борьбы почти бесконечно разнообразны, непрестанно меняются и совершенствуются. Современный капитализм постепенно превращается в разновидность тоталитарной секты, где непрерывный рост капитала становится своего рода символом веры, а паразиты и их холуи — жрецами бесчеловечного культа.

Чтобы эффективно противостоять паразитам полезно знать основные приемы и их разновидности которые применяются ими для манипуляций нашим сознанием. Паразиты конечно тоже ведут информационные войны между собой, но эта вечная возня «пауков в банке» малоинтересна нормальным людям. Гораздо важнее защитить от них себя. Здесь я попытаюсь перечислить и кратко описать известные мне приемы и методы информационной войны. Большинство из них, на мой взгляд, относятся к одной из трех больших категорий по целям воздействия, это: источники информационных сообщений, само содержание распространяемой информации и способы формирования необходимого эмоционального отношения к ним.

По источникам информационных сообщений

Игнорирование. Если источник важной информации малоавторитетен, то информацию из него игнорируют и принимают чисто технические меры по предотвращению распространения нежелательных сведений, чтобы данный источник информации надежно изолировать и не допустить его популяризации.

Вербовка. Автору, замеченному в распространении нежелательной информации, аналитики или пропаганды предлагают взаимовыгодное сотрудничество, иногда в совершенно иной сфере и делают предложение от которого трудно отказаться. После вербовки обычно бывает достаточно намека, чтобы автор прекратил ненужную деятельность или направил ее в «правильное» русло. Как правило, если обнаруживаются признаки вербовки, целесообразно или соглашаться, или совсем оставить рискованную область деятельности, или присоединиться к одной из наиболее близких по духу конвенционных сил и попытаться получить у них защиту и покровительство. В противном случае можно ожидать применения гораздо менее приятных мер воздействия.

Подавление. Если вербовка не состоялась, нецелесообразна или по каким-то причинам невозможна, то заинтересованные силы переходят к подавлению источника. Силовые структуры заинтересованных сил могут выйти напрямую на источник информационной опасности и воздействовать на него законными и/или незаконными способами. После этого он, как правило, или полностью прекращает неодобряемую деятельность или даже начинает сотрудничать с оппонентами. Более стойкие в убеждениях, рискуют свободой, здоровьем, а то и жизнью. Как правило используются: запугивание, шантаж и уголовное преследование. В жизни встречается чаще, чем можно было бы подумать. Буржуи в выборе средств не стесняются, особенно если речь идет о прибыли.

Физическое уничтожение источника информации. Как правило следует если все прочие меры оказались безрезультатны. Как правило, под видом несчастного случая или внезапного заболевания. Хотя, может использоваться просто для устрашения, без особых причин. Тогда ликвидация осуществляется публично и с особой жестокостью. На сегодня, встречается казалось бы нечасто, но подозрительных случаев — тьма.

Компрометация. Иногда, проще дискредитировать источник информации, чем остановить ее распространение. Для этого, проводится компания по «разоблачению» источника опасных знаний с целью доказать его неадекватность, лживость и/или пристрастность. Для этого используются как действительные, так и мнимые ошибки и неточности допущенные жертвой с активным использованием казуистики и риторических приемов. После этого, информацию из такого источника невозможно использовать для аргументации, даже если она объективна и доступна. Публика ей заведомо не доверяет. Один из самых стандартных приемов.

Дутый авторитет. Если необходимо убедительно вбросить лживую информацию, то при наличии необходимых ресурсов, избранному для этих целей источнику могут создать на время липовый авторитет в соответствующей сфере деятельности. Как правило при этом ограничиваются медиапространством, но могут затронуть и реальность, например, издав от имени источника книгу или присвоив ему научное звание. Иногда бывает трудно поверить, какие колоссальные силы и средства тратятся в реальности, чтобы добиться самых незначительных успехов в медиапространстве.

