Сказания о государстве — призраке

Мифы обладают таким свойством: могут настолько прочно поселяться в умах некоторых людей, что люди эти начинают воспринимать их как самую что ни на есть реальность.

Немецкий патруль на минской улице. Март, 1918 год

Немецкий патруль на минской улице. Март, 1918 год

Например, небылицы, связанные с БНР (Белорусской Народной Республикой) и ее правительством — Радой.

Политическая песочница

Рада представляет собой группу персон, которые время от времени делают «официальные» заявления, критикуя руководство Республики Беларусь за некие нарушения прав человека и русификацию страны. Правда, делают это не ради чьих-то прав и не ради белорусского языка, а для того чтобы заявить о себе: «Эй, все обратите внимание, мы существуем!». Их голоса раздаются то из Соединенных Штатов, то из Канады, то из Великобритании, то из Эстонии, так как нет у Рады определенного места нахождения. Этакие политические бомжи.

Скромностью члены Рады не страдают, называют себя высшим органом государства (которого, как известно, не существует в природе). Члены этого кочующего правительства утверждают, будто действуют в изгнании, хотя в действительности их никто ниоткуда не изгонял. Терновые венцы изгоев помогают им прокормиться на чужбине: жалеют бедолаг некоторые западные политики.

Первоначально Рада называла себя временным, до созыва некоего учредительного сойма Белоруссии, правительством. Но пролетали годы, проносились десятилетия, а долгожданный сойм собираться не хотел. Время Рады давным-давно кончилось. Но траченное молью и пропахшее нафталином, это временное правительство цепко держится за свои кресла, повторяя: мы носители символического мандата и гаранты независимой Беларуси!

В их правительстве есть даже свои министры: по внешним связям, например, по внутренним делам, информации, образованию. Последнего правильнее было бы назвать министром самообразования, потому что образовывать-то, в сущности, некого — портфели есть, министры при них есть, а граждан в республике всего пятнадцать — сами министры. Складывается впечатление, что эти взрослые люди в детстве не наигрались в песочнице.

Свобода под германским сапогом

Если с нынешней Радой все предельно ясно, то остается вопрос: а был ли мальчик? То есть существовала ли республика, в правительство которой играет сегодня горстка белорусских эмигрантов? Перенесемся мысленно в 1918 год…

В один из весенних дней в Минске в здании бывшего Крестьянского поземельного банка собрались важные господа и провозгласили независимость воображаемого ими государства, бумагу по этому поводу составили. Озаглавили ее — «Уставная грамота». В «грамоте» той говорилось: «Теперь мы, Рада Белорусской Народной Республики, сбрасываем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, которое насильно набросили российские цари на нашу свободную и независимую страну.

С этого времени Белорусская Народная Республика провозглашается Независимым и Свободным Государством. Сами народы Белоруссии, в лице своего Учредительного Сойма, примут решение о будущих государственных связях Белоруссии».

Не может не броситься в глаза явная нелепость этого документа. Насчет «последнего ярма государственной зависимости» члены Рады явно погорячились. Никакого ярма они не только не сбрасывали, но даже и не пытались сбросить. Ярмо на родной край действительно было надето. Вот только набросили его вовсе не российские цари, а кайзеровские оккупанты. Российские же цари, напротив, периодически освобождали край то от одного ярма, то от другого: в 1795?м — сбросили польское, в 1812-м — наполеоновское. А весной 1918 года ни о каком независимом и свободном государстве (под германским-то сапогом!) не могло идти даже речи.

Спасибо, Вильгельм, за хомут!

Так возник шаткий миф, который некоторые националистически настроенные белорусские историки старательно укрепляют подпорками, состоящими из разных небылиц.

Вот одна из них: провозглашение независимости БНР было якобы основано на решении Первого Всебелорусского съезда. Такое заявление — чистейшей воды выдумка, рассчитанная на неосведомленных людей. В действительности съезд постановил безотлагательно организовать из своего состава орган краевого управления в лице Всебелорусского Совета крестьянских, солдатских, рабочих депутатов. То есть признал советскую власть. И большинство делегатов того съезда высказались против выхода Белоруссии из состава Советской России.

Еще одна легенда-подпорка: «Уставная грамота» была якобы принята в результате демократической процедуры. И это утверждение не соответствует действительности. Белорусскую Народную Республику провозгласила небольшая группа единомышленников, которая никогда не опиралась на хоть сколько-нибудь значимую народную поддержку. Судите сами: Рада того времени включала в себя 71 члена. На заседании Рады присутствовали 59. За принятие «грамоты», которая провозглашала «независимость БНР», проголосовало 29 человек — менее половины состава Рады. Таким образом, ни о демократической процедуре принятия независимости БНР, ни о ее легитимности не может идти и речи.

Телеграмма, которую Рада БНР направила германскому кайзеру Вильгельму II, окончательно вскрыла предательскую сущность этой горстки самозванцев, считавших себя правительством государства-призрака:

«Рада Белорусской Народной Республики, как избранный представитель Белорусского Народа, обращается к Вашему Императорскому Величеству со словами глубокой благодарности за освобождение Белоруссии немецкими войсками из-под тяжелого гнета, чужого господствующего издевательства и анархии.

Рада Белорусской Народной Республики декларировала независимость единой и неделимой Белоруссии и просит Ваше Императорское Высочество о защите на подконтрольной ей территории для укрепления государственной независимости и неделимости страны в союзе с Германской Империей.

