Актуальные вопросы формирования «мягкой силы» Российской Федерации. Элиты, мир и Россия

Опубликованный лондонским PR – агентством Portland список государств – лидеров «мягкой силы», где Российская Федерация не вошла в лидирующую тридцатку, с одной стороны носит субъективный и ангажированный характер, так как любые подобные рейтинги – это прежде всего политический заказ, который выгоден исключительно заказчику таких исследований, с другой стороны вопросы вызывает методология. Опрос проводился больше в странах Западного мира, хотя «мягкосиловой потенциал» государства нельзя измерить, опираясь лишь на результаты в отдельном регионе. К тому же, хорошо известен принцип подачи информации о России западными СМИ, и то какой имидж нашей страны формируется в умах граждан иностранных государств, подверженных антироссийской медиариторике. Однако «мягкая сила» России до недавнего времени действительно находилась в арьергарде внешнеполитического арсенала. В соответствии с распространенным в мировом экспертном сообществе мнением тенденции в развитии международных отношений будут усиливать значение «мягкой силы» в общем властном балансе государств, благодаря тому, что даже самые крупные и развитые государства больше не в состоянии решать собственные и международные проблемы исключительно военными средствами. В контексте упомянутых вызовов национальные интересы России в XXI столетии потребуют эффективных усилий в сфере формирования оборонно-наступательных потенциалов «мягкой силы», что диктует необходимость подготовки комплексной современной стратегии. «Мягкая сила» – это сложная многоуровневая система инструментов, которая позволяет государству решать свои тактические и стратегические задачи на международной арене в официальном и неофициальном направлениях. Под официальным механизмом подразумевается, прежде всего, государственное регулирование этой сферы внешней политики и публичной дипломатии (например, в России – через структуры Администрации Президента России, МИДа России, Россотрудничества, Минкультуры, Минобрнауки и т.д.). Неофициальный механизм реализации «мягкой силы» представляет неформальные каналы решения внешнеполитических задач в гуманитарной сфере (экспорт кинематографической продукции и иных продуктов современной массовой культуры; задействование социальных сетей; реализация политтехнологических проектов через НПО и т.д.).Актуальные вопросы формирования «мягкой силы» Российской Федерации
Опубликованный лондонским PR – агентством Portland список государств – лидеров «мягкой силы», где Российская Федерация не вошла в лидирующую тридцатку, с одной стороны носит субъективный и ангажированный характер, так как любые подобные рейтинги – это прежде всего политический заказ, который выгоден исключительно заказчику таких исследований, с другой стороны вопросы вызывает методология. Опрос проводился больше в странах Западного мира, хотя «мягкосиловой потенциал» государства нельзя измерить, опираясь лишь на результаты в отдельном регионе. К тому же, хорошо известен принцип подачи информации о России западными СМИ, и то какой имидж нашей страны формируется в умах граждан иностранных государств, подверженных антироссийской медиариторике.
Однако «мягкая сила» России до недавнего времени действительно находилась в арьергарде внешнеполитического арсенала.

Актуальные вопросы формирования «мягкой силы» Российской Федерации. Элиты, мир и Россия

