Николай Петрушенко: Заметки на полях краткой истории борьбы с жуком — короедом…

В соседней Польше логично завершился вялотекущий спор лесопромышленников с Еврокомиссией. Большая палата суда из 15 судей вынесла вердикт, в котором признала, что решение польских властей об усиленной вырубке Беловежской пущи противоречило законодательству ЕС. Это означает, что Польша не выполнила обязательств, которые накладывает директива ЕС по охране природных мест обитания, дикой флоры и фауны… Судя по информации в газете «Наша нива», «министр охраны окружающей среды Польши Хенрик Ковальчик будет уважать решение Суда ЕС».
Обратим внимание на национальную особенность критики политических режимов в части нарушения экологического законодательства. Применительно к анализируемым событиям вокруг вырубки леса на польской территории объекта всемирного наследия ЮНЕСКО – верх политкорректности. Совсем иную картину мы получаем со страниц экологически озабоченных изданий, когда речь идёт об аналогичных фактах нарушений природоохранных обязательств на территории Беларуси.
Это лишний раз подтверждает политизацию экологических движений и примкнувших к ним СМИ и даёт нам основания для более внимательного анализа всего происходящего под зелёным флагом экологии. Экология, природоохранная деятельность политизируются не первый день. Под этими флагами ныне удобно вести критику властей, вплоть до обвинения правительств в недееспособности, за которым следует новый этап – отказ неугодным Западу режимам в праве на суверенитет и замену его неким гибридом государственности. В данном случае я лишь напомню, что сам термин «недееспособные государства» ввёл доктор Параг Ханна – советник по политическим вопросам командования специальных операций США, глава малоизвестного проекта «Глобальное управление» фонда «Новая Америка», он же автор мирового бестселлера «Второй мир»…
Правильно было бы в нашем случае честно признать, что советник американских генералов делит мир на узкую прослойку элитарных государств и второсортную массу основных формально суверенных стран.
На примере событий вокруг лесосеки на польской территории Беловежской пущи хорошо видна недееспособность польского правительства в адекватной оценке всего, что предшествовало судебному скандалу и того, что последовало после вынесения вердикта судей.
До суда польский министр окружающей среды Ян Шишко заявлял в Сейме Польши, что включение Беловежской пущи в список природного наследия ЮНЕСКО в 2014 году «было проведено незаконно, без консультаций с местным сообществом», и даже выступил за исключение Беловежской пущи из списка объектов всемирного наследия ЮНЕСКО…
Под предлогом борьбы с жучком короедом — типографом главный природоохранный министр Польши своей подписью в 2016 году разрешил резко увеличить заготовку древесины в крупнейшем лесном массиве Европы. Массовые рубки охватили территорию более чем в 34 000 гектаров леса, имеющего статус Национального парка Польши. Это половина всей польской территории Беловежской пущи. Самое интересное в этой тёмной истории то, что польская сторона не сумела убедительно доказать международной экологической общественности и судьям высокого Суда ЕС целесообразность сомнительного метода борьбы с давно известным вредителем леса путём вырубки деревьев. Дальше – больше, оказалось, что судьи ЕС в
представленном ответчиком плане управления пущей, который был утверждён в 2016 году, нашли абзац, где изъятие вековых елей, поражённых короедом, представлено… как благо для распространения вредителя… Ну и в качестве вишенки на торт: польские правители, а вслед за ними и экологи стыдливо не заметили, как ещё до суда, после введения штрафных санкций против лесорубов, жук – короед тихо и незаметно исчез со страниц СМИ. Словно и не было этой напасти, в борьбе с которой применяли самый радикальный метод.
Пользуясь случаем, я выражаю искреннюю благодарность орнитологу и директору ОО «Ахова птушак Бацкаушчыны» Александру Винчевскому, за своевременное напоминание нашей общественности этого весьма показательного факта.
Главная проблема в этой истории, на мой взгляд, заключается в том, что у Беларуси и Польши до сих пор нет скоординированного плана управления всей территорией Беловежской пущи как единого объекта ЮНЕСКО. Из скандальной истории с рубкой леса под предлогом борьбы с вредителями надо делать выводы и нам.
Законы рынка, как показывает её величество практика, таковы, что капитал в погоне за прибылью находит тысячи лазеек и обходных путей в целях наживы.
Полагаю, будет уместным в этой связи напомнить те далёкие времена, когда Беловежская пуща временно находилась под юрисдикцией «панской Польши», и в вековых лесах звенели пилы военизированных лесорубов бывшей армии бандита Булак – Балаховича. В Польше его войска были интернированы и разоружены. Советское правительство потребовало от Пилсудского выдачи генерала Балаховича. Но история распорядилась иначе: Балахович получил от Пилсудского звание генерала польской армии и лесную концессию в Беловежской Пуще, где работниками были бывшие члены его отряда. В 1926 году бандит в звании польского генерала принял самое активное участие в майском перевороте Юзефа Пилсудского и Люциана Желиговского…
В это время в БССР по решению советского правительства, читай Москвы, был создан в лепельских лесах Государственный бобровый заповедник (образован 30 января 1925 года). Ныне – Березинский биосферный заповедник.
Это сравнение я привожу исключительно для того, чтобы подчеркнуть: не рынок, а плановое народное хозяйство является самым надёжным гарантом стабильности заповедного дела. Советская Россия, или правильнее сказать СССР, под юрисдикцией которого находилась и БССР, дал хороший исторический пример последовательного выполнения научно – обоснованных мероприятий по охране природы…
Читать дальше: Николай Петрушенко: Заметки на полях краткой истории борьбы с жуком — короедом…