Госзакупки

Меня иногда упрекают в том, что я занимаюсь одной критикой и ничего не предлагаю взамен. Мол, занимаюсь одним высмеиванием промахов и проколов власти, не выдвигая при этом никаких встречных конструктивных предложений. Вот такой я плохой.

Ладно, убогие, удовлетворю ваше любопытство! Будут вам конкретные предложения. Карманов не хватит унести. Готовьтесь.

На самом деле это не так, о своих предложениях я писал несколько раз и на самых разных площадках. Разумеется, все эти предложения канули в лету, никому они не были нужны раньше и не нужны сейчас.

И эти предложения не содержат абсолютно ничего необычного, все они известны давным давно. И самой власти — больше, чем кому бы то ни было. Но она не так наивна, чтобы их принять. Существующий порядок вещей может не устраивать народ, но саму власть он устраивает целиком! Поэтому ничего не изменится.

И эти записки пишутся сейчас только потому, что об этом меня попросили несколько человек из числа моих постоянных читателей.

Выполняю их просьбу.

Для примерного понимания остроты проблемы настояа тельно предлагаю всем пройти по ссылке и внимательно ознакомиться с материалом.

ОН ТОГО СТОИТ!

https://pasmi.ru/archive/19960…

Если отбросить справедливые и очень частые обвинения государственного руководства на всех уровнях в вопиющей некомпетентности и безграмотности, то вторым по популярности упрёком (a, возможно, и первым по количеству протестных откликов) является тотальная, всепроникающая коррупция.

Коррупцию справеддливо обвиняют во всех грехах. Она на самом деле есть причина 90% всех наших бед. Побороть коррупцию на 100 % ещё никому и нигде не удавалось. Но существенно сократить её, «загнать под плинтус», предельно осложнить жизнь ворью всех уровней — задача вполне реальная и выполнимая, и примеры этому есть.

Давайте сначала рассмотрим один из наших вечных и непобедимых коррупционных инстититов — т.н. тендерные закупки.

Все знают, что это такое.

Изначальная идея этих » тендеров» была столь же наивной, сколь и лукавой. Как и весь наш «капитализьм»: свести к минимуму бюрократические проволочки при осуществлении госзакупок, задействовать пресловутые рыночные механизмы» на «здоровой и открытой» аукционной основе, когда заказчик/покупатель и исполнитель/продавец встречаются без посредников, лицом к лицу на этаком «аукционе наоборот», где побеждает тот, кто дешевле предлагает себя.

Как это происходит в действительности, знают все. Примерная схема следующая.

Важный, ответственный и глубоко патриотичный начальник — «господин» Фитюлькин — из одной всем известной «партии» занят на ответственном руководящем посту в Мухосранском районе Богомзабытовской области.

В этом районе грязь непролазная, дороги непроходимые, деревни заброшенные и земли бескрайние. Фитюлькин горит желанием всё исправить и навести порядок, он в этом Президенту клялся и потел от страха, боялся, что не назначат.

А когда назначили, то выяснилось, что не может Фитюлькин нормально и эффективно управлять Мухосранским районом, пока не будут созданы для этого все необходимые для работы условия:

В кабинете должна быть итальянская мебель ручной работы с просторным диваном под балдахином из страусовых перьев,

в туалете — позолоченные ручки для слива воды, бронзовые с инкрустацией ёршики и каррарский мрамор на полу с подогревом.

А в гараже Bentley  для Москвы (там дороги хорошие), Лэнд Крузер для плохих дорог и Хаммер для очень плохих, поскольку хороших дорог в хозяйстве у Фитюлькина нет и не предвидится ещё лет триста.

И обе машины должны быть с кожей молодого кенгуру, аудиосистемой штучного изготовления и креслами с двумя режимами обогрева задницы.

Потому что невозможно руководить важным для судеб мира стратегическим районом из кабины УАЗ-Патриот, где даже жопу прелую не согреть по-человечески, это все знают.

И все эти крайне необходимые вещи покупаются за счёт бюджета области на тендерах. Обычно так:

Два три отборных лоха из числа подрастающих путиноидов, заслышав про тендер, бегут скорее регистрироваться и кричат:

— Есть у нас машины! И мебель есть! И плевательницы из черепахи, и зубочистки мельхиоровые, и шёлковая туалетная бумага прямо из Букингэмского дворца! Всё есть! Берите! По дешёвке отдадим!

