Смерть наличных? Не дождетесь («BBC», Великобритания)

 
Исчезнут ли из нашего обихода наличные деньги? Многие глашатаи грядущего торжества новейших технологий свято верят в это. Но, как выяснила корреспондент BBC Future, истинное положение дел куда сложнее. На дворе жаркий летний день 2025 года. Вы завершаете продолжительное совещание в офисе. Некоторые из ваших коллег участвовали в нем дистанционно, находясь дома, их лица и тела в виде голограмм проецировались на кресла вокруг стола. Но вы приехали в офис, и за это вас ожидает награда — легкие закуски, представляющие собой созданные в лаборатории салями и виноград. Потом вы выходите на улицу, чтобы вдохнуть свежего воздуха и выпить кофе. Автомобили на дорогах обходятся без водителей, а мимо вас проходят люди, которые с помощью интернет-соединения, имплантированного в сетчатку глаз, на ходу проверяют курс акций. Вы заказываете латте с соевым молоком. Это единственный вид молока, оставшийся на рынке после краха молочной промышленности. Вы запускаете руку в бумажник и извлекаете несколько купюр, сложенных пополам и со слегка потрепанными уголками. Вы разглаживаете бумажки, прежде чем скормить их в щель для банкнот в роботе-барристе…Так, стоп, минуточку! Какие еще потертые банкноты в будущем?! Да ведь уже лет через десять никто не будет пользоваться наличными, не правда ли? Не совсем так. Конечно, трудно устоять перед тем, чтобы не предсказать скорый закат наличности. Но в действительности люди предрекают исчезновение денег в физическом виде на протяжении последних 60 лет. С появлением кредитных банковских карт, бесконтактных платежей и крипто-валют вроде биткоин (Bitcoin) похоронный звон по наличным деньгам звучит все громче. Может показаться, что деньги на физических носителях скоро отойдут в область преданий о старине, но если вы внимательно присмотритесь к очевидному – тем почти интимным психологическим отношениям, которые связывают нас с банкнотами и монетами, — вы обнаружите, что предсказания скорого исчезновения наличных несколько преждевременны. Натуральные, «настоящие» деньги сопровождают людей на протяжении тысячелетий, и на то есть веские причины. Наличные практически невозможно отследить, их легко носить с собой, их принимают повсюду и они надежны.Смерть наличных? Не дождетесь («BBC», Великобритания)
Источник

Смерть наличных? Не дождетесь («BBC», Великобритания)

Исчезнут ли из нашего обихода наличные деньги? Многие глашатаи грядущего торжества новейших технологий свято верят в это. Но, как выяснила корреспондент BBC Future, истинное положение дел куда сложнее.
На дворе жаркий летний день 2025 года. Вы завершаете продолжительное совещание в офисе. Некоторые из ваших коллег участвовали в нем дистанционно, находясь дома, их лица и тела в виде голограмм проецировались на кресла вокруг стола. Но вы приехали в офис, и за это вас ожидает награда — легкие закуски, представляющие собой созданные в лаборатории салями и виноград.
Потом вы выходите на улицу, чтобы вдохнуть свежего воздуха и выпить кофе. Автомобили на дорогах обходятся без водителей, а мимо вас проходят люди, которые с помощью интернет-соединения, имплантированного в сетчатку глаз, на ходу проверяют курс акций.
Вы заказываете латте с соевым молоком. Это единственный вид молока, оставшийся на рынке после краха молочной промышленности.
Вы запускаете руку в бумажник и извлекаете несколько купюр, сложенных пополам и со слегка потрепанными уголками. Вы разглаживаете бумажки, прежде чем скормить их в щель для банкнот в роботе-барристе…
Так, стоп, минуточку! Какие еще потертые банкноты в будущем?! Да ведь уже лет через десять никто не будет пользоваться наличными, не правда ли?
Не совсем так. Конечно, трудно устоять перед тем, чтобы не предсказать скорый закат наличности. Но в действительности люди предрекают исчезновение денег в физическом виде на протяжении последних 60 лет.
С появлением кредитных банковских карт, бесконтактных платежей и крипто-валют вроде биткоин (Bitcoin) похоронный звон по наличным деньгам звучит все громче.
Может показаться, что деньги на физических носителях скоро отойдут в область преданий о старине, но если вы внимательно присмотритесь к очевидному – тем почти интимным психологическим отношениям, которые связывают нас с банкнотами и монетами, — вы обнаружите, что предсказания скорого исчезновения наличных несколько преждевременны.
Натуральные, «настоящие» деньги сопровождают людей на протяжении тысячелетий, и на то есть веские причины. Наличные практически невозможно отследить, их легко носить с собой, их принимают повсюду и они надежны.
