Путин против Обамы: борьба за лучшего союзника (\»The Financial Times\», Великобритания)

«Вы хотели бы иметь в союзниках скорее Россию, чем США?» Я задала этот вопрос наполовину в шутку одному высокопоставленному чиновнику Персидского залива во время нашей недавней беседы о российской интервенции в Сирию. Он улыбнулся, согласившись с тем, что президент Владимир Путин действует заодно с его друзьями и ведет войну в их интересах, в то время как о его американском коллеге такого сказать нельзя. Но затем он отметил, что он не жалеет об отношениях с США, которые развивались в течение нескольких десятилетий и сумеют пережить даже период разногласий по поводу Сирии. «В отношениях с США нам стоит быть терпеливыми», — сказал он. Разумеется, он прав. Однако сегодня по всему Ближнему Востоку, в том числе в официальных кругах некоторых государств, возникает вопрос о выборе между Путиным и Обамой. Так происходит вовсе не из-за популярности Путина в этом регионе. Это является результатом горького разочарования в президенте Бараке Обаме. У правительств стран Персидского залива, которые поддерживали сирийских повстанцев в этой четырехлетней гражданской войне, из-за действий Вашингтона оказались связаны руки. В то время, как Белый дом регулярно отвергал их призывы к более активной интервенции, Россия недавно начала применять военную силу, чтобы поддержать режим Башара аль-Асада. Теперь те победы, которых повстанцы, поддерживаемые арабами Персидского залива, достигли за последние несколько месяцев, оказались под серьезной угрозой, поскольку Россия присоединилась к Ирану в их попытках укрепить режим Асада. Между тем, вялые попытки Америки подготовить новые силы умеренных повстанцев — которых уже почти не осталось — подошли к концу. На прошлой неделе было объявлено о свертывании 500-миллионной программы после того, как недавно некоторые повстанцы, прошедшие подготовку у американских военных, передали свое оружие и боеприпасы джихадистам, чтобы безопасно пересечь границу с Сирией. Теперь администрация склоняется к тому, чтобы обеспечивать оружием уже существующие повстанческие группировки.Путин против Обамы: борьба за лучшего союзника (\»The Financial Times\», Великобритания)

Путин против Обамы: борьба за лучшего союзника ("The Financial Times", Великобритания)

В вопросе вмешательства в сирийский конфликт страны Персидского залива не могут найти общий язык ни с Америкой, ни с Россией
«Вы хотели бы иметь в союзниках скорее Россию, чем США?» Я задала этот вопрос наполовину в шутку одному высокопоставленному чиновнику Персидского залива во время нашей недавней беседы о российской интервенции в Сирию.
Он улыбнулся, согласившись с тем, что президент Владимир Путин действует заодно с его друзьями и ведет войну в их интересах, в то время как о его американском коллеге такого сказать нельзя.
Но затем он отметил, что он не жалеет об отношениях с США, которые развивались в течение нескольких десятилетий и сумеют пережить даже период разногласий по поводу Сирии. «В отношениях с США нам стоит быть терпеливыми», — сказал он.
Разумеется, он прав. Однако сегодня по всему Ближнему Востоку, в том числе в официальных кругах некоторых государств, возникает вопрос о выборе между Путиным и Обамой. Так происходит вовсе не из-за популярности Путина в этом регионе. Это является результатом горького разочарования в президенте Бараке Обаме.
У правительств стран Персидского залива, которые поддерживали сирийских повстанцев в этой четырехлетней гражданской войне, из-за действий Вашингтона оказались связаны руки. В то время, как Белый дом регулярно отвергал их призывы к более активной интервенции, Россия недавно начала применять военную силу, чтобы поддержать режим Башара аль-Асада.
Теперь те победы, которых повстанцы, поддерживаемые арабами Персидского залива, достигли за последние несколько месяцев, оказались под серьезной угрозой, поскольку Россия присоединилась к Ирану в их попытках укрепить режим Асада. Между тем, вялые попытки Америки подготовить новые силы умеренных повстанцев — которых уже почти не осталось — подошли к концу. На прошлой неделе было объявлено о свертывании 500-миллионной программы после того, как недавно некоторые повстанцы, прошедшие подготовку у американских военных, передали свое оружие и боеприпасы джихадистам, чтобы безопасно пересечь границу с Сирией. Теперь администрация склоняется к тому, чтобы обеспечивать оружием уже существующие повстанческие группировки.
Саудовская Аравия ответила на бомбовую кампанию России ускорением поставок противотанковых ракет повстанческим силам. Лидеры стран Персидского залива до сих пор настаивают на том, что мир в Сирии можно будет восстановить только с уходом Асада, хотя пока они еще готовы обсуждать время его ухода.
Возможно, они жалеют о своем участии в этом кризисе — участии, которое было основано на весьма спорном предположении о том, что в конце концов США вмешаются в борьбу и заставят режим Асада подчиниться. Однако страны Персидского залива сделали слишком высокие ставки в этом конфликте, чтобы менять свой курс теперь.
Тем не менее, они продолжают взаимодействовать с Россией. Только на прошлых выходных самые влиятельные чиновники этого региона — Мохаммед бин Зайед (Mohammed bin Zayed), крон-принц Абу Даби, и Мохаммед бин Салман (Mohammed bin Salman), заместитель крон-принца Саудовской Аравии — провели переговоры с Путиным в Сочи.
Нет никаких причин полагать, что эти переговоры были успешными: серьезные разногласия между сторонами сохраняются. Однако такие попытки взаимодействия свидетельствуют о нежелании правительств Персидского залива отказываться от отношений с Россией, в которые они достаточно много вложили — как в политическом, так и в экономическом смыслах — в рамках своих попыток диверсифицировать внешние связи.
Возможно, они рассматривают вмешательство России в сирийский конфликт как деструктивный шаг, противоречащий их интересам в краткосрочной перспективе, и одновременно как потенциальный противовес влиянию Ирана в регионе в более долгосрочной перспективе. С точки зрения суннитских режимов Персидского залива, главной угрозой является шиитский Иран и его амбиции в арабском мире.
В любом случае, пока они не могут ничего сделать, чтобы остановить Путина. Как сказал упомянутый выше чиновник Персидского залива, «нельзя ставить Совет сотрудничества государств Персидского залива на курс, грозящий столкновением с Россией».
Итак, теперь, когда Россия активно вмешалась в ход сирийской гражданской войны, позиция стран Персидского залива ничем не отличается от позиции США: Москва, говорят чиновники, окажется втянутой в «трясину» и в конце концов пожалеет о своем решении. Эта интервенция приведет к радикализации сирийцев и притоку джихадистов. В конечном итоге, утверждают чиновники, Путин поймет, что воздушная кампания против исламистских боевиков ИГИЛ неэффективна, и будет вынужден начать наземную операцию, что приведет к большим потерям среди российских военных и к позорному отступлению.
России придется просить страны Персидского залива выступить в качестве посредников, то есть ей придется вести переговоры с «новым Талибаном», как сказал этот чиновник, упоминая об экстремистской афганской группировке. Таким образом, то терпение, с которым страны Персидского залива взаимодействуют с США, очень скоро будет перенесено и на Россию.
Автор: Рула Халаф (Roula Khalaf)
Оригинал публикации: Putin vs Obama: the battle for best ally
ИноСМИ

Добавить комментарий