Искажение результатов поиска. Почти все поисковые системы, для каждой страны выдают разные результаты по одному и тому же запросу. Иногда это можно обнаружить с помощью прокси. В настоящее время, говорят, результаты поиска могут розниться не только от страны к стране, но даже между отдельными регионами и пользователями. Можно попробовать избавиться от такой опеки с помощью анонимайзеров и прокси, но тут возникает проблема с «печеньками»… Иногда можно заметить, что для разных новостей используются разные условия поиска. Некоторые сведения практически невозможно найти по связанным с ними ключевым словам, в то время как по по точному названию или достаточно длинным фразам содержащимся в них, находятся легко.

Замусоривание результатов поиска. Чтобы сделать невозможным обнаружение опасной информации, достаточно спрятать ее усложнив поиск, для этого в безобидных сообщениях широко используются слова из которых состоит опасная новость, а потом для этих бесполезных сообщений устанавливается высший приоритет в поисковых системах. Как бы вы ни старались, ненужную властям информацию найти будет невозможно. На практике, не раз замечал, что сначала информация легко находится по отдельным словам, а потом, вдруг, даже по целым фразам обнаруживается на N-ой странице, а то и вовсе исчезает…

Принудительная фильтрация результатов. Осуществляется владельцами поисковых систем. Полностью доступна только государственным властям и/или вышестоящим структурам. Иногда может осуществляться в интересах частных лиц и корпораций на коммерческой основе. На сегодня, информация, которую нельзя найти с помощью поисковых систем, фактически не существует и для рядовых пользователей практически недоступна.

 

По содержанию информации

Игнорирование. Какая либо реакция на информацию полностью отсутствует. Несмотря на всплывшие факты, официальные источники молчат, пропагандисты при упоминании крутят пальцем у виска. Обыватель быстро забывает странную новость, думает, что «померещилось». Довольно часто используется в отношении информации невыгодной ни одной из основных политических сил.

Замалчивание. Бывает, что даже упоминание о каком-то событии не найти ни в одном из легкодоступных источников. Как правило, это связано с прямым, но негласным табу, наложенным государственными и/или вышестоящими структурами. Встречается довольно часто, особенно в отношении прошлого, как исторического, так и не совсем.

Маскировка. Как известно, дерево проще всего спрятать в лесу. Бойцам информационных фронтов эта истина тоже хорошо известна. Поэтому при появлении опасных известий, в информационное пространство ими немедленно, или даже заранее, вбрасывается поток похожих, но менее важных, действительных или даже вовсе фейковых новостей, которые потом убедительно опровергаются. Опасная новость оказывается незамеченной, а чересчур внимательным обывателям кажется, что и эта новость оказалась вбросом и была опровергнута в числе прочих. А иногда она так же ложно опровергается, что в ряду прохожих новостей оказывается совершенно незамеченным.

Отвлечение. Как только появляется опасная новость или происходят неприятные для властей события, в информационное пространство вбрасывается какой-нибудь глупый скандал, обычно с участием медиа «звезд» соответствующей величины и начинает активно муссироваться всеми СМИ, раздуваясь до масштабов сенсации. Нередко это делается заранее и в таком случае может служить индикатором предстоящих негативных событий.

Искажение замещением. В этом случае в целевую информацию вносятся «обезвреживающие» исправления, после чего она широко распространяется, на различных популярных ресурсах. Причем, для фальшивок часто устанавливается высший приоритет в поисковых системах. Иногда бывает так, что вспомнив какое-то сообщение, при поиске, находишь похожее или несколько похожих, а исходного нигде нет, даже если изначально оно было широко доступно. Похожий способ, кстати, используется копирастерами для «отравления» контента торрентов и пиринговых сетей.

Вброс и разоблачение фальшивых аргументов. В этом случае, пропагандисты подсовывают своим противникам, возможно даже подкупая для этого некоторых из них, очень убедительное на первый взгляд доказательство в подтверждение их позиции, но по факту являющееся чистой фальшивкой. А когда оппоненты эти подброшенные «факты» уже достаточно глубоко «заглотнут», широко используют и распространят, то профессионалы шумно, энергично и убедительно свою фальшивку опровергают. При этом, реальная доказательная база оппонентов, будучи формально даже незатронута и никем неопровергнута, неформально в глазах обывателей полностью уничтожается и дискредитируется. Впервые обнаружил этот метод в дискуссиях по «американской лунной афере», несколько позже по ГМО, а в последнее время он начал использоваться широко и повсеместно. Очевидно свидетельствует о хорошем бюджете соответствующей пропагандистской компании и достаточно высокой квалификации исполнителей.