Но вдруг узнают, что у них что-то не в порядке с документами. Исправить, конечно, можно. Но к аукциону, блин, никак не успеть.

И в итоге остаются на этом «тендере» два поставщика. Один подставной, для виду, а второй реальный. Правда, цены у него запредельные, но других-то нет! Приходится соглашаться. А что делать? Рынок, блин! Он такой! Весь из себя непредсказуемый.

А то, что во главе этого единственного реального поставщика стоит кум, брат, сват, шурин, деверь или троюродный племянник г-жи Фитюлькиной, так это чистое совпадение, мамой клянусь!

Остальное понятно. Фитюлькин с золотым унитазом. И с деньгами в виде отката. И с квартирой в Москве. И дворцом на Лазурном берегу.

А баба Нюра из избы напротив — с гнилой крышей и полуразвалившейся печкой, которую она топит валежником, который теперь можно собирать.

Её дело — молчать! И жить подольше, потому что похоронить её не на что! Не из бюджета же тратиться, в самом деле!

А если принять во внимание, что таких, извиняюсь, тендеров и таких фитюлькиных в нашей самой большой в мире стране многие и многие тысячи от Калининграда (непонятно, почему до сих пор не переименованного) и до Камчатки и Чукотки, то всё остальное уже понятно. Масштаб наглого, африканского воровства запределен. И исчисляется ВАГОНАМИ УКРАДЕННЫХ ДЕНЕГ!

Примеров — миллион! Даже приводить не хочется.

Вы, надеюсь, поняли, что ситуация выше была намеренно доведена до гротеска, до абсурда. С одной целью — подчеркнуть объёмы злоупотреблений и хищений.

А теперь поговорим серьёзно.

Можно ли исправить эту ситуацию применительно к системе тендерных закупок?

Ответ — НЕТ! Её нельзя исправить вообще! Это невозможно в принципе! Эта схема изначально задумывалась, как мошенническая. Изменить её — то же самое, что сделать из пирамиды МММ надёжный банк.

Её надо ломать всю! Целиком! Систему тендеров отменить и запретить к использованию под страхом уголовного преследования.

А где же будут харчеваться слуги народа, спросите вы.

Отвечаем.

Вместо этого воровства восстанавливается система, хорошо зарекомендовавшая себя десятилетиями и которую до сих пор помнят ветераны. Эта система называется ГОССНАБ — Государственное Управление материально-технического снабжения. С головным офисом в Москве и территориальными управлениями на периферии: ЛенСнаб, УралСнаб, СибСнаб и т.д. По всей матушке России.

В СССР эта структура находилась в прямом подчинении ГосПлану СССР.

Сегодня её вполне разумно подчинить Счётной Палате РФ, поскольку именно эта организация, в конце концов, и занимается выявлением воровства в госзакупках и господрядах.

А для пущей надёжности ввести в отношении её систему двойного подчинения — Счётной палате и ОБЭП МВД РФ. И полностью исключить любое подчинение местному, периферийному руководству.

И придать ей право единственного института, имеющего право на осуществление материально- технического обеспечения всех, без исключения, госструктур с одновременным правом привлечения к ответственности любой государственной организации, закупающей в обход органов ГлавСнаба любые материальные ценности! Вплоть до карандашей и скрепок!

Как это работает? А вот как!

Любые закупки свыше определённой суммы (например, одного миллиона рублей) обязаны быть утверждены в Москве, в центральном аппарате.

Фитюлькину нужен золотой горшок для себя, Мерседес для супруги и биде для тёщи? Нет проблем! Пишешь официальное письмо-отношение в свой ГлавМухосранскСнаб.

Перечисляешь там всё, что тебе, Фитюлькин, надо и ждёшь ответа.

А там, в ГлавМухосранскСнабе, руководство рассматривает просьбу Фитюлькина о Хаммере с холодильником и бассейном внутри. И передаёт её местному ОБЭП: распишитесь, ребята, что вы не против. Нам что-то страшновато такую заявку визировать. А мы после вашего одобрения передадим это в Москву на окончательное утверждение. А после их визызаймёмся закупками. По своим каналам. Например, по линии Минэкономразвития.

Если после этого к Фитюлькину не придут молчаливые мужчины, умеющие задавать скучные и противные вопросы, то ГлавМухосранскСнаб приступит к выполнению заявки. Подпишет её в Министерстве, утвердит в Кабмине, если речь идёт об особо больших закупках, закажет у Минэкономразвития. А если требуемое невозмжно купить на территории России, то закупки осуществляются за границей в кооперации с МИД, Минпромторг или Минэкономразвития.

