Николай Федотов: Благими намерениями вымощена дорога в ад

«Не имеет будущего Украина. Бандиты мы и атаманы. И не придет после нас потомок прекрасный… И ляжем мы трупом бесславным и заградим двери в Европу».
Из письма украинского драматурга Николая Кулиша к украинскому писателю Ивану Днепр овскому, 1925 год.
Благими намерениями вымощена дорога в ад — все мы слышали это крылатое выражение, но не придавали ему должного значения. Оказывается, есть такая страна, где это выражение могло бы стать национальным девизом – это Украина. Вся история становления украинского государства, начиная ёще с первой попытки в 1917 году — это одно сплошное пиление сука, на котором сидишь.
Начать хотя бы с того, что первый символ украинского национализма — Симон Петлюра — в 1920 году отдал всю Западную Украину полякам согласно Варшавскому договору. Дружба Петлюры с поляками кончилась тем, что уже в следующем 1921 году поляки подписали Рижский договор с советскими Россией и Украиной о разделе территории.
И это случилось уже после того, как Украинская народная республика, как и Украинская Держава гетмана Скоропадского, сделали ставку на Центральные державы в Первой мировой войне. На Украине сейчас любят вспоминать о том, что УНР была «всемирно признана» после подписания Брестского мира в 1918 году. Да уж, признание со стороны Германской, Австро-Венгерской и Османской империй, а также Болгарского царства сейчас многого стоит.
Но путь петлюровцев по граблям на этом не кончился. Некоторые петлюровские военачальники, например, Пётр Дьяченко или Павел Шандрук, пошли на службу в польскую армию, которая в то время как раз проводила репрессивную политику «пацификации» по отношении к украинцам. Более того, правительство УНР в изгнании, руководимое петлюровцами во главе с Андреем Ливицким, во время Великой Отечественной войны поддержало Третий Рейх. В отличие от бандеровцев, петлюровцы были надёжными союзниками Третьего Рейха вплоть до самой его кончины. А петлюровские генералы и старшины Павел Шандрук, Михаил Омелянович-Павленко, Пётр Дьяченко, Василий Чабановский, Владимир Савченко-Бельский стали гитлеровскими военачальниками. Ими возглавлялись противотанковая бригада «Свободная Украина», дивизия СС «Галичина», Украинская освободительная армия, Украинская национальная армия. Старшиной дивизии СС «Галичина» был командующий украинскими частями в бою под Крутами Аверкий Гончаренко. Вскоре после окончания войны эти господа в большинстве своём оказались в Америке.
22 августа 1992 года Николай Плавьюк — последний глава правительства УНР в изгнании — торжественно передал свои полномочия первому президенту независимой Украины Леониду Кравчуку. Таким образом, петлюровская история коллаборационизма была передана в наследство молодому украинскому государству. А именами украинских коллаборантов были названы улицы во всех регионах страны.
В то время, когда петлюровцы служили польским панам во время пацификации, либо немецким «освободителям», которые согласно плану «Ост» хотели освободить Украину от самих украинцев, Украина советская жила совсем по-другому. 1920-ые годы — это время невиданного ни до, ни после этого расцвета украинской культуры, которое назвали «красным ренессансом». Да, 1930-ые годы – это время голода, расстрелов и репрессий. Но это также время индустриализации, на которую и пошли деньги от продажи за границу зерна, отобранного в украинских крестьян в 1932-33 годах. Без этой кровавой индустриализации Советский Союз не смог бы победить фашизм. А без победы над фашизмом никаких украинцев сейчас бы и в помине не было, что признает даже украинский национал-либеральный историк Ярослав Грицак. Я уже молчу о том, что именно Сталин собрал все украинские земли в одной республике, в том числе и те земли, которые Петлюра отдал полякам. А в 1948 году Украина стала соосновательницей Организации объединённых наций.
Один из первых фильмов легендарного кинорежиссера Александра Довженко — «Звенигора» (снятый в 1928 году) — очень красочно повествует о том, чему посвящен этот материал. В фильме высмеян петлюровский национализм с его культом хуторянства, вышиванок, народных традиций и прочей архаики. Ему противопоставляется индустриализация и модернизация, которая происходила в УССР в те годы. Как старается показать Довженко, именно в модернизации, устранении отсталости, неграмотности и проявляется истинный украинский патриотизм, а не в поклонении отжившим традициям.
Как будто в пику Довженко в современной Украине был снят фильм «Поводырь» (2013 год). Режиссером «Поводыря» выступил Олесь Санин — бандурист и автор фильмов про казаков, лемков и прочую архаику. Фильм повествует о несуществующем в реальности расстреле кобзарей под Харьковом в 1930-м году. Эта история была взята с воспоминаний Дмитрия Шостаковича, чему нет никаких документальных подтверждений. Фильм Санина снят в том же пропагандистском духоподъемном стиле, что и фильм Довженко, только с прямо противоположным смыслом. У Довженко — соцреализм, у Санина — нацреализм. Фильм Санина прославляет «старое-доброе» украинское село. Автор прямо упивается изображениями идиллического сельского лада, где люди ходят каждый день в новеньких и чистеньких парадных вышиванках, которые в реальном украинском селе надевались только по большим праздникам. И вот, эту всю идиллию пришли разрушить проклятые большевики. Умиляет, как в фильме изображается навязывание проклятыми большевиками украинским крестьянам трактора. Всплывают в памяти кадры довженковской «Звенигоры», где один из главных героев фильма — петлюровец — стреляет себе в голову со словами «Вот приближается антихрист!». Приблизительно таким образом Санин и представил в фильме тракторизацию села.
Тарас Григорович Шевченко ёще в далеком 1850 году написал свой поэтический ответ саниным:
Когда б вы знали, барчуки,

Где люди плачут от тоски,

То вы б элегий не писали

И бога зря не восхваляли,

К слезам бездушно жестоки.

За что, не знаю, называют

Там в роще хату тихим раем:

Я в хате мучился и рос,

И горечь самых первых слез

Я там изведал. И не знаю,

Такое есть у Бога зло,

Чтоб в эту хату не пришло?

А хату раем называют!
Но муза истории клио очень парадоксальна. Послевоенное восстановление и ХХ съезд вывели в люди новое поколение молодых советских интеллектуалов, которые вошли в историю под общим названием шестидесятники. Начинали они как истовые поборники марксистско-ленинской идеологии, только с некоторыми дополнениями. Во-первых, им был более по душе ранний — гуманистический — Маркс, ранние произведения которого были опубликованы в СССР в 1956 году в «Политиздате». Во-вторых, украинских шестидесятников волновал национальный вопрос, вследствие чего они начали открывать для себя украинский национал-коммунизм 20-ых годов. После ХХ съезда были реабилитированы некоторые украинские писатели эпохи «расстрелянного Возрождения», а также партийные деятели национал-уклонистского типа вроде Николая Скрыпника. Сначала власть потворствовала шестидесятникам, или, по крайней мере, не препятствовала, занимаясь верхушечной грызнёй и борьбой с «культом личности». После отстранения Хрущева от власти шестидесятникам начали понемногу прекращать подачу кислорода. 1968 — события Пражской весны — стали триумфом шестидесятничества и его идеологии «социализма с человеческим лицом».
Читать дальше: Николай Федотов: Благими намерениями вымощена дорога в ад