А на Западе всех любят

А на Западе всех любят

Утверждается, что если и есть у кого «проблемы с демократией», так это у России…
Каждые две нехорошие новости в мейнстримных западных СМИ посвящены России, а третья посвящена уже не России, а, например, Ирану и Сирии, что вовсе не снимает с России ответственности за «нехорошесть».
Только в России происходят уголовные преступления; только в этой стране беспощадно сажают инакомыслящих, противомыслящих и вообще мыслящих; в России царит жестокий гибридный террор, а Путин, кажется, сменил на посту пожизненно виновных во всех злоключениях человечества дежурных евреемасонов.
А тем временем в американской тюрьме довольно строгого режима по надуманному обвинению, гроша ломаного не стоящего, сидит русский предприниматель Виктор Бут, который однажды, как мы помним, решил творчески облегчить себе участь.
Не секрет, что кормление заключённых в пенитенциарных учреждениях США неважное: фастфуд утром, фудфаст днём, и ещё какой-то опротивевший фуд вечером. От такого потребления бургеров любая поджелудочная железа взвоет лютым воем. И желудок застонет протяжно, отказавшись принимать эту отвратительную псевдохлебную-псевдомясную смесь. Натуральная еда в свободной стране дорого стоит…
И Бут по рекомендации приходящего духовника начал выращивать чайный гриб и попаивать им сокамерников, которые — даром что американцы — оценили продукт и попросили добавки.
Процесс пошёл — но тюремная администрация, прознав о происках коварного русского, оперативно вмешалась, добавила Буту 44 дня отсидки к уже имеющемуся двадцатипятилетнему сроку и строго-настрого запретила человеку продолжать подрывать основы тюремного распорядка.
Бут было вознамерился просить разрешения возделывать огородик, чтобы капусту и огурчики выращивать — запретили. Во время прогулки по режимным лугам одуванчики собирал — бдительные стражники отбирают…

Рисунок Виктора Бута.
Ладно, что там американцы, с них взятки всегда гладки: обратимся лучше к Латвии.
В Латвии невесело. Посадили человека Александра Гапоненко ни за что. Полиция безопасности по своим действиям всё больше хочет быть похожей на одиозную зихерхайтполицай (более известная форма названия — зипо).
Да, Александр написал что-то про возможность интернирования русских активистов, про провокацию у стен парламента — с использованием чего? химоружия? — так опровергните. Было бы логично ожидать, что уверенный в себе начальник этой службы добросовестно созовёт пресс-конференцию и с негодованием отметёт все умозаключения Гапоненко, но этого не произошло. И президент при прямом вопросе о политических репрессиях неумело ушёл от ответа.
Получается, в сегодняшней Латвии могут посадить за мнение, что уже попахивает… А вот чтобы не давать повод для обвинений в возрождении тоталитарного строя, всё-таки стоит рассказать публично, в чём дело и за что избрана такая жёсткая мера пресечения. Факты — цифры — факты.
Иначе возникает подозрение, что такая секретность продиктована тем, что внешние кураторы из страны, где сидит Виктор Бут, за что-то решили отомстить Гапоненко. Иначе как объяснить такое яростное рвение?..
Уходим из Латвии и перемещаемся на Украину, посвежевшую после прилива новых демократических стихий. Там сидит… Савченко. Это как Волга впадает в Карибское море.
Да, главная героиня страны, великий воин и святая жертва сидит в отечественной тюрьме, обвинённая в… готовности расстрелять потолок Верховной рады из миномётов. И почти никто не издаёт по этому поводу ни звука.
А ведь в былые времена, когда Савченко сидела, обхаживаемая лучшими врачами, в российской тюрьме — каждый заштатный клерк считал своим долгом высказаться в защиту Надежды. Ей посвящали гимны на первосентябрьских линейках. О ней говорили в рабочих коллективах. Её портреты висели в каждом месте.
Но едва стоило ей заикнуться о том, что генпрокурор Юрий Луценко несёт ответственность за расстрел людей на Майдане, и ещё о чём-то сверхкрамольном — как сразу Надия перестала быть своей.
Она объявила голодовку — всё тщетно. Понимая тщетность своих потуг, она приостановила голодовку. Голодать в свободной стране дорогого стоит.
Теперь, например, переместимся во Францию. Там вроде никто не сидит, хотя… кажется, посадили-таки художника-акциониста Петра Павленского, который прибивал себя к булыжникам Красной площади, поджигал дверь отделения ФСБ и занимался прочими художествами.
Французы щедро предоставили ему убежище в пику российской администрации. Художник сноровисто освоился и принялся за дело: чистил магазины, захватывал дома, хулиганил и дебоширил, а в качестве вишенки на торте поджёг дверь в какой-то суперважный французский банк.
Этого-то фемида страны галлов уж никак не могла стерпеть. Опасаясь, что русские будут смеяться над ними, французы устроили суд и посадили русского оппозиционера, протестанта, борца с режимом, узника совести, выдающегося художника современности… реально.
Павленский… объявил голодовку, но Франция — не Россия, где он щеголял на свободе и вытворял всё, что желал. Павленского маленько подлечили в местной психлечебнице, а теперь постоянно продлевают срок заключения.
Павленский — это такой милый дар от России к Франции; ведь плох тот русский художник-акционист, который не желает стать настоящим французом.
И всё равно в России, в тюрьме народов, всех обижают, а на Западе всех любят.
Кстати, как там с Гуантанамо и иракскими тюрьмами, функционирующими под эгидой США, в которых происходят такие леденящие кровь вещи, что российским мастерам дознания даже не снится?..
Правда, это, наверное, не так важно.
Читать дальше: А на Западе всех любят