В.Авагян: Билет в будущее

В.Авагян: Билет в будущее

Либерализм – враг диалектики. Конечно, он у диалектики не единственный враг, среди врагов либерализма тоже далеко не все учитывают диалектические особенности жизни. Ну, то отдельный разговор, поговорим, когда будет время – а пока о том, как грубо попирается диалектика в либерализме. Социальный смысл диалектики в том, что у всякого положительного, позитивного явления – непременно есть и сопутствующие ему, и даже неотделимые от него отрицательные стороны. Или, грубее говоря – «за всё приходится платить». Речь, конечно, не о деньгах, которые суть – не платеж, а лишь платежные средства (одни из множества). Речь о неизбежной расплате за каждое удобство в жизни, о том, что счастье не даётся просто так, а отвоёвывается в упорной борьбе со слепым и безмозглым естеством.
А естество – следует в своей слепоте закону накопления энтропии[1]. Враждебность либерализма к диалектике в том, что либерализм:
1. Истерически-нетерпим к недостаткам в системе материального снабжения и бытового комфорта.
2. Предельно терпим к недостаткам и слабостям человеческой личности и образования.
Правда же жизни в том, что невозможно создать идеальное снабжение для не-идеальных людей. Люди социально-одичавшие, разнузданные, оглушенные антикультурой, алкоголем и наркотиками, капризные и слабоумные не могут ни создать, ни поддерживать сложной и эффективной системы снабжения.Потребительская среда вокруг человека неразрывно связана с личными качествами самого человека в обществе. Она улучшается вместе с ростом человеческих положительных качеств, и ухудшается параллельно их падению. Если у человека бессистемное (клиповое, кусочковое) мышление примата и поведение примата – то и условия жизни вокруг него будут стремиться к первобытным, которые свойственны приматам. Разлагая личность человека своей абсолютной нетребовательностью (все требования либерализма к человеку сводятся к уплате им, совершенно обезличенным, требуемой суммы денег) — либерализм, конечно же, разлагает и производительные силы, и производственные отношения.При этом выдвигаются совершенно сумасшедшие, мракобесные теории – что, мол, рынок сам всё отрегулирует, а человек сам решит – кем и каким ему быть в режиме полной свободы, предоставляемой чуть ли не с колыбели (запрет на применение любого насилия, даже морально-психологического, при воспитании ребёнка).На самом деле (и мы уже видим это) – ничто само по себе не отрегулируется, если осознанно не регулировать, и никто ничего сам в детстве не выберет, кроме худшего.+++Жизнь состоит из элементов точно так же, как машина из деталей. Если вынуть из механизма важную шестерёнку, то он встанет. Встанет, даже если 99% комплектации на месте. А вот 1% нет! И всё! Различие только в том, что машина может подождать, пока её доукомплектуют, а жизнь – нет. Никакие будущие блага, в любом их количестве – ничему не помогут человеку, который УЖЕ умер от нехватки чего-то наиважнейшего и необходимейшего…Жизнь должна быть укомплектована. Но в рыночной экономике идеологи и практики не хотят подгонять производство под нужды людей. Они хотят наоборот, подогнать количество людей под нужды производства. Вот, скажем, есть 100 человек, и 50 необходимых для жизни комплектов. Что предложит плановик? Сжав зубы от нехваток, в условиях временного дефицита, довести количество комплектов до 100. А что предложит рыночник? Сократить количество людей до 50 – тогда комплектов сразу всем хватит! Оставшимся…

Как рыночник борется с низким уровнем оплаты труда? Мы это видели сто раз, что в Академии Наук, что за заводе: он предлагает СОКРАТИТЬ персонал, и ЗА СЧЁТ ЭТОГО увеличить денежное довольствие оставшимся. Мол, если можно обойтись без такого количества людей, то зачем его терпеть? Меньше народу – больше кислороду…

То есть в приоритете находится имеющийся уровень, а люди – расходный материал для его обеспечения. Легче людей угробить, чем уровень производства увеличивать…
+++Финансовые возможности – ставятся перед физической, материальной необходимостью. Острота вашей потребности в пище, одежде, жилье, транспорте-ничто; ваша платежеспособность – всё. Так реальная нужда подменяется зловещей финансовой тенью: блага получают не те, кому они нужнее всего, а те, кому они, может быть, совсем не нужны, но им всучили за деньги путём рекламного обмана, каким-то извращённым маркетинговым вывертом…Безмозглая туча известной басни пронеслась над жаждущей нивой и пролилась обильно над морем, и без неё полным воды. Но на то она и безмозглое явление природы. Люди, поступающие подобно этой туче – уравнивают себя именно с безмозглыми стихиями, и свою экономику (рыночного типа) превращают в безмозглую стихию, наряду с землетрясениями, вулканами, наводнениями и ураганами…А человека – в примата, который, вместо того, чтобы подчинить природу своей воле – как первобытный дикарь лишь проклинает её и поклоняется ей…+++На самом деле – нельзя говорить о будущем, не говоря о человеке будущего. Каким будет человек (ответственным или безответственным) – таким будет и будущее. У «никакого» человека, который ни рыба, ни мясо – нет никакого будущего.Воспитание же есть, в грубом смысле, дрессировка качеств вопреки естеству. Человек будущего отличается от дикаря отсутствием внезапных потребительских капризов, умением строить свою жизнь вперёд надолго. Плановая экономика имеет идеалом не планирующее государство, а планирующего человека и планирующее домохозяйство.Такой человек – за годы вперёд знающий количество потребного ему пшена или туалетной бумаги – дикарю кажется скучным, ущербным, холодно-рассудочным. Диалектически расплата за стабильность и отсутствие голодоморов, внезапных, как цунами, гуманитарных и экономических катастроф (и кризисов) заключается в эмоциональном обеднении жизни, перестройки интересов человеческой личности.Всё меньше в ней удельный вес тёмных, связанных с инстинктами, страстей, всё больше – интерес к высоким материям, творческим и созидательным. Этот путь – магистральный для европейской (христианской) цивилизации, путь от зверя к Богу. Всё меньше зверя остаётся в желаниях, и всё больше вы них Творца. Когда дикарь смотрит на такое из своих джунглей – его это шокирует и пугает. Дикарь боится точных расчётов и ненавидит их. В этом отражается инфантильность психики либерального дикаря. Он не знает, чего ему нужно будет через год, и даже через день. «А вдруг я захочу того-этого, а в заявку оно не вписано?!» Инфантильность тут в том, что ребёнок капризничает и требует у родителей, чего ему взбредёт внезапно в голову. Взрослея – человек учится отвечать за свои поступки и стабилизировать свои желания. Уже не о нём заботятся, как было в детстве – а наоборот, он заботится о других. Если человек умственно и духовно не повзрослел, то он изводит своими потребительскими капризами (главным образом, их внезапностью) и себя, и других. Это непосредственность дикаря, не умеющего управлять своими желаниями, не умеющего держать эмоции в узде. Для такого дикого человека отвратительно и невыносимо (и, как он считает, неестественно) – рассчитывать в граммах и долях процентов потребности и иметь терпение дождаться исполнения заказа.Он хочет «всего и сразу», как он думает – но на самом деле не всего, а того, что ему внезапно приспичило.
Читать дальше: В.Авагян: Билет в будущее