Официальный запрет. Информация по решению суда вносится в список запрещенной, а на все ресурсы на которых удается ее обнаружить прекращается доступ. Сейчас доступ на многие ресурсы по закону закрывают просто так, без всяких решений суда. Зачастую это не поддается никакому разумному объяснению. Очевидно, что делается это только для того чтобы замаскировать истинные цели сокрытия информации.

Копирайтирование. Фото, аудио и/или видио, содержащиеся в нежелательном сообщении, объявляют нарушающими чьи-то авторские права и на «законном» основании полностью выпиливают его из информационного пространства, а на недоступные для зачистки ресурсы в интернете закрывают доступ. Кстати, в последнее время произошел массовый «забой» сайтов с книгами, что в явном виде демонстрирует истинные намерения и цели «нашей» власти.

Негласная информационная зачистка. Состоит из следующих двух основных этапов:

1. Ненужная информация исключается из поиска в поисковых системах.

2. Происходит физическое удаление информации с источников.

Эффект был обнаружен, когда определенная информация, буквально на глазах, сначала начисто пропала из Гугла, потом из Яндекса, а вскоре перестали работать прямые ссылки… Хотя, в большинстве случаев, чтобы скрыть информацию достаточно исключить ее из поиска.

Фрагментарная ложь. Иногда, для искажения понимания сути события, достаточно внести в сообщение о нем лишь небольшое изменение или добавку. При этом ложь исчезающе мала, но почти полностью исключает правильное понимание его смысла.

Силовая инверсия. Когда контроль над СМИ велик, то с их помощью можно назвать белое черным, а черное белым. При достаточно массированной компании обыватели, в своей массе, подвоха не заметят и воспримут информацию в навязанном ключе. На сегодня, на большей части планеты Земля, метод практически доступен лишь одной единственной политической силе.

Замаскированная ложь. Часто встречается у пропагандистов «правдорубов», при этом они акцентируют внимание на «правде-матке», которую бесстрашно вещают с трибуны, а хитрую ложь произносят между прочим или как нечто само собой разумеющееся.

Косвенная ложь. Которая в явном виде не произносится, но к самостоятельным ложным выводам публика подталкивается путем умелых психологических манипуляций и мелкого вранья.

Прямая наглая ложь. Встречается в последнее время повсеместно и в широчайшем ассортименте. Я бы выделил следующие ее разновидности:

— Вводящая в заблуждение. Сознательное навязывание явного вранья в качестве фактов.

— Обескураживающая (хуцпа). Когда вранье очевидно, но навязывается невзирая на факты.

— Заслоняющая. Откровенное вранье распространяется, чтобы сделать реальные факты менее заметными.

— Заменяющая. Правдоподобная выдумка выдается за правду, вместо реальных фактов, которые скрываются.

— Отвлекающая. Неожиданные, занятные и глупые выдумки часто используются чтобы отвлечь внимание от важных событий происходящих в действительности.

— Запутывающая. Множество похожих на правду глупостей используется, чтобы сбить наблюдателей с толку и не допустить ясного понимания ситуации. Слишком плотный поток лживых или даже действительных новостей с множеством излишних подробностей создает эффект информационной перегрузки мозга и затрудняет наблюдателям не только анализ действительности, но и процессы мышления вообще.

— Искажающая. Правдивую информацию перевирают так, как это необходимо заинтересованным сторонам и стараются подменить этой версией действительную.

— Дискредитирующая. Создается лживый предлог для игнорирования или политического уничтожения противника.

— Компрометирующая. Клевета всегда эффективна для снижения доверия к политическим противникам.

— Шокирующая. Обычно  «страшные» новости выдумывают для психологического подавления обывателей — страшные и неуязвимые маньяки, убийцы, пришельцы и т.д.

