Озверение: докопаться до причин!

Озверение: докопаться до причин!

Член Комитета Госдумы по образованию и науке, академик, руководителя рада научных учреждений, в числе прочего – ещё и лауреат Нобелевской премии по физике Жорес Алфёров поделился своими мыслями о развитии науки. Гений физики, к сожалению, проявляет непростительную наивность в вопросах общественных наук, откровенно перепутав причины и следствия происходящих негативных процессов. И в этом он не одинок. Социопатология, как научная дисциплина, пока находится в зачаточном состоянии, и подавляющее большинство людей, не только физиков, но и социологов – постоянно подменяют местами причины и следствия.
За следствие хватаются как за яркую очевидность, причину упускают как нечто малое, незаметное и неоднозначное – в итоге у них … Ну, впрочем, не будем, как они, пустословить, глянем на фактическом материале.
Жорес Иванович констатирует очевидность, отчасти переходя на язык газеты «Экономика и мы»: «Огромную роль в развитии человеческой цивилизации в целом, а науки и научно-технических исследований в частности, играло соревнование СССР и США. К сожалению, реформы 90-х нанесли огромный удар по экономике страны. Мы уничтожили научно-техническую державу, об этом не надо забывать. Думаю, что у нас ещё до сих пор не отдают себе отчёта, какой величайшей трагедией для мировой цивилизации был развал Советского Союза».Безусловно, развал СССР и того дела, которое он призван был воплощать – стало величайшей трагедией мировой цивилизации. Но поспорил бы уже в абзаце констатации: не реформы нанесли удар по экономике, а экономика нанесла удар по реформам… Экономику стали понимать как шкурную целесообразность, а понимая её так – «распилили» все перспективные начинания по принципу: «лучше копейка в своём кармане, чем мильон в общественном».Вся история человечества отражена в совокупности реформ, и являет (по крайней мере, внешне) процесс реформирования общества. Оглядываясь назад, я прекрасно понимаю (с расстояния лучше видно), что советскому обществу в 1985 году очень нужны были правильные реформы. Не такие, какие устроили, а правильные, во многом противоположные устроенным…Когда начиналась «перестройка» — в ней было намешано много всего, в том числе были и весьма верные нотки без фальши. Например, великолепная идея о госпредприятии, которое совмещает выполнение планового задания (базовая гарантированная работа и зарплата) с рыночным сбытом сверхплановых избытков производства. Так можно было совместить преимущества плановой и рыночной экономик, стабильность, гарантии – и личную заинтересованность, материальное стимулирование трудящихся.Но по реформам ударила экономика (не реформы по экономике!) – потому что экономисты-атеисты сели и рассчитали: добыть рубль воровством гораздо легче, чем трудом во благо общества. Ну, этот факт и до них был широко известен, это они для себя открытие сделали, не для мировой общественности… Ну, а когда экономисты открыли это для себя, то все положительные, здравые стороны реформирования советского (находившегося в глубоком кризисе, прежде всего духовном[1])- полетели на помойку. Вся экономика стала изучать только одно: как воровать больше, быстрее и безопаснее для вора. По-другому и не могло быть, учитывая те факторы, о которых мы постоянно пишем в «ЭиМ»…Поймите, что я или вы можем считать клептоманию социопатологией, социальной психопатологией (т.е. массовым безумием) – но вор-то её таковой не считает. Наоборот, для вора дурак – именно честный, а дурак – любительский, но всё же психиатрический диагноз. Таким образом, в воровском обществе не клептомания, а именно законность воспринимаются как социопатология…Не понимая этого, Жорес Алфёров делает из цивилизационной катастрофы краха СССР очень странные и порой по-детски наивные выводы.Он, например, считает:— В науку пойдут, если она будет приносить хорошую зарплату… Не устаю повторять: наука должна быть востребована экономикой и обществом. Агитацию за науку надо чётко формулировать, что её достижения продолжают определять развитие человеческой цивилизации. Это нужно доносить до молодёжи, но она должна чувствовать, что будет заниматься научными исследованиями не на голом энтузиазме… Не устаю повторять: наука должна быть востребована экономикой и обществом.Словом, в голове у многоуважаемого Жореса Ивановича деньги порождают науку. На самом деле, конечно, школьнику, который сегодня учит историю, легче понять, чем Алферову, учившему историю давным-давно: всё наоборот! То есть: не деньги порождают науку, а наука – деньги. Ведь вначале не было никаких денег, если помните. Потом люди стали выдумывать разные устройства – то да сё, и в итоге, для удобства обмена ими изобрели условные значки. Их и назвали «деньги». Если механизм делает деньги (значки учёта, мнемонические единицы для памяти в обменах) — то наивно думать, деньги сделают механизм. Образование, конечно, производит из себя диплом, но диплом не производит из себя образования…Жорес Иванович повторяет старую песню наших генералов научного Массолита в их грибоедовском доме, тех, кто привык шаманить на тему науки и выколачивать себе финансирование. Дайте, мол, нам денег, и будет вам наука. Много денег – много науки!Это так же наивно, как думать, что приписка гектара или 10 гектаров на бумажке кадастрового плана – в реальности вызовет расширение земли. Ты можешь приписать какое угодно количество гектаров на бумажке, и даже, может быть, продать несуществующие гектары в рамках финансовой афёры, но в реальности гектаров сколько было, столько и останется.Тезисы Алферова столь же просты, сколь и непригодны.
Читать дальше: Озверение: докопаться до причин!