Если вырубается электричество или происходит сбой в электронной системе, которая обеспечивает работу онлайн-коммерции по всему миру, на помощь приходят наличные.
Если некто хочет что-то приобрести так, чтобы платеж не привел к нему или к ней, лучший выбор – наличные деньги.
Даже невзирая на достижения в современных технологиях, некоторые свойства наличных пока невозможно воспроизвести в мельчайших деталях.
Сейчас просто-напросто не существует альтернативной системы платежей, которая была бы столь же удобна, надежна и анонимна. Крипто-валюта биткоин (Bitcoin) анонимна, но пока слишком неустойчива и неудобна. Системы мобильных расчетов между частными лицами, такие как PayPal или Venmo, требуют приложений и счетов, и их все еще легко отслеживать.
Кроме того, немаловажен вопрос глобальной надежности. Например, две трети накоплений в долларах США существуют за рубежом. Люди закатывают наличные в кубышки на случай чрезвычайных обстоятельств, держат их в качестве страховки и следят за тем, чтобы при любых неожиданностях родимая пачка наличных всегда была в их распоряжении.
Хотя современная технологическая цивилизация и пытается разработать систему, которая обладала бы всеми свойствами наличных, добиться этого пока не удалось. Именно поэтому, как показывает статистика использования наличных по всему миру, бумажные деньги и монеты чувствуют себя совсем не плохо.
Трудности учета
Очень сложно выразить в конкретных числах то количество наличных денег, которое используется ежедневно по всему миру. Одно из ключевых свойств наличных состоит в том, что их трудно отследить. Тем не менее, существующие данные позволяют нам получить кое-какое представление.
Первый способ, позволяющий оценить объем наличных денег, состоит в том, чтобы подcчитать, сколько их находится в обращении. С этой точки зрения, наличность далека от исчезновения.
В Соединенных Штатах оборот наличных вырос с 2007 по 2012 год на 42%. Как ожидается, масса американских денег, имеющих хождение в купюрах и монетах, будет расти на 5% ежегодно.
Средний прирост в глобальном масштабе составит 7% год. Такие данные приводит Эрик Зиглер, президент фирмы-разработчика технологий безопасности Security Technologies Group в компании Crane Currency, выпускающей банкноты.
Это, однако, не тождественно количеству денег, переходящих из рук в руки во время ежедневных транзакций. «Никому не удастся проникнуть внутрь той или иной экономики, подсчитать количество банкнот и оценить стоимость этих банкнот, — говорит Дэниел Уилсон, экономист из Федерального резервного банка (Federal Reserve Bank) в Сан-Франциско. – Мы не можем в точности сказать, сколько транзакций с наличными происходит в каждый отдельно взятый день».
Дабы получить представление о движении денег, экономисты разработали специальные модели и проводят целенаправленные исследования.
В Нидерландах, например, экономист Николь Йонкер и ее коллеги из Голландского национального банка проводили опросы, которые они назвали «дневниковым исследованием». Они просили респондентов записывать дневную стоимость транзакций, произведенных с помощью наличных и безналичных денег.
На основании полученных данных Йонкер и ее команда создают картину того, как голландцы приобретают товары и услуги.
Случай Нидерландов заслуживает того, чтобы рассмотреть его более пристально, поскольку сектор розничной торговли в этой стране основательно сдвинулся в последнее время в сторону платежей по банковским картам. Сейчас здесь насчитывается 1400 супермаркетов, в кассах которых не принимают наличные.
В результате в последние несколько лет количество платежей по картам росло в Нидерландах на 8% ежегодно. И тем не менее, наличность по-прежнему остается королевой денег.
В 2012 году голландцы совершили 2,7 млрд платежей по картам, но число платежей наличными составило от 3,5 до четырех млрд.
«Даже в тех супермаркетах, которые принимают дебетовые карты, наличные по-прежнему в активном ходу, — говорит Йонкер. – В обозримом будущем наличные будут и дальше играть важную роль».
Данные исследований, проведенных в других странах, вполне соответствуют этим выводам. Половина транзакций, совершенных в 2013 году потребителями в Соединенном Королевстве, была совершена с наличными. Такие данные содержатся в докладе, который в мае опубликовал британский Совет по платежам, ныне известный как «Платежи Соединенного Королевства» (Payments UK).
«По текущему прогнозу, этот показатель упадет ниже 50% в следующем, 2016 году, но ничто не предсказывает полного исчезновения наличных», — гласит доклад.