— Деморализующая. Выдумки использующиеся для подавления воли к действию —  «нас окружили», «нас предали», «мывсеумрем», «спасайся кто может».

— Очерняющая. Массовый вброс всевозможной негативной лжи, рассчитанной на то, что  «ложечки найдутся, а осадок останется».

и т.д.

Обычно действует недолго, но сильно. Злоупотребление этим методом сильно снижает его эффективность. Умелая безудержная ложь сначала обеспечивает подавляющее преимущество в политической борьбе, потом приводит к девальвации правды, когда словам перестают доверять, а потом происходит девальвация лжи, когда слова теряют смысл и их лживость становится само собой разумеющейся.

От прочих методов манипуляции наглая ложь отличается не только полным несоответствием действительности, но и заведомом знании об этом самих врунов. Вместо того, чтобы манипулировать уже имеющимися в информационном пространстве сущностями, пропагандистами-лжецами создаются совершенно новые — липовые, не имеющие никаких корней в действительности. При достаточно настойчивом внедрении, с годами, наглая ложь начинает считаться историческим фактом. Причем, зачастую такая историческая ложь выглядит гораздо достовернее правды, поскольку выдумки всегда логичны и правдоподобны, в отличие от реальной действительности, а безупречная доказательная база тщательно подготовлена фальсификаторами. Основная проблема в том, что если ложь попадает в историю, то история превращается в миф.

 

По формированию эмоционального восприятия

Искажение общности. Часто в СМИ типичные явления объявляются частными случаями и наоборот, частные случаи стараются выдать как типичные. Например, если к негативному событию причастны представители политических противников, это всячески подчеркивается, а если «свои», то умалчивается. В случае позитива — наоборот. При этом о сути самих событий сообщают правдиво.

Игнорирование контекста. Происшествия и факты рассматриваются вне контекста и канвы событий. Например, один человек избил другого, вроде все ясно, но ситуация меняется до наоборот, если сообщить, что «другой» напал первым и с ножом, а можно добавить, что это была попытка «другого» отомстить за избитую и изнасилованную жену… При необходимости, новость можно подать и так, и сяк, как выгоднее. И ни слова лжи. Стандартный прием СМИ.

Ложный вывод. Суть событий передается верно, но при их анализе делаются совершенно неверные выводы, часто, с очевидными нарушениями формальной логики. Но публика это редко замечает. Самый распространенный прием.

Ложная трактовка. Довольно часто информация о событиях не искажается или перевирается минимально, но нужный эффект достигается с помощью навязанной неправильной трактовки.

Акцентное искажение. При сообщении основное внимание уделяется второстепенным моментам, а самое важное упоминается вскользь. При этом говорится только правда, но самое важное оказывается скрыто от публики.

Пристрастное массирование. Если выбирать факты из потока событий пристрастно, только те, которые нравятся, то можно убедительно обосновать любую позицию.

Ложная альтернатива. В этом случае противопоставляются точки зрения, ни одна из которых не является правильной. При этом публика оказывается «заперта» в заданных рамках дискуссии и не может выйти за пределы навязанного выбора. Широко распространенный прием буржуазной пропаганды.

Ложная проблема. В этом случае вместо решения существующих трудностей, создается новая, которая затем легко устраняется, при этом создается впечатление, что одной проблемой стало меньше, хотя на самом деле ничего не меняется. Широко распространенный старинный прием.

Рассеивающая детализация. Новость, несущая негативный момент, начинает уточняться, при этом возникает масса как ложных, так и истинных бессмысленных подробностей, не имеющих прямого отношения к делу, которые уводят внимание публики от существа вопроса. Стандартный прием сейчас.

Искажение (отрицание) приоритетности. Благодаря эмоциональной окраске, многие малозначительные факты кажутся намного значимее, чем действительно важные. Классический примеры: «слезинка ребенка»,  «нет ничего важнее, чем жизнь человека», «лишь бы не было войны».

Компрометация репутацией. Если новость вдруг начинает пропагандироваться какой-то инфернальной личностью или политической силой, то ее значимость сильно снижается… Власть часто пользуется этим эффектом для дискредитации оппозиционной пропаганды, сотрудничая в этих целях с разнообразными записными ублюдками и маргиналами, которые стараются формально войти в состав соответствующих политических сил.