Только под защитой Германской Империи страна видит лучшее будущее».

Вильгельм, небось, очень удивился, прочитав сие послание. Еще бы: целый народ (через своих «избранных представителей») благодарит его за немецкий хомут, надетый на славянскую шею.

Столь рабское и льстивое преклонение перед оккупантами раскололо Раду в первый же день «провозглашения независимости» БНР. Ее покинули эсеры, меньшевики, еврейские социалисты (бундовцы), земская фракция. Они создали новый национальный и политический центр — Исполком Совета органов земского и городского самоуправления, социалистических партий и профессиональных организаций Белоруссии. Его девизом стали слова: «Свободная Белоруссия в свободной России».

В свою очередь, Рада пополнилась махровыми реакционерами и подчинила всю свою политику интересам оккупантов.

Фальсификаторы белорусской истории твердят словно заклинание: провозглашение независимости БНР стало результатом многолетней борьбы белорусского народа за независимость. В действительности у провозгласившей независимость государства-фантома Рады и у белорусского народа мало чего общего. За БНР стояла всего-навсего одна политическая сила — Белорусская социалистическая громада (БСГ). Эта партия, созданная в 1903 году, самораспустилась, просуществовав четыре года, именно потому, что не пользовалась поддержкой народа. После Февральской революции 1917 года БСГ возродилась на непродолжительный срок и вновь потерпела полное политическое фиаско. Эта партия не сумела провести ни одного своего представителя на выборах ни в городские думы, ни в земства, ни в советы.

Стремление БСГ построить независимое государство на основе этнического суверенитета было не чем иным, как отчаянной попыткой оторвать Белоруссию от России. Особое неприятие проекта нового государственного образования у крестьян, рабочих, большей части интеллигенции вызвала коллаборационистская, изменническая политика ее деятелей, тесно сотрудничавших с оккупационными властями.

Полиграфические увлечения

У БНР отсутствовали основные признаки государства: она никогда не обладала и не могла обладать суверенитетом на какой-либо территории, поскольку белорусские земли были оккупированы кайзеровскими войсками. Да и границы мифического государства были оговорены приблизительно. У БНР не было конституции, отсутствовал аппарат принуждения, не говоря уже о собственных вооруженных силах.

БНР не обладала монополией на сбор налогов — этим занималась немецкая администрация. Отсутствовали местные органы власти, судебная, финансовая системы. Даже гербом этого государства был герб литовский.

Лжеисторики из числа оппозиционеров утверждают, что в БНР якобы действовал институт гражданства и ее гражданам выдавали паспорта.

В действительности это были удостоверения, какие своим членам выдает сейчас любое общественное объединение. Местные жители в 1918 году на территории Белоруссии, оккупированной Германией, имели гражданство в большинстве случаев российское. Белорусского же гражданства не было, как не было и Белоруссии.

А что у БНР было? Имелась своя печать. Но заказать и заполучить такой атрибут собственной «государственности» может каждый желающий. А еще БНР выпускала свои почтовые марки и открытки. В коллекциях некоторых филателистов есть такие раритеты. Но что это были за марки в действительности? Первая — с изображением карты БНР — была выпущена в 1918 году. В 1918 году на конверты и открытки на территории современной Беларуси наклеивали российские марки, а поначалу и провизории (временные знаки почтовой оплаты) польского корпуса в Минске. Это были марки царского правительства с надпечаткой, выполненной в феврале 1918 года.

Марки — частная инициатива Рады. Знаками почтовой оплаты такие марки не служили и носили пропагандистский и символический характер.

В 1920 году было осуществлено два выпуска почтовых марок БНР, которые также не были знаками почтовой оплаты. Дело в том, что в 1920 году на белорусской земле не было не только БНР, но и самозваной ее Рады, члены которой эмигрировали в полном составе. А в Белоруссии в ту пору использовались российские марки. Марки с аббревиатурой БНР и сейчас может заказать, если захочет, президент БНР Ивонка Сурвила, например. И коллекционеры найдутся, которые эти марки купят. Но наклеивать их на конверты нельзя ни в одной стране мира — такие письма не дойдут до адресатов.

Чему Рада была не рада

Итак, никакой БНР в 1918 году и позже не существовало вовсе. Была только Рада как группа самозванцев. Ее функции на белорусской земле ограничивались тем, что она была национальным представительством на общественных началах при германской оккупационной администрации.

Пожалуй, самый нелепый миф из сочиненных о Белорусской Народной Республике такой: ее независимость якобы признал целый ряд стран. На самом же деле ни одно государство мира не признало такую республику по вполне понятной причине — государственными делами в ней заправляла не Рада, а германская военная администрация. Да, были попытки создать миссии, куда Рада направила своих посланников. Но государственные мужи их даже на порог не пускали. Почему? Понятно, территорию нынешней Беларуси в 1918 году все воспринимали как часть России, оккупированной Германией.

Англия и Франция не сдерживали намерений польского правительства захватить белорусские земли и восстановить Польшу в границах 1772 года. Для них было более важным использовать польские военные силы против Советской России.

Самым обидным для членов Рады был отказ немецких властей признать независимость БНР. В ресторане «Европа» их угощали, телеграмму верноподданническую кайзеру послали, перессорились из-за нее между собой, раскололи собственное «правительство», а в итоге получили от немцев звонкую оплеуху: те пришли, флаг бело-красно-белый сорвали, наличность в кассе забрали. Обидно до слез!

Читать дальше: Сказания о государстве — призраке