Николай Петрушенко: О пророках и пороках нашего времени

Светалане Курс, более известной как писатель Ева Вежнавец, не дают покоя лавры известности нобелиатки Светланы Алексиевич. Вслед за ней наша землячка, проживая в Польше, успешно специализируется на самых тёмных сторонах жизни белорусской действительности. Пожелаем ей успехов в последовательном вылизывании чахоточных плевков шершавым языком литературных произведений. Писатель волен самостоятельно определять свою линию в отражении современной действительности. Но и мы имеем право на рецензию литературного труда! Название этого жанра журналистики происходит от латинского слова «recensio», что означает «просмотр, сообщение, оценка, отзыв о чём-либо». А поскольку основу этого жанра составляет критический отзыв, то нам сам бог велел под углом критики рассмотреть появление рассуждений Евы Важновец на сайте газеты «Наша нива» на тему анализа российских телесериалов.
Подавая его под рубрикой под рубрикой «Накипело», создатели этого информационно-пропагандистского продукта в самом начале убеждают читателя: «Идеология российских сериалов как бы незаметно представляет мужчин и женщин в выгодных ролях солдата империи и матери, всегда готовой обслужить солдата и родить новых бойцов и матерей».

Далее следуют вполне логичные выводы писательницы: «Сериалы воздействуют на сознание, подсознание, определяют образцы поведения личности и общества, формируют этические и эстетические выборы…» При этом, внимание, автор признаёт, что Россия вполне обоснованно «монтирует сознание своих подданных». Весь пафос публикации направлен на то, что в интересах белорусов — дистанцироваться от таких подходов, перенять модные нынче новые гендерные подходы…
И вот тогда мы будем жить долго и счастливо?
Каждому более – менее искушённому в политике вообще и в особенностях информационно-психологической войны в частности, понятно, что такой совет логично завершится бессмертной фразой писателя Гоголя, которую он вложил в уста полковника Тараса Бульбы.
Помните его вопрос, адресованный сыну Андрею за минуту до приведения в исполнение отцовского приговора:
— Ну, что, сынку, помогли тебе твои ляхи?
Но это будет потом… Прозрев, мы убедимся, на колесо чьей мельницы льют воду отечественные русофобы. Кино – как метко определил его роль в своё время Луначарский – является важнейшим из всех искусств.
История оставила нам в поучение немало примеров умелого использования киноэкрана в интересах воспитания молодого поколения в духе любви к Отчеству. К сожалению, я не могу назвать здесь российские телесериалы, которые можно было бы поставить вровень с кинофильмом «Чапаев» и ему подобными шедеврами.
Трижды критикуемый кинофильм «Если завтра война…», премьера которого была приурочена к дате 23 февраля 1938 года, совсем не о том, как «советский народ в конце 30-х годов прошлого века представлял грядущую войну». Он о том, что к грядущей войне надо готовить молодое поколение, и фильм себя в этом плане оправдал. Не будь широкой пропаганды патриотизма (в том числе и средствами кино) в предвоенное лихолетье, советские кинооператоры не смогли бы в 1941 году зафиксировать провал блицкрига на светочувствительную киноплёнку и представить на экраны документальную летопись «Разгром немцев под Москвой». Миф о непобедимости нацистской Германии развеяли не только удары Красной Армии в контрнаступлении зимой 1941 года, но и кадры кинохроники, которые обошли весь мир. Самолёты доставляли эту киноленту в партизанские зоны БССР.
В конце концов, у нас есть хороший пример и из истории белорусского кино. Первый художественный фильм по повести Михася Чарота «Свинопас» режиссёра Юрия Тарича вышел на экраны как «Лесная быль». Сегодня кое–кому по душе лишь кадры из этого шедевра немого кино, в которых рассказывается о событиях советско-польской войны 1920 года, когда часть БССР оккупирована польскими войсками и в своё прежнее имение возвращается пан Драбский с дочерью Вандой, экономкой и ксендзом Жабинским. Кое-кого радует лишь эпизод как польский отряд под командованием полковника Ястржемского располагается в панском имении…
Такие радетели отказывают нам в праве радоваться эпизодам зарождения и разрастания партизанской борьбы, когда на помощь партизанам на экране появляются красные кавалеристы, а спесивые поляки отступают по всей Беларуси… В освобожденном Минске, в губернском военно-революционном комитете, где заседают его руководители во главе с Александром Червяковым, главные герои кинофильма, Гришка и его невеста Гелька, не только встречаются, но и — о, ужас! — целуются на весь экран.
Ныне «пани Ева Вежнавец» убеждает нас, что тема патриотизма и любви уже не в моде, в струю забугорной моды ныне попадают сериалы о несчастной любви «однополых существ».
Подлинную суть каждого подобного телесериала раскроет лишь время. Будем, однако, помнить, что в некогда единой страны нашей документально-публицистический фильм режиссёра Станислава Говорухина, снятый в 1990 году, «Так жить нельзя» сыграл свою печальную роль. Жёстко показанные на экране проблемы советской действительности в позднеперестроечный период: нищета, пороки общества, разгул преступности и кризис государственной системы в целом верны. Но по истечении времени стало ясно, что «цветочки» пороков советской действительности не идут ни в какое сравнение с «ягодками» разгула коррупции и вседозволенности олигархов на просторах бывшего СССР…
Николай Петрушенко
Читать дальше: Николай Петрушенко: О пророках и пороках нашего времени