Готовы ли США сравнять Эр-Ракку с землёй, чтобы умалить роль России в Сирии? США продолжают торг по поводу своего гипотетического участия в борьбе с ИГ. Что нужно делать…

Готовы ли США сравнять Эр-Ракку с землёй, чтобы умалить роль России в Сирии? США продолжают торг по поводу своего гипотетического участия в борьбе с ИГ. Что нужно делать...

В течение всего двух недель «Исламское государство» (ИГ) (*) осуществило два крупных теракта за рубежом, в результате которых погибли около 350 человек: первым стал взрыв на борту российского пассажирского лайнера над Синайским полуостровом, вторым — серия терактов в Париже. В этих обстоятельствах Россия заявила о своём намерении действовать в соответствии со статьей 51 Устава ООН, предусматривающей право государств на самооборону. В заявлении МИД РФ международное сообщество призывается к совместным действиям для подавления глобальной террористической угрозы. «Это – поистине центральная для всех задача, требующая приоритетного внимания, а главное – действий, без каких-либо увязок и предварительных условий», — подчеркивается в документе. Готов ли Вашингтон к совместным действиям с Россией?  Агентство Bloomberg, опираясь на данные проведенного им опроса, сообщает о стремлении большинства американцев к объединению с Москвой перед лицом общей террористической угрозы. В США 53% респондентов высказываются за создание российско-американской коалиции по борьбе с терроризмом. Вместе с тем нельзя не заметить цинизм многих американских СМИ, оценивающих мотивы и значения российской военной операции в Сирии. Американцы с большим трудом расстаются с привычкой доминировать всегда и во всём. Хотя расставаться, видимо, придётся. Казалось бы, президенту Обаме давно пора отложить вопрос об Асаде в сторону и перейти совместно с Россией и другими странами к реальной борьбе с ИГ. Однако Белый дом остается на прежних позициях и продолжает настаивать на том, что для Америки объединение с Россией в Сирии – опасный и неверный шаг. Американское руководство не желает отказываться от риторики в стиле «Асад должен уйти», а в рядах террористов, воюющих с Дамаском, продолжает искать «законные оппозиционные силы», которых нет. Это ясно уже не только российскому МИД, но и многим западным экспертам. Иэн Бреммер, директор одной из крупнейших мировых консалтинговых и исследовательских компаний Eurasia Group, отмечает: «Среди сирийских боевиков нет приемлемых партнеров, их отсутствие сейчас так же ясно, как это было еще до взрывов во Франции». Однако и после терактов в Париже президент Обама исключает любые перемены в стратегии США в отношении борьбы с терроризмом. Вашингтон продолжает добиваться ухода Асада в отставку в ближайшей перспективе. Сегодня, как и месяц назад, американцы выдвигают это главным предварительным условием налаживания взаимодействия с Москвой. Для России такое отношение к законному главе суверенного государства неприемлемо.  В Вашингтоне это тоже понимают. Что же тогда можно ждать от политики американцев в Сирии?Готовы ли США сравнять Эр-Ракку с землёй, чтобы умалить роль России в Сирии?
Николай БОБКИН |

Готовы ли США сравнять Эр-Ракку с землёй, чтобы умалить роль России в Сирии? США продолжают торг по поводу своего гипотетического участия в борьбе с ИГ. Что нужно делать...

