Modus vivendi (образ жизни)

Modus vivendi (образ жизни)

Что бы уйти от ненужных дискуссий, назову необходимое для мирного сосуществования людей и народов условие расплывчатым термином «производственная самодостаточность». Если, к примеру, я могу сам сделать табуретку, то мне не обязательно отбирать её у других. А если я ещё и люблю столярничать – то мне делать табуретки в удовольствие. Я и не захочу ни у кого отбирать табуретку. Возьму инструменты, материалы – и с песней стану снимать стружку…
Производственная самодостаточность не отрицает обменов с другими производителями, но на эквивалентных условиях. Это т.н. «горизонтальные» (т.е. взаимно-добровольные) обмены, в которых нет господства и давления одной из сторон обмена. Хочешь – меняй свой чеснок на мою табуретку. Хочешь – не меняй. Дело твоё. У меня нет возможности силком навязать тебе свою табуретку, как и у тебя нет возможности шантажировать меня на почве чеснока…
Производственная самодостаточность предусматривает и возможность и желание самостоятельно трудиться и меняться с другими только честно (говоря языком науки – «по паритету покупательной способности»). Что делать системе, которая разучилась, да и не хочет работать по-честному?Или умирать. Или воевать. Гипер-агрессивность Запада, в том виде, в каком мы её видим сегодня – объясняется именно этим. Но на этом же строится и вообще всякая агрессивность в рыночной экономике неопределённых цен и отношений. Чего бы с ними не определиться? Почему нельзя точно высчитать – что сколько стоит? Потому что заранее заложена возможность и права обмана: раз неизвестно сколько – то простаку можно подороже «впарить» и т.п.Возвращаясь к аналогии с табуреткой: её можно сделать самому, если умеешь и хочешь. Можно выменять по дружбе – если умеешь что-то не менее важное делать. Можно табуретку отнять силой или украсть. В двух последних случаях риск, опасность и нестабильность заменяют тяготы и время труда. Затраты энергии и времени на получение табуретки стремятся к нолю. Но риск поссорится и поругаться с людьми – приближается к 100%.Понимание этого заставляет более внимательно и благожелательно взглянуть на советский опыт, суть которого – в попытке построить систему эквивалентных обменов без обмана и насилия. Можно сколько угодно анализировать причины неудачи попытки. Сколько угодно вспоминать о нехватках того-сего, пятого-десятого, тёмных сторонах действительности. Сколько угодно бояться страшных большевистских комиссаров, их жестокости (которая, как мне кажется – во многом действительно присутствовала). И потом, когда все эти гримасы истории осмыслишь – прийти к выводу, что другого выхода у человечества и цивилизации не было, и сейчас нет.Это как вылезать из ловушки в длинную, грязную и узкую трубу. И не хочется, и неудобно, и лень, и страшно клаустрофобам. Если был бы другой выход – никто бы в трубу не полез. Обшарили все стены, пол, потолок – нет другого выхода! Или лезь в трубу, пропахшую канализацией, обдирая плечи и одежду – или в каменном мешке сдохнешь от голода и жажды…+++Если и были у кого сомнения в 1991 году – в 2018 они окончательно развеялись: существующее общество западного типа идёт, и если не помешать – придёт к окончательному разделению людей на «мясо» и людоедов. Это ясно. Очевидно. Поезд ещё не доехал до конечной – но прекрасно понятно, куда ведут его рельсы. А поезд без рельсов не ходит: он может или в обратную сторону, в 1985 год. Или до конечной – к каннибалам и зомби. Или – третий вариант – сойти с путей, осуществив крушение всего состава…Ненависть и взаимное непонимание в этом обществе могут только нарастать. Можно выстроить сто попов, обвешанных крестами до пупов, и круглосуточно вещать, что зависть – плохое чувство: не поможет.Если человек видит, что ему ничего, а другому всё;
Читать дальше: Modus vivendi (образ жизни)