В. Авагян: "Главная миру опасность!"

В. Авагян: "Главная миру опасность!"

Для идеолога деньги – это руки. Чтобы воплотить идеал в реальности нужны материальные средства.
Для военного деньги – это интендант. Чтобы сражаться, нужны боеприпасы, амуниция, провиант, и всё это денег стоит.
Для либерала деньги – возможность развлекаться и тешить себя.
Создаётся «дерьмовое общество», в котором «немодны» ни духовное, ни военное служение. А темы страны, народа, будущих поколений, древностей – вообще сняты.
В итоге возникает «доедающая наследие прошлого» «елита», которая абсолютно равнодушна к дальнейшей судьбе того сообщества, на котором откровенно и цинично паразитирует.
Это общество либералы не хотят ни развивать, ни защищать[1]. Аналог? Голубь на сытной помойке или кабан на свалке. Они не задумываются, откуда тут взялась еда, зачем и почему, просто пасутся, осваивая обнаруженные запасы пищи. Ещё менее они склонны задуматься, что будет со свалкой завтра, когда они откочуют в другое место…
Исторический человек только потому и «исторический», что он хочет подчиниться миру, стать полезным членом единого общества, живущего по Закону (обычно небесному или суррогатно-подменяющему небесный), а не произволом террористов. +++К либералам это не относится. Они мир ломают под себя. Закон, который они горячо поддерживали за завтраком – может уже к обеду у них стать ненавистным.Мы не только видим в либералах капризных, эгоистичных и жестоких террористов, но и не любим их именно за это. Потому что от реальности пожирания цивилизации эгоистом никуда не уйти! Они (эгоист и цивилизация) несовместимы, потому что цивилизация работает на будущее, а эгоист на «сейчас». И все расходы ради будущего он переключает на сегодня.И не только это. Нам очевидно, что эгоист настроен решать свои проблемы потребления и доминирования уничтожением других людей. Мы отчётливо видим в пост-советской реальности различные виды социального каннибализма[2].Вытеснительный социал-каннибализм
Собирательный социал-каннибализм
Подавительный социал-каннибализм
Превентивный.
При вытеснительном социал-каннибализме человека вытесняют из сферы потребления с простой и очевидной целью – «чтобы другому больше досталось». Если, например, в пустыне не поделить фляжку воды на двоих, то один умрёт, а другой выпьет двойную норму. Получается, что приватизировавший всю воду – выпил жизнь из другого. Потому мы и называем его каннибалом, уравнивая с кровопийцами, а этот вид социал-каннибализма называем вытеснительным. Другая разновидность социал-каннибализма – собирательный. Это как если бы людоед не пожирал пленника целиком, а отрубил сотне пленников по пальцу и сварил суп. На том основании, что эти сто пленников остались живыми, он говорит – «я не людоед». Но, пардон, кушал-то ты человечину, хоть, может быть, и не до смерти…Собирательный СК – это когда путём насилия и шантажа хищники и паразиты отнимают питательные вещества (в широком смысле слова «питательные вещества») у людей. Он выражается в неоправданных и разорительных поборах, вымогательстве, сборе дани, налёте на чужое хозяйство с целью если не полного, то частичного грабежа.Подавительный СК – это превращение другого человека в расходный материал и придаточное устройство в системе, которая работает только на людоеда. Здесь речь идёт уже не о поборах (отрезании пальца в суп), и не об изгнании слабого, как «лишнего» во «тьму внешнюю». Здесь речь идёт о том, что человек превратил человека в машину и бытовой прибор для своих нужд. И подчинённый человек в системе существует лишь постольку, поскольку он нужен доминанту. Наконец, отмеченный мной ПРЕВЕНТИВНЫЙ социал-каннибализм сочетает в себе все формы каннибализма, включая и самые первобытные (они в XXI веке стремительно возрождаются) – и действует по принципу «сожри, пока тебя не сожрали».То есть человек понимает, что может быть подвергнут вытеснительному, собирательному, подавительному, да и просто физическому людоедству (прямое любдоедство расцветает сегодня в Сирии, на Украине и др). И он бьёт первым, не разделяя нападения, агрессии от самозащиты. И в этом – наибольший ужас капитализма, поскольку на запущенных стадиях «рыночности» уже невозможно даже теоретику разделить оборону от нападения, они слипаются такой неразборчивый ком, что остаётся только сказать: «гадина пожирает гадину». Кто прав, кто виноват, кто на кого первым набросился – уже не разберёшь в хаосе атак и контратак, осуществляемых социальными каннибалами…+++ Скандальный «политолог» С. Белковский вывел т.н. «закон Белковского», согласно которому всякое движение против истории обречено. Судя по контексту этого высокопарного заявления[3] – под «историей» Белковский имел в виду сатану…Я же под историей понимаю цивилизацию и цивилизованные отношения, и совершенно не оптимист в этом смысле. Движение против истории, как против цивилизации ничуть не обречено, и слишком часто в истории торжествовало, как контр-история.
Читать дальше: В. Авагян: "Главная миру опасность!"