В течение всего двух недель «Исламское государство» (ИГ) (*) осуществило два крупных теракта за рубежом, в результате которых погибли около 350 человек: первым стал взрыв на борту российского пассажирского лайнера над Синайским полуостровом, вторым — серия терактов в Париже. В этих обстоятельствах Россия заявила о своём намерении действовать в соответствии со статьей 51 Устава ООН, предусматривающей право государств на самооборону. В заявлении МИД РФ международное сообщество призывается к совместным действиям для подавления глобальной террористической угрозы. «Это – поистине центральная для всех задача, требующая приоритетного внимания, а главное – действий, без каких-либо увязок и предварительных условий», — подчеркивается в документе. Готов ли Вашингтон к совместным действиям с Россией?
Агентство Bloomberg, опираясь на данные проведенного им опроса, сообщает о стремлении большинства американцев к объединению с Москвой перед лицом общей террористической угрозы. В США 53% респондентов высказываются за создание российско-американской коалиции по борьбе с терроризмом. Вместе с тем нельзя не заметить цинизм многих американских СМИ, оценивающих мотивы и значения российской военной операции в Сирии. Американцы с большим трудом расстаются с привычкой доминировать всегда и во всём. Хотя расставаться, видимо, придётся.
Казалось бы, президенту Обаме давно пора отложить вопрос об Асаде в сторону и перейти совместно с Россией и другими странами к реальной борьбе с ИГ. Однако Белый дом остается на прежних позициях и продолжает настаивать на том, что для Америки объединение с Россией в Сирии – опасный и неверный шаг. Американское руководство не желает отказываться от риторики в стиле «Асад должен уйти», а в рядах террористов, воюющих с Дамаском, продолжает искать «законные оппозиционные силы», которых нет. Это ясно уже не только российскому МИД, но и многим западным экспертам.
Иэн Бреммер, директор одной из крупнейших мировых консалтинговых и исследовательских компаний Eurasia Group, отмечает: «Среди сирийских боевиков нет приемлемых партнеров, их отсутствие сейчас так же ясно, как это было еще до взрывов во Франции». Однако и после терактов в Париже президент Обама исключает любые перемены в стратегии США в отношении борьбы с терроризмом. Вашингтон продолжает добиваться ухода Асада в отставку в ближайшей перспективе. Сегодня, как и месяц назад, американцы выдвигают это главным предварительным условием налаживания взаимодействия с Москвой. Для России такое отношение к законному главе суверенного государства неприемлемо. В Вашингтоне это тоже понимают. Что же тогда можно ждать от политики американцев в Сирии?
Вопрос несложный, и ответ на него можно легко найти в последних заявлениях министра обороны США. Эштон Картер признает, что уничтожить террористов в Сирии и Ираке без опоры на «мотивированные местные силы» у американских военных не получится. «Такие члены умеренной оппозиции должны быть частью будущего Сирии», — говорит Картер. Без этого США не могут рассчитывать на свое присутствие в Сирии завтрашнего дня. Наблюдая за тем, как сирийская армия закрепляет на земле успех воздушной операции российских ВКС и как освобождённые от террористов населенные пункты переходят под контроль правительственных сил Сирии, в Пентагоне больше всего опасаются, что этот процесс станет необратимым.
Американцы стали нервничать по поводу того, что их авиация, наносящая удары по опорным пунктам ИГ, «работает на успех России». Однако, во-первых, их воздушная борьба с террористами ИГ мало что дала, а, во-вторых, время делить шкуру неубитого медведя еще не пришло. Боевики ИГ удерживают под своим контролем значительную часть территории Сирии и треть Ирака. В Ираке, отметим, у американцев сохраняется монополия на проведение операций против местных сил ИГ, но там американцы с этим не спешат: они торопятся перехватить у России инициативу в Сирии. К решению этой задачи подключены и дипломатия, и спецслужбы США.
Госдепартамент усилиями Джона Керри пытается на переговорах по Сирии остановить Россию срочным заключением перемирия с «умеренной сирийской оппозицией». Цель — дать передышку «воинам джихада» на восстановление сил и пополнение боеприпасов и вооружения для продолжения войны. Поддерживаемые американцами радикальные исламистские группировки в эти дни получили 50 тонн боеприпасов. Это вторая поставка вооружений противникам Асада, первую партию они получили в середине октября. То, что российская сторона настаивает на отказе от распространения режима перемирия на террористов, американские власти не останавливает. Напомним, что в начале октября Вашингтон отказался от программы по подготовке сирийских повстанцев, признав ее неэффективной. Кому же теперь США поставляют боеприпасы и вооружение и каким силам намерены оказывать поддержку с воздуха?
Этот вопрос решает не ведомство Керри, а спецслужбы. В начале октября при непосредственном участии ЦРУ были сформированы т.н. «Сирийские демократические силы». Американцы утверждают, что новый альянс создан для противостояния с ИГ. В своих отчетах ЦРУ включает в состав альянса Отряды народной самообороны курдов (YPG), силы христиан-ассирийцев, а также подразделения Сирийской арабской коалиции. Пока этот союз существует только на бумаге, и вполне возможно, он так и останется американской иллюзией. Если костяк этого альянса составляют курды, то они действительно воюют хорошо. Только делают они это самостоятельно, исключительно на своей территории и не желают взаимодействовать с арабскими группировками, которые не столько воюют с ИГ, сколько помогают террористам.
Так, «Джейш Ас-Санадин» ранее кооперировалась с «Джебхат ан-Нусрой», то есть с «Аль-Каидой». Еще один участник альянса, «Джейш Аль-Касас», напрямую сотрудничала с ИГ. Криминальная группировка «Фаджр Аль-Хуррия» известна грабежами и разбоями. Трудно представить, что значащийся в составе альянса Ассирийский военный совет может найти общий язык с этими «воинами джихада». На территории Сирии проживают почти 100 тысяч ассирийцев-христиан, которых исламские радикалы планируют полностью уничтожить. О каком сотрудничестве может идти речь?
Пока новому проамериканскому военному альянсу поручено готовиться к наземной операции против ИГ при поддержке воздушной коалиции во главе с США. Они должны обеспечить «победоносную роль» американцев в Сирии, освободив «столицу» ИГ Эр-Ракку. Американцы готовятся штурмовать город силами этого союза, но в успех операции мало кто верит. Более реальным представляется то, что Пентагон может дать добро на ковровые бомбардировки города стратегической авиацией США. Стоит ли для того, чтобы умалить роль России в борьбе с терроризмом, сравнять Эр-Ракку с землей? Похоже, что в Вашингтоне думают именно так.
(*) запрещённая в России террористическая организация — прим. ред.
США продолжают торг по поводу своего гипотетического участия в борьбе с ИГ
Владимир НЕСТЕРОВ |

Готовы ли США сравнять Эр-Ракку с землёй, чтобы умалить роль России в Сирии? США продолжают торг по поводу своего гипотетического участия в борьбе с ИГ. Что нужно делать...