В одном исследовании содержится обобщение проведенных по всему миру опросов, подобных тому, что осуществила Йонкер,. Выяснилось, что в семи странах – Австралии, Австрии, Канаде, Франции, Германии, Нидерландах и США – от 46 до 82% платежей в 2012 году были совершены наличными.
Такой широкий диапазон стал, вероятно, отражением как неопределенности по поводу методов исследования, так и различиями между странами.
Даже те страны, которые часто воспринимаются в качестве лидеров крестового похода за безналичные расчеты, такие как Дания и Швеция, в действительности не избавляются от банкнот и монет.
В июне этого года СМИ запестрели заголовками, провозглашавшими, что Дания избавится от наличных к 2016 году. «Сожгите ваши купюры: Дания станет безналичной к 2016 году», — гласил один из них.
Ничего подобного нет и в помине, сказал мне Рене Томсен, менеджер из Датской ассоциации банкиров. «По-моему, возникло определенное непонимание того, в чем истинный смысл датского предложения», — сказал он.
В Дании, объяснил он, действует правило, согласно которому все магазины обязаны принимать наличные. Новое предложение позволит некоторым магазинам обходить это правило. Только и всего.
«Я был бы очень удивлен, если бы у нас не осталось наличных через 10-15 лет, — говорит Томсен. – Трудно себе вообразить, что в течение ближайших 10-15 лет нельзя будет прийти в банк и сказать: «Я хотел бы получить тысячу долларов. Наличными, пожалуйста».
Иррациональная связь
Прилипчивость наличных, видимо, как-то связана с нашими таинственными взаимоотношениями с купюрами и монетами. Подобно большинству наших решений и предпочтений, наше сродство с наличными не вполне рационально.
Люди ценят наличные деньги не так, как электронные, даже тогда, когда ценность тех и других одинакова.
Психолог Эрик Ульманн из Парижской школы менеджмента провел несколько опытов, чтобы установить, насколько различны чувства, которые испытывают люди к разным видам денег.
«Меня занимает человеческая интуиция и экономическая иррациональность, — говорит он. – Здесь присутствует такое иррациональное чувство, что если деньги натуральные, они в большей степени ваши, и вы ощущаете, что владеете ими в большей мере. Чем больше вы прикасаетесь к конкретному доллару, тем более вашим он становится».
Ульман проверил истинность своих идей на людях, предложив участникам опыта разобрать набор из нескольких сценариев.
По одному из них, участникам была рассказана история про Теда и Донну. Сорок лет назад, гласит повествование, прадедушка Теда украл тысячу долларов у прадедушки Донны. Впоследствии Тед унаследовал эти деньги.
Согласно одному варианту, Тед получил в наследство натуральные деньги – пачку банкнот в коробке, которую передал ему прадедушка. В другом варианте прадедушка положил деньги в банк на счет Теда. Когда Донна узнала, что деньги у Теда, она попросила их вернуть.
Затем участникам был задан вопрос, должен ли Тед вернуть деньги Донне. Те, кто слышал историю о натуральных деньгах, согласно которой у Теда оказалась коробка с банкнотами, склонялись к тому, чтобы сказать, что он должен отдать наличные Донне.
Участники, которым поведали историю о том, что деньги обитали на счете Теда в банке, а не в коробке, сочли, что у него уже «не совсем те» деньги, которые были украдены. Они были менее склонны добиваться от Теда возвращения денег.
Такой образ мыслей имеет отношение не просто к долларам в коробке, а затрагивает также и более общие вопросы о воровстве и справедливости.
Еще один исследователь выяснил, что люди не так негативно относятся к преступлениям «белых воротничков» (мошенничество, обман, подделки, электронные и компьютерные аферы), т.е. когда речь не идет о краже материальных объектов.
В то же время преступления «синих воротничков» («простонародная» преступность), в частности, кражи материальных вещей, воспринимаются куда менее благосклонно.
Другим исследованием установлено, что люди чаще пускаются на обман, когда они мошенничают с заменителями денег – жетонами и фишками и т.п., чем тогда, когда производят махинации с реальными деньгами. Если вы оставите без присмотра банку кока-колы, ее украдут скорее, чем забытый доллар.
Конечно, всему есть предел. «Если ваш банк снимает деньги с вашего счета, вы все равно почувствуете, что вас обокрали», — говорит Ульман. Но когда две суммы одинаковы, существует очевидная разница в ощущениях, которые мы испытываем по отношению к реальным деньгам и их цифровым суррогатам.
«Это раскрывает нечто весьма интересное в человеческом сознании, — говорит он, — и в тех сложностях, которые мы испытываем, несмотря на наши логические построения».
Может ли это означать, что мы способны воспротивиться полному отказу от наличных денег? Есть данные, подтверждающие эту теорию.
