История и настоящее Островца и первой белорусской АЭС

Первая белорусская АЭС еще даже не запустилась, а уже работает на расщепление. Так что теперь Островец – не только «город будущего», но и метафора настоящего. Журнал citydog.by подготовил большой и красочный текст про историю Островца и стройку собственной белорусской АЭС.
Может быть, был и другой способ прославить Островетчину: уникальный постледниковый ландшафт, долгая история язычества, место пересечения балтских и славянских культур, рассыпанное по курганам золото Наполеона… Северо-западный край Беларуси долго жил удивительной жизнью глухого приграничья, скрытой темными лесами и холмами. Кроме косуль и лисиц здесь можно было увидеть, как люди заливают в легковой автомобиль под сотню литров бензина или как по Вилии в сторону Вильнюса проплывают плоты с сигаретами, – все это вместе с сельскохозяйственной деятельностью и зарождающимся туризмом составляло тихую и незыблемую обыденность региона.
Однажды частью этой обыденности стала и гигантская стройка первой в Беларуси атомной электростанции. 15 января 2008 года на Совете Безопасности РБ было принято политическое решение о строительстве в Беларуси АЭС, а 20 декабря того же года неожиданно для всех, в том числе и для лосося в реке Вилия, государственная комиссия выбрала для строительства Островецкую площадку. Теперь про Островец знает весь мир.
Говорят, что название городку дал укрепленный остров на реке, а местные жители живут обособленно и не очень интересуются тем, что творится за пределами их двора. И, если взобраться на должный уровень абстракции и обобщения, Островец тянет на метафору всей страны, и современная Беларусь и есть набор таких вот укрепленных островов. Далекие, плохо связанные острова государства и общества; воюющие или игнорирующие друг друга острова системы и граждан; избегающие контакта друг с другом острова решений и их последствий; огромные густонаселенные архипелаги слов и необитаемые острова дел, а посреди всего этого – маленькие острова отдельных людей с их знаниями, страхами и надеждами, ну и не без собственных интересов. И между всеми составляющими архипелага особо нет доверия, зато теперь есть АЭС. И для всех она – разное.

Длинные белые коровники. На фоне циклопических градирен скучает и жует сено лошадь Алиса. Усатый мужчина энергично разбирает тюк вилами и загружает телегу. Женщина с недоверием смотрит на фотоаппарат, но разрешает сфотографировать пастораль.
– Хто яго ведае, як будзе… Можа, будзе як найлепей, можа, як найгорш. Чалавек жа стараецца, хоча, каб лепш было… А мы што – адну жызнь жывём.
История местечка началась с записи 1468 года о пожертвовании Гаштольдами – магнатским родом ВКЛ – двух мер меда местному костелу. Видимо, из таких же трогательных и малозначительных событий впоследствии и складывалась история поселения, и чего-то особенно выдающегося в нем не происходило. Даже Либаво-Роменская железная дорога, соединившая Минск с Вильней в 1872 году, прошла в трех километрах. Да, Островетчина повидала и повстанцев Костюшко, и отступление Наполеона, была центром восстания 1830-1831 годов и фронтом Первой мировой, но осталась укромным заповедником из лесов, рек, озер и холмов, усыпанных хуторами. А сам Островец еще лет пять назад можно было миновать, не заметив: городской поселок в пару улиц и шесть тысяч жителей находился в стороне от всего на свете. Так и говорили про него: «Островец – свету конец», – пока он вдруг не стал городом энергетиков, да еще и ядерных.
Читать дальше: История и настоящее Островца и первой белорусской АЭС