Чтоб строили, а не дрались!

Чтоб строили, а не дрались!

Истина одна на всех. А интерес у каждого свой. Существует всеединство и всеобщая взаимосвязь явлений, но существует и бесчисленное количество индивидуальных шкур, конкурирующих друг с другом.
И весь вопрос, каким путём идти. Если искать истину, то рациональный аппарат связного мышления приведёт нас к единому ответу, может, не сразу, но приведёт – как приходят все математики мира, несмотря на континент и расу, к «2х2=4».
Но если искать свой интерес, то наоборот: он противопоставит тебя всем людям на свете. А все союзы с другими людьми, даже если и состоятся – станут носить характер бандитского сговора, превратятся в «дружбу против третьих лиц».
И всякий пафос станет ложным. Он станет маскировкой хищника, подбирающегося к жертве. Потому что у нас есть общее – пока мы за общую истину, и у нас объективно нет ничего общего – когда мы за личную выгоду.
Приведу пример из классики: — Что защищает эта баррикада? — спросил Клим и даже смутился — до того строго и глупо прозвучал вопрос, а человек удивленно заглянул в лицо его и сказал: — Революцию защищает, рабочий народ, а — как же?[1]В детстве он меня раздражал, но чем – я понять не мог. Видно же, что «мятущаяся интеллигенция» сумбурно-цинична, а человек из народа нарисован цельным и праведным: построил баррикаду, не себя защищать, а весь рабочий народ…Потом я понял, в чём подвох. «Трудовой народ» может объединиться, но только чтобы ограбить «нетрудовой народ». А как только «нетрудовой» кончится – в монолите «трудового елемента» начнётся раскол, пойдут трещины, ДЕЛЁЖКА. Когда вместе у помещика отбирали «пианину» — все были заодно, все братья. А как выяснилось, что «братьев» много, «пианина» же одна… То, что она больше не помещикова – факт. А чья она теперь? А почему я поставил слово «братья» в кавычки? Мало ли реальных, биологических братьев, которые на ножах стали друг с другом при дележе родительского наследства?Существуют центростремительные силы, собирающие вместе людей (обычно вокруг храма и культа), в государство (слово произведено от «суда», т.е. соблюдения заповедей, в древности являвшихся законами), культуру (слово произведено от «культа»), цивилизацию (дословно — цивильность, т.е. «невоинственность», взаимное ненасилие). Но вместе с ними действуют и мощнейшие центробежные силы, проявляющие себя во всём кошмаре, когда ослабевают идеология и мега-проект.Суть центробежных сил — в экономическом антагонизме человека человеку. Древнейший спор продавца и покупателя, и сегодня актуальный в любом продуктовом магазинчике — это антагонизм цены и платы. С древнейших времён продавцам пытаются запретить обсчитывать, обмеривать, обвешивать покупателей, но безуспешно, потому что продавцам это прямая выгода, и нет-нет — снова в каждом веке и эпохе вынырнет пронырливый продавец…Но и покупатель не должен обсчитывать или обворовывать продавца. Если алкаш сунет незаметно в карман кусок сыра — то алкашу выгода понятна, а с продавца вычтут, из зарплаты вычтут! И тоже: сколько не запрещай воровать с магазинных полок, сколько не ставь охранников, видеонаблюдения — а всё равно находятся год за годом ловкачи, которые или продавца обсчитают, или товар бесплатно вынесут…Антагонизм покупателя и продавца в том, что продавец заинтересован обслужить покупателя как можно дороже, а покупатель — вывернутся как можно дешевле. И здесь пролегает настоящая линия фронта, на которой всё время жестокие бои.Но читатели ЭиМ умные люди, и понимают, что цена товаров в магазине УЖЕ В ГОТОВОМ ВИДЕ навязана и покупателю, и продавцу (как и цена труда в стране). Так что антагонизм между покупателем, жаждущим халявы, и продавцом, наказующим разиню обсчётом, обвесом, обмером, усушкой, утряской и т.п. выходит на более фундаментальный уровень: распределение благ в обществе. Покупатель же пришёл в магазин с уже готовыми деньгами, которые ему где-то дали. Почему дали именно столько, а не больше? И почему не меньше? По сути, мы выходим на закон сохранения вещества и энергии: в одном месте прибыло, в другом убыло, и наоборот. Человек экономически заинтересован в чужих бедах, чужие беды улучшают ему жизнь и быт.Скажем, появились у нас ремонтники-таджики. Они что, лучше славян работают? Нет, конечно. У них в стране великие бедствия, и они — в беде. Попав в беду, в нищету, они готовы брать за работу дешевле, чем славяне — и вот результат: их охотно нанимают. Потому что всякий наниматель, который умудрился заплатить поменьше работнику — тем самым увеличил свою прибыль…Антагонизм интересов между людьми, из которых каждый выступает продавцом чего-нибудь (заинтересованным в росте своих цен) и покупателем (заинтересованным в снижении чужих цен) — рвёт в клочья государства, культуры, народность и цивилизацию. Ожесточаясь в борьбе, он сметает все рамки цивилизованного поведения, что мы и лицезрели в великой всеобщей «войне всех против всех» в 90-е годы, от которой выиграл только радикальный сионизм ( у которого своя игра, игра извне).
Читать дальше: Чтоб строили, а не дрались!