В Соединенных Штатах поднялась волна протеста против запрета мелких монет. Несмотря на то, что их ценность ниже себестоимости производства, некоторые американцы оказались не готовы расстаться с монетками.
На другом конце света, в Австралии, разговоры о выводе из обращения пятицентовой монеты вызвали опасения по поводу возможной потери доходов благотворительных организаций, которые те получают в виде мелочи. Потребителей же встревожила возможность роста дороговизны по причине округления ценников в большую сторону.
Исторический опыт показывает, что есть еще и то чувство надежности и безопасности, внушаемое наличностью, с которым не могут достойно конкурировать цифровые валюты.
Каждый, кто видел фильм/мюзикл (или читал книгу) о Мэри Поппинс, знает, какой хаос может разразиться, если вдруг начнется массовое изъятие банковских вкладов. Во времена финансовых кризисов люди предпочитают держать свои деньги в собственных руках, а не в интернет-банке.
Не исключено, конечно, что в развитых западных странах, таких как США, привязанность к наличным развита сильнее, чем где бы то ни было.
«В разных культурах по-разному проявляется привязанность к своим валютам, — говорит Николас Кристин, исследователь из Университета Карнеги – Мэллона в Питтсбурге, штат Пенсильвания. – Что касается Соединенных Штатов, здесь эта привязанность очень сильна».
Как утверждает Кристин, это объясняется тем обстоятельством, что национальная валюта США оставалась относительно стабильной, тогда как в других странах наблюдались взлеты и падения стоимости денег. Возможно, это заставляет американцев испытывать более крепкую привязанность и доверие к своим банкнотам, чем у других людей.
Мобильный вызов
В то время как разговоры о технологиях будущего недальновидно фокусируются на Америке и Европе, самые передовые инновации в денежной сфере совершаются вовсе не там. В некоторых развивающихся странах оплата наличными быстрыми темпами вытесняется цифровыми платежами с помощью мобильных телефонов.
Если в Соединенных Штатах вы и в 2025 году, скорее всего, сможете купить кофе за наличные, в Кении такая операция имеет все шансы оказаться невозможной. В 2007 году кенийцы стали переходить на систему мобильных платежей под названием M-Pesa. Сегодня ею охвачено 17 млн. кенийцев или более двух третей взрослого населения страны.
Пользователи пополняют свои счета и переводят деньги, отправляя текстовые сообщения. Получатели идут со своими телефонами к торговцам и менялам, чтобы получить деньги. Все обходится без участия банков. (Буква Mозначает «мобильный», а слово pesa – деньги на языке суахили.
Система перевода денег с помощью мобильных телефонов разработана британской компанией Sagentia и внедрена в эксплуатацию в Восточной Африке сотовым оператором Vodafone – Ред.)
«Кения осуществляет мобильные платежи лучше, чем кто-либо другой, — говорит Банджамин Мэзотта, эксперт по использованию наличных денег из Университета Тафта в штате Массачусетс. – По системе M-Pesa можно не только проводить крупные платежи, но и оплачивать еду, одежду и учебу в школе. Сегодня с помощью M-Pesa вы можете осуществлять множество таких вещей, которые пять или 10 лет назад могли показаться сказкой».
Но, пожалуй, в таких местах, как США или Европа, системе подобной M-Pesa, будет непросто прижиться. Своим успехом эта технология обязана тому обстоятельству, что применяется компанией Safaricom, крупнейшим в стране оператором сотовой связи, более чем на голову опережающим всех остальных. В других странах конкуренция куда острее.
Если каждый оператор задумает внедрять собственную систему мобильных платежей, это может оказаться крайне неудобным и небезупречным способом транзакций.
Возьмите, например, систему Apple Pay. Компания Apple натыкалась на одно препятствие за другим, пытаясь добиться внедрения своей системы платежей, как в США, так и в прочих местах. Apple вела тяжелую борьбу, чтобы заключить сделку в Китае, где одна-единственная компания контролирует все транзакции между банками.
Не следует забывать и о том, что M-Pesa – это система, предназначенная для перемещения наличных из одного места в другое, а не для искоренения натуральных денег. Пользователи по-прежнему передают наличность розничным агентам M-Pesa для пополнения счетов и у них же получают деньги от другого отправителя.
Как бы адепты новых технологий не верили в то, что смогут в глобальном масштабе заменить использование наличность цифровыми транзакциями и биткоинами, истина куда сложнее, а трудности невозможно преодолеть одними лишь технологическими средствами.