Компрометирующая поддержка. В этом случае опровергаемое мнение активно как бы поддерживается, но делается это таким образом, чтобы переубедить всех в обратном. Особенно часто используется против русских националистов, когда их позицию повсеместно выражают совершенно инфернальные личности, непонятной национальности, причем делают это таким образом, чтобы даже русским стало стыдно, что они русские. Иногда поддержка может быть реальной, но только на начальном этапе для того чтобы втереться в доверие.

Защита авторитетом. Иногда, противоборствующим политическим силам, добровольно или другими неведомыми способами удается заставить аналитиков, обладающих бесспорным авторитетом, тратить его выступая в своих интересах. Иногда авторитет известных людей используется заочно, путем огульного зачисления их в свои сторонники или приписывания чужих слов. Иногда, авторитет эксплуатируется даже посмертно, путем приписывания авторства полностью выдуманных цитат, искажения или фрагментарного цитирования с использованием реальных высказываний вне контекста.

Персональная дискредитация. У каждого человека есть недостатки, поэтому, при обсуждении события имеющего негативный аспект для власти, СМИ сосредотачиваются не на фактах и обстоятельствах, а на осуждении личных качеств, мнимых и действительных ошибок и недостатков, той стороны, которую им выгодно компрометировать. Особенно часто этот метод применяют при освещении преступлений с национальным оттенком.

Драматизация. Одним из хороших методов заставить людей смириться с мерзостями буржуазной действительности, является их активная пропаганда, когда ужасы и зверства паразитов не только не пытаются скрыть, но и всячески их смакуют и выпячивают, стараясь вызвать в народе не гнев, а отчаяние. Трансформация сознания под воздействием мощного потока негативной информации неплохо исследована в книге Евы Анчел «Мифы потрясенного сознания». Кстати, в эту психологическую ловушку в наши дни попались многие коммунисты.

Перекладывание ответственности. В большинстве проблем всегда есть доля вины жертвы, поэтому легко можно перенести акцент с больной головы на здоровую. Чем и пользуются манипуляторы всегда ловко перекладывая ответственность в нужную сторону. Наиболее типичный прием: «Сам виноват!».

Риторические приемы. Современное состояние дел в этой области лучше всего отражено в книге Карела Чапека «Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям», с тех пор в этой области  мало что изменилось. В интернете я бы выделил следующие наиболее употребимые приемы:

— Высокомерие. Критикуемая позиция обсуждается в снисходительном ключе, вместо разговора по существу, рассматриваются мнимые и действительные ошибки и неточности формулировок. Суть приема в том, чтобы избежать обсуждения вопроса, как неправильно поставленного и/или несоответствующего уровню дискуссии.

— Казуистика. Используются речевые обороты не несущие никакой информационной нагрузки, но формирующие необходимую эмоциональную окраску восприятия упакованных в них сообщений.

— Переход на личности. Позиция опровергается путем критической атаки на автора, при этом все сводится к обсуждению либо личных качеств автора, действительных или мнимых, его квалификации, интеллектуальных способностей, образования или же хода и результатов прошлых дискуссий с его участием.

— Высмеивание. В нейтрализуемом сообщении выбирают момент, который можно комически обыграть и обсуждают только его. При этом публике уже все сообщение кажется несерьезным и смешным.

— Негодование. В опровергаемом сообщении выбирается какой-то подходящий для возмущения элемент, его смысл утрируется и подвергается остракизму. При этом отношение публики к новости становится агрессивно отрицательным независимо от его действительного содержания.

— Контекстное искажение. При этом сообщение делается «честно», но в определенной последовательности с другими, благодаря чему субъективно его смысл искажается или даже меняется на противоположный.

— Требование доказательств. Аргументы противоположной стороны опровергаются на основании недостаточности доказательств. Любые доказательства, при желании, можно считать недостаточными или недостоверными.

Черная риторика. Особое направление в риторике, вобравшее в себя наиболее эффективные и грязные приемы ведения полемики, подробно описана в книге Карстена Бредемайера «Черная риторика».