Как долго Запад будет взвешивать свои выгоды в случае принятия или непринятия предложения России о широкой координации усилий в войне с терроризмом? Ещё не забылось, как во время прошлогоднего выступления на Генассамблее ООН Барак Обама поставил в один ряд главных мировых угроз Россию, лихорадку Эбола и «Исламское государство» (запрещённая в России террористическая организация — Прим. ред.). Теперь Обама предлагает Москве сосредоточиться на борьбе с ИГ. Спрашивается: что изменила такая смена риторики Белого дома? На деле – пока ничего.
Даже после массовой резни в Париже администрация США пытается выторговать некие условия участия Америки в войне с ИГ, стремясь «обменять» свою гипотетическую поддержку российской военной операции в Сирии на согласие Москвы со сменой режима в этой стране. Всё это происходит на фоне неуместных рассуждений о том, что же является меньшим, а что большим злом: режим Асада, который с 2011 года перестал устраивать Вашингтон и его союзников, или террор ИГ?
Шокировавшие мир террористические акты во Франции стали своего рода отправной точкой нового этапа обработки европейского общественного мнения. Особенно отличаются здесь крупные американские и отчасти британские СМИ. Тут уже можно выделить вполне определенные тенденции, образующие в совокупности то, что именуется мейнстримом.
Во-первых, СМИ запугивают европейцев грядущей «гибелью Европы» — либо под ударами могущественного, трудноуловимого и вездесущего «Исламского государства», либо со временем под напором мигрантов-мусульман, которые, плодясь и размножаясь, когда-нибудь громко заявят о своих социальных и политических правах. В последнем случае много ссылок на демографию.
American Thinker пишет: «Демографы уже все посчитали: они заявляют, что, если в ближайшее время не будут предприняты необходимые меры, мусульманская иммиграция и традиции в сочетании с низким уровнем рождаемости среди коренных европейцев превратят Европу в преимущественно мусульманский континент уже до конца текущего столетия. Европа перестанет быть Европой. Европа превратится в халифат — в Еврабию».
И тут же европейцев пытаются убедить в том, что власти их стран бессильны в борьбе с радикальным исламизмом. The Wall Street Journal, в частности, пишет о «технологической подкованности» исламистов (интересно, кто их так подковал?), которой ничего не могут противопоставить спецслужбы стран Европы. «ИГИЛ — одна из самых технологически подкованных экстремистских группировок. Ее советы последователям включают в себя восьмиминутный ролик, опубликованный на арабском языке в прошлом году, в котором обсуждаются средства слежения враждебных ему государств и то, как можно прослушивать телефон. Руководства также включают в себя советы по поводу марок электронного оборудования, которое представляется ненадежным». Что и говорить, неплохая подготовка.
Во-вторых, как сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники в Брюсселе и Вашингтоне, Евросоюз и США намерены продлить и расширить санкции против России, несмотря на объединение усилий по борьбе с группировкой «Исламское государство». Альянс Запада с Россией (если он всё-таки состоится, достаточных признаков чего пока нет) станет не более чем «ситуативным военным союзом», не влекущим никаких политических последствий, подчёркивают журналисты WSJ. Это надо понимать так, что ничто, включая драматический рост террористической угрозы, не изменит политику Запада в отношении России.
В-третьих, всплеск террора на Ближнем Востоке и в Европе привёл к появлению комментариев, в которых в той или иной форме говорится, что, начав операцию российских ВКС в Сирии, Путин, как пишет Newsweek Polska, «загнал Запад в ловушку и не оставил ему никаких других вариантов, кроме сотрудничества с Москвой». Читай: сотрудничество с Москвой – то, хуже чего не придумаешь. Newsweek Polska берётся даже растолковать, почему для Запада сотрудничество с Россией – это ловушка: дескать, «своего главного врага» российский президент и его команда видят не в радикальном исламе — это «лишь тактический соперник, которого можно использовать в игре против… «врага номер один», который приковывает внимание Путина всю его жизнь: против Запада».
Уже из этих высказываний видно, какие прочные предубеждения, какие комплексы западной политической мысли стоят на пути создания антитеррористической коалиции широкого состава. Ведь в действительности всё обстоит с точностью до наоборот по отношению к тому, что пишет Newsweek Polska: это Запад продолжает рассматривать Россию (а вовсе не «Исламское государство») как «врага номер один», объявив защиту законных интересов России и русских на Украине «агрессией», введя режим антироссийских экономических санкций и шаг за шагом придвигая военную машину НАТО к российским границам. Если в Вашингтоне рассчитывают, что, продолжая эту антироссийскую линию, можно добиться значительных успехов в создании широкой международной коалиции по борьбе с терроризмом, то такие расчёты вряд ли себя оправдают.

Добавить комментарий