Наша психологическая привязанность к деньгам, инфраструктура, имеющаяся в распоряжении банков, необходимость создавать системы, совместимые с армией розничных продавцов услуг и пользователей, — все это превращает процесс ухода от наличных скорее в марафон, чем в спринтерский рывок.
Апостолы денежного станка
Если вы спросите тех, кто по роду занятий занимается производством денег, не мучает ли их бессонница из-за перспектив безналичного будущего, они ответят, что это их не тревожит.
«Если честно, то исходя из дальнейшего роста доли наличных в обороте, мы не ожидаем их исчезновения ни в краткосрочной, ни даже в среднесрочной перспективе», — говорит Эрик Зиглер из компании Crane Currency, которая занимается разработкой и производством денег.
Он не считает, что у компании Crane имеется план действий на случай чрезвычайных обстоятельств и что она вообще нуждается в таком плане.
Конечно, говорить о том, что наличные не уходят из обихода, это вовсе не одно и то же, что говорить, будто реальные деньги всегда будут выглядеть одинаково.
Банки и производители банкнот ведут постоянную борьбу с фальшивомонетчиками, которая уходит корнями как минимум в IV век до н.э. А наши будущие деньги станут, надо полагать, куда более «цифровыми», чем сейчас.
Компании, печатающие деньги, такие как Crane, разрабатывают футуристические банкноты, наделенные крупными и легко различимыми элементами безопасности. Как говорит Зиглер, самые надежные элементы безопасности – это самые очевидные из них.
«Вы хотите, чтобы они были продвинутыми с технологической точки зрения, но вместе с тем, очевидно, что если они отсутствуют, это заметит рядовой кассир», — говорит он.
По этой причине, продолжает он, будущие деньги по-прежнему будут украшать портретные изображения. И не только потому, что мы обожаем увековечивать тех или иных людей. Все дело в том, что мы легко обнаруживаем искажения в изображениях лиц.
«Если волосы выглядят как-то по-другому или отсутствуют очки, мы это сразу заметим, — говорит Зиглер. – Портреты – это великолепный элемент безопасности».
Помимо оснащения банкнот продвинутыми элементами безопасности, некоторые носятся с идеей набросить покров цифрового мира поверх реального.
В 2001 году Европейский союз рассматривал возможность оснащения каждой купюры чипом радиочастотной идентификации – RFID.Это должно было стать ответом на обнаружение огромного количества фальшивых евро в Греции.
В конечном счете чиновники ЕС отвергли эту идею, поскольку ее реализация самым драматическим образом повысила бы стоимость производства банкнот.
В то же время, как говорит Кристин, деньги будущего, скорее всего, будут изобиловать всеми этими цифровыми элементами. И дело тут не в нынешнем отсутствии технологий, продолжает Кристин, а в инфраструктуре.
Чипы RFID полезны лишь тогда, когда имеются в наличии сканеры, способные их считывать. «Вообразите себе парня на пляже в Таиланде, который хочет взять на прокат доску для серфинга, — теоретизирует Кристин. – Есть там, по-вашему, инфраструктура для использования такой технологии?».
«Дело не в том, что нет технических возможностей, — добавляет он. – Они есть, но их повсеместное внедрение будет стоить бешеных денег».
Другими словами, именно сами цифровые дополнения к наличным делают столь проблематичным внедрение цифровых валют.
Ну и что же мы имеем в сухом остатке? «Пока в нашем распоряжении не будет достаточных и надежных альтернатив, только тупица стал бы избавляться от наличных денег уже сейчас, — говорит Дэвид Уолмен, автор книги «Конец денег». – Честные люди и законопослушный бизнес по-прежнему полагаются на них».
Вместо того чтобы обмирать от восторга при слове «безналичный», людям стоило бы заняться анализом тенденций, которые ведут к вытеснению наличных.
Многие из тех, кто думает о будущем наличных, любят цитировать знаменитую фразу Марка Твена: «сообщения о моей смерти несколько преувеличены». Авторы одного доклада сравнили наличные с Золушкой: «У них нет мамы и папы, чтобы заботиться о них, а есть только эти жуткие сводные сестры, которые пытаются убедить Золушку, что она некрасива. Но на самом-то деле, это не так».
Наличные деньги остаются с нами, и останутся в будущем, нравится это адвокатам биткоина и PayPal или нет.
Тем же летним днем 2025 года вы можете приехать на работу на машине без водителя или появиться в офисе в виде голограммы. Вы даже можете ни разу за целый день не прикоснуться к бумажной банкноте. Но, скорее всего, у вас будут где-то припасены несколько купюр и монет, просто на всякий случай.
И будьте уверены: где-то в мире кто-то вытаскивает из кармана наличные, чтобы что-то купить.

Добавить комментарий