А потом приглашают Фитюлькина забрать своё добро и вручают ему копию его заявки, заверенную Главснабом и ОБЭП, которую Фитюлькин будет обязан хранить ещё бережнее, чем Хаммер с жопогреем, потому как именно её и предъявит органам контроля в случае проверки.

А если ему вдруг будет отказано в его заявке в своём территориальном управлении, он всегда сможет обжаловать решение в вышестоящей структуре. Если не боится.

Одновременно и параллельно с системой Госснаба вводится фондовая система, также хорошо памятная всем, кто помнит СССР на пике его могущества.

С той разницей, что вместо материальных фондов Советского периода вводятся финансовые фонды. Это означает, что мухосранский Фитюлькин будет иметь право на все материальные приобретения и иные ресурсные расходы в пределах установленных для его области фондов, определяемых, как фиксированный процент от расходной части областного бюджета. Например, 1.5% (Цифра абсолютно условная!) с ежеквартальной разбивкой: 0.33% в квартал. При этом средства, неизрасходованные в текущем квартале, ликвидируются и начинается новый отсчёт. Это необходимо для того, чтобы у Фитюлькина не было соблазна терпеть год, чтобы в последнем квартале потратить всё на вертолёт и яхту для «нужд области», а по факту — для отдыха своих родственников, друзей, блядей и заезжего начальства.

Учёт расхода фондов ведёт тот же территориальный МухосранскСнаб, регулярно сообщая Фитюлькину о текущем балансе.

Зачем такая сложная система? Опять отвечаем:

Мы решим сразу несколько важнейших задач.

1. Обеспечим прозрачность и законность госзакупок на самом начальном этапе. Назвать итальянский мрамор битыми мухосранскими кирпичами больше не выйдет.

2. Исключим откат. С кого получать, если в схеме множество исполнителей и все — государевы слуги? А в тюрьму за Фитюлькина никто идти не хочет почему-то.

3. Исключим намеренный перерасход средств.

4. Сосредоточим весь процесс госзакупок в одник руках. В одном месте. Куда всегда смогут обратиться компетентные органы в случае откровенно криминального характера закупок.

5. Получим имена, фамилии и должности ответственных гос. чиновников, подписавших сомнительную заявку, т.е. сразу же будем знать, с кого спросить по всей строгости.

6. Обеспечим государству экономию средств, исчисляемую десятками миллиардов рублей.

Остальные преимущества каждый допишет сам. Их много.

Эта схема не означает 100% чистоты и прозрачности. Таких 100%-ых схем вообще нет на свете. Ловкачи наверняка найдут какие-то лазейки и тут. Но то, что сделать это будет в 100 раз труднее и в 100 раз опаснее для здоровья, чем сейчас — факт, подтверждённый всей историей Союза ССР.

Надеюсь, понятно, что все эти разговоры относятся не только к чиновничеству. Вот к этим «господам» это относится в той же самой степени:

Или у кого-то есть внятные объяснения, почему ДПС должна разъезжать по городу на автомашине стоимостью в несколько миллионов? Других нет совсем?

Эта схема полностью работоспособна и экономически оправдана в условиях нашего «капитализьма» не меньше, чем она была оправдана в условиях Советского социализма.

Каким бы ни был штат чиновников, которым предстоит работать в такой структуре, средства на их содержание, даже с учётом высоких окладов, на порядки меньше, чем десятки миллиардов, ежегодно вымываемых из госказны по «тендерным» каналам

всеми российскими фитюлькиными, которые не боятся абсолютно ничего и никого, кроме Господа Бога и Президента Путина, причём обоих — не слишком сильно, справедливо полагая, что «всех не пересажаешь!» а других способов помочь семье и детям у них нет.

Ну не трудиться же често на зарплату, в самом деле!

Уж кто-то, а они точно знают, что и сколько можно купить на честную зарплату в современной России.

Как-никак, а эту Россию они строили сами.

И напоследок.

Система госзакупок в её нынешнем виде, хоть и является бездонной кладовой для мошенничества и злоупотреблений всех видов, тем не менее, не является единственным злом. Есть зло ещё хуже. Ещё опаснее для страны. Оно называется «наличные деньги».

Читать дальше: Госзакупки