Если они придут к власти…

Если они придут к власти…

На фоне возросшего в России запроса на левую идею и консолидацию левого движения публицист Исраэль Шамир разбирает разницу между нашими левыми и левыми Запада, и обозревает пропасть, которая пролегла между нами за эти годы.
Мы с вами живем в историческое время, время важного поворота, и этот поворот совершаете вы. Не свидетелями на диване с попкорном в руках вы выходите на политическую арену, но активными участниками возвращения человечества, а не только России, на путь социализма и свержения олигархии.
Народы мира хотят перемен — слишком жестокими и коварными оказались победители-капиталисты. Левые показали, что умеют с ними справляться, и народы это знают.
Первой ласточкой нового поворота влево оказалась победа Джереми Корбина у английских лейбористов, затем американская молодежь проголосовала за Сандерса, во Франции хорошо выступил Меланшон. Манипуляции противника не позволили превратить эти тактические выигрыши в большую победу, но близящееся поражение противника уже видно невооруженным глазом.
Это еще не начало конца, но это уже конец начала, сказал Черчилль об английской победе над немцами под Эль-Аламейном. Вот и во вселенской битве за социализм уже произошел конец начала. Уже виден свет в конце туннеля.Дело социализма, казалось, было разгромлено в 1991 году — как в ноябре 1941 года. Даже хуже — в 1991 враг был в Москве, а не под Москвой. С тех пор победитель, Капитал, клянется, что назад пути нет и что его победа — бесповоротная. Наступил, мол, конец истории.Но бесповоротных побед не бывает. Тут был большой прокол исторического материализма — как его учили в СССР. Вы-то в основном выросли и учились после 1991 года, и, наверное, избежали дурацкой мантры о «неизбежности победы социализма в силу его большей прогрессивности». Она-то, конечно, неизбежна, но может произойти еще через тысячу лет, если ядерная война или истребление человечества не помешает.Попросту говоря — нет ничего неизбежного. Если стараться не будем — даже яблочко с ветки не упадет прямо в руки, что бы ни говорил Ньютон.В СССР делали упор на «неизбежность», а не на «упорную борьбу», и результат известен. А капиталисты пренебрегли «неизбежностью», боролись упорно и беспощадно — и победили. Пока.В сериале «Спящие», который вы, наверное, видели, говорит глава русской разведки — мы, мол, уговорились с американцами не добиваться смены режима. А они, гады, плюнули на уговор, добивались — и добились. Сейчас наш черед упорно добиваться победы.И тут русских никто не заменит.Я был бы рад сказать — равняйтесь на западную левую, они покажут путь, Корбин и Сандерс в том порукой, и русским не нужно изобретать велосипед. Это бы пошло на ура.Русским хочется учиться у Запада. Еще в ХIХ веке русские народники ездили к Марксу за советом; и Герцена любили потому, что он сидел в Лондоне и общался с западными революционерами. А западные революционеры в течение многих лет с большим недоверием относились к русским — куда, мол, вам со свиным рылом в калашный ряд! Вам и учиться рано, посидите в приготовительном классе.А потом произошло неожиданное. Когда ударили орудия Первой мировой войны, только русские левые не потеряли голову, а привели свою страну к победе социализма.После этого многие годы русская левая была авангардом мировой левой.Это были отличные годы для всего мира. Русским, правда, было тяжело, но энтузиазм спасал. Народы европейских стран стали главными бенефициарами Октябрьской революции. Они не тянули лямку тотальной мобилизации, как советские люди, а достижения Октябрьской революции им доставались автоматом — потому что капиталисты боялись, как бы их рабочие не перешли на сторону коммунистов и не прогнали бы их.А затем русские коммунисты засмотрелись на хорошую жизнь на Западе, забыли, что это — благодаря им, и решили: давайте, мол, учиться у западных евро-коммунистов и у скандинавских социал-демократов.Кончилось это известно чем.Но это кончилось известно чем не только в России. Левая в Европе сдулась еще быстрее. Огромные евро-коммунистические партии Франции и Италии прекратили существовать. Шведский социализм погиб. Началось мощное наступление Капитала на права трудящихся.С годами западная левая практически исчезла, а ее место заняла псевдо-левая, которая присвоила себе имя исторических левых партий. Можно сказать, что Капитал вырастил в секретных питомниках свою ядовитую левую, с одной сверхзадачей — чтобы само имя коммунизма стало отталкивать. У них такие лозунги, что рабочих они просто не интересуют.Главным инструментом псевдо-левых стала identity politics, политика идентичности. То есть выделение групп не по месту в сфере производства, а по их национальности, полу, месту рождения.
Читать дальше: Если они придут к власти…