Мемы. Служат для формирования общественного мнения в отношении определенных явлений с помощью ярких образов. Могут иметь любой медиа-формат. При этом могут эксплуатироваться почти все возможные когнитивные искажения и уязвимости человеческой психики. Часто лежат в основе штампов, ярлыков и инфовирусов.

Инфовирусы. Как правило, используются для взлома и разрушения защитных психологических конструкций. Строятся, обычно на основе парадоксов и неочевидных логических ошибок. Хотя, далеко не все из инфовирусов зловредны. Бывают также информационные антивирусы, которые нейтрализуют действие инфовирусов и/или положительно влияют на состояние психики обывателей.

Штампы. Фиксируют отношение обывателей к определенным событиям и явлениям или целым классам событий и явлений. Как правило, путем манипуляций с формулировками.

Ярлыки. Используются для навязывания мнения, обобщения и связывания различных по своей природе сущностей, путем манипуляций с их наименованиями.

Стереотипы. Формируют восприятие в нужном ключе к определенным классам событий и явлений. При этом сходные явления автоматически оцениваются без анализа по существу, даже если сходство кажущееся или поверхностное.

 

Есть в информационной войне и цельные самостоятельные явления, некоторые из которых уходят своими корнями в седую древность:

Терроризм. Этот метод, как правило, используется действующей властью, чтобы добиться неформального согласия населения на ущемление его прав. Любое преступление совершенное с целью массового запугивания можно считать терроризмом, но только власть может превратить почти любое преступление, связанное с насилием, в теракт. Для этого достаточно его соответствующего освещения в СМИ. Эксплуатируется страх обывателей за свою жизнь и жизнь близких людей, стремление к безопасности.

Патриотизм. Используется властью, чтобы алогичным способом оправдать свои преступления и ошибки, и получить мандат на новые. Эксплуатируется любовь к Родине и доверчивость к начальству.

Троллинг. Универсальный метод блокирования или перенаправления дискуссий в интернете в нужном ключе. Включает в себя широкое применение приемов черной риторики. Эксплуатируется ограниченность и конформизм обывателей.

Консерватизм. Используется действующей властью, для алогичного обоснования своего преимущества перед оппозицией, но срабатывает только на тех, кто своей жизнью в целом удовлетворен. Эксплуатируется страх перед неизвестностью и стремление к безопасности.

Эгоизм. При игнорировании интересов общества, отдельный индивидуум получает преимущество перед теми, кто их не игнорирует, но только до тех пор, пока число таких «умников» не достигает критической величины. Отсутствие социальной организации общества позволяет властям практически беспрепятственно манипулировать населением своих стран. Эксплуатируются лень, алчность и любовь к себе.

Гедонизм (потребительство). Получение удовольствий пропагандируется, как главная жизненная ценность. Причем, удовольствия трактуются только как результат потребления товаров и услуг. Позволяет легко манипулировать людьми путем управления их доступа к материальным благам. Эксплуатируется любовь к себе и низменные страсти (чревоугодие, сластолюбие и т.д.).

Жопоголизм. Власти сознательно сознательно поощряют пропаганду преувеличивающую недостатки своей страны и достоинства других. Это деморализует население и отбивает у людей желание улучшать собственную жизнь и бороться против несправедливости и безобразий вокруг себя, а основным устремлением жопоголиков становится желание побыстрее заработать побольше денег и уехать на ПМЖ куда-нибудь в далекие «счастливые» страны.

Субординация и чинопочитание. Люди привыкли доверять тем, кто находится выше их по социальной лестнице, обычно сильно переоценивая их интеллектуальные возможности. Когда власть находится в руках паразитов, наверху оказываются почти исключительно одни только моральные уроды и/или дебилы.

Дисциплина и законопослушание. Многие воспринимают их как явления имеющие самостоятельную ценность. На самом деле, и то и другое имеет смысл только когда служит интересам всего общества в целом, когда же их узурпируют в своих интересах паразиты, то они превращаются в один из инструментов порабощения.

Читать дальше: Про информационную войну