В соответствии с распространенным в мировом экспертном сообществе мнением тенденции в развитии международных отношений будут усиливать значение «мягкой силы» в общем властном балансе государств, благодаря тому, что даже самые крупные и развитые государства больше не в состоянии решать собственные и международные проблемы исключительно военными средствами. В контексте упомянутых вызовов национальные интересы России в XXI столетии потребуют эффективных усилий в сфере формирования оборонно-наступательных потенциалов «мягкой силы», что диктует необходимость подготовки комплексной современной стратегии.
«Мягкая сила» – это сложная многоуровневая система инструментов, которая позволяет государству решать свои тактические и стратегические задачи на международной арене в официальном и неофициальном направлениях.
Под официальным механизмом подразумевается, прежде всего, государственное регулирование этой сферы внешней политики и публичной дипломатии (например, в России – через структуры Администрации Президента России, МИДа России, Россотрудничества, Минкультуры, Минобрнауки и т.д.).
Неофициальный механизм реализации «мягкой силы» представляет неформальные каналы решения внешнеполитических задач в гуманитарной сфере (экспорт кинематографической продукции и иных продуктов современной массовой культуры; задействование социальных сетей; реализация политтехнологических проектов через НПО и т.д.).
Приоритетным для Российской Федерации направлением целенаправленного и акцентированного использования инструментов «мягкой силы» остается территория постсоветского пространства. Формирование глобального потенциала российской «мягкой силы» невозможно без эффективной реализации культурно-информационной политики, прежде всего в странах ближнего зарубежья.
Одним из ключевых условий поступательного укрепления авторитета России на постсоветском пространстве является углубление российского культурного присутствия. Безусловным приоритетом остается сохранение и укрепление русскоязычного пространства по периметру границ Российской Федерации на основе добровольного приятия народами соседских республик факта общности многовековой истории, общего настоящего и будущего, основанного на экономической, политической и культурной взаимозависимости соседствующих государств. Речь идет о планомерной, трудной и капиталоемкой работе по сохранению роли русского языка как средства межнационального общения народов постсоветского пространства и дальнейших шагах по популяризации и расширению изучения русского языка в зонах стратегических интересов России.
При этом в отдельное направление имеет смысл выделить работу, нацеленную на противодействие сознательному искажению истории России и отношений России с сопредельными государствами, часто встречающемуся на страницах школьных учебников по истории в странах СНГ.
Тенденциозное и ангажированное искажение фактов, а также далекая от объективности и корректности иллюстрация роли российского государства (СССР) и его народа в ключевых событиях истории ХХ и предыдущих столетий стало нормой для школьных учебников на Украине, а также в практике образовательной политики некоторых других бывших советских республик.
Одно из необходимых условий формирования отечественных оборонительно-наступательных потенциалов «мягкой силы» – предотвращение попыток искажения истории, субъективных и политически ангажированных ее трактовок, ревизии исторических фактов, включая отрицание роли Советского Союза и его великого народа как победителя во Второй мировой войне, героизацию нацизма и т.д.
В плане развития культурно-гуманитарного сотрудничества как одного из приоритетных направлений аккумуляции «мягкой силы» России на постсоветском пространстве наряду с уже действующими по линии Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества СНГ проектами стоит усилить акцент на развитии шагов, подкрепленных как государственным финансированием, так и внебюджетными источниками, в двух основных плоскостях:
— высокая культура как «визитная карточка» России в мире и основная статья её культурного экспорта (увеличение численности экспозиций из лучших музеев России за рубежом, организация гастролей российских театральных коллективов, представителей оперной сцены, балета, классической музыки, вокала и т.д. – всё то, что традиционно формирует всемирно известный образ высокой русской культуры, включая историко-культурные традиции народов Российской Федерации, усиление динамики культурных обменов).
— развитие производства и экспорта отечественных продуктов массовой культуры, но не в пошло-шаблонном варианте воспроизведения и копирования западных аналогов различных направлений современной музыки, танцевального искусства и т.д., а путем культивации собственного эксклюзивного стиля на основе всех имеющихся форматов и высокопрофессионального исполнения своих наработок в каждой из ниш поп-культуры, а также тех исконно отечественных музыкальных направлений, которые нельзя отнести к универсальной массовой культуре (народная песня, романс, различные течения в современной российской фолк-музыке и т.д.).
Детального анализа требует тема современного отечественного кинематографа, повышения его доли в прокате на российском рынке (в т.ч. посредством квотирования зарубежных картин) и наращивания экспортного потенциала прежде всего на постсоветском пространстве, особенно в сегменте «умного» концептуального кино и высокобюджетных «блокбастеров» на военно-историческую тематику, а также иллюстрирующих славные страницы истории и подвиги (военные и гражданские) выдающихся личностей страны в далеком и недавнем прошлом («Легенда № 17», «Брестская крепость»).
С точки зрения подачи материала – освещения исторических событий в выигрышном для страны ракурсе, идеологической «заправки» и подхода к кино как к политическому инструменту – опыт голливудских кинематографистов вполне мог бы служить хорошим примером и для наших кинопроизводителей.
Одним из основных факторов, обусловливающих успех «мягких» инструментов внешнего воздействия государства и его умения расположить к себе международное сообщество, является возможность предоставить высшее образование иностранным студентам.
Рассматривая в качестве модели опыт США, стоит напомнить о десятилетиями отработанной крайне результативной системе формирования лояльно или дружественно настроенных по отношению к Соединенным Штатам политических и бизнес-элит в странах, студенты из которых в свое время получили образование в американских вузах в рамках международных образовательных программ. Выпускниками таких программ являются более 200 настоящих и бывших премьер-министров и президентов. Среди них Т.Блэйр, М.Тэтчер, Г.Шрёдер, М.Саакашвили, В.Ющенко 80 членов правительства Саудовской Аравии получили образование в США, 75 членов парламента Кении обучались в американских университетах и т.д.
На этом фоне нельзя игнорировать исторический пример длительного доминирования СССР в сфере «мягкой силы» во времена «холодной войны» (до конца 1970-х – начала 1980-х гг.) в части пропаганды, а также формирования дружественных политических элит зарубежных государств. Наиболее яркий пример в истории страны – Российский университет дружбы народов (в ту пору – УДН им. П.Лумумбы). Отдельного внимания заслуживает вопрос о развитии публичной дипломатии как самостоятельного и действенного сегмента государственной политики и разработки долгосрочной информационно-пропагандистской стратегии по формированию позитивного облика России в мире и противодействия распространению управляемому, тенденциозно негативному изображению России во многих зарубежных СМИ.
Для усиления «мягкой силы» России необходимо создание системы публичной дипломатии, которая сочетала бы традиционные взгляды и новые маркетинговые подходы в целях достижения как краткосрочного, так и долгосрочного эффекта воздействия на зарубежную аудиторию. Россия должна научиться продуцировать образы.
Технологический диспаритет медиа-арсеналов не в пользу России очевиден. Это красноречиво продемонстрировал пример информационной войны вокруг событий в Южной Осетии в августе 2008 г, а также кризис на Украине. Кроме того, небольшую эффективность показали и привлекавшиеся по госзаказу иностранные пиар-агентства. В частности, компания «Кетчум», с которой Администрация Президента России в 2006 г. подписала контракт с целью обеспечения положительного информационного фона в период российского председательства в «Группе восьми» в 2006 г.
Вместе с тем, используя имеющиеся наработки и международные контакты в сфере глобального пиара, имеет смысл прибегнуть к финансовым возможностям российского крупного бизнеса не столько для того, чтобы «залить» конкурентов деньгами, проложив «зеленый коридор» отдельным российским СМИ (тем более, это вряд ли будет продуктивно, имея в виду финансово-политическую мощь таких холдингов, как CNN), сколько для более агрессивной «игры» в сфере информационной и развлекательной телевизионной индустрии на поле «команды соперника». Результатом таких шагов могло бы стать появление новых информационно-новостных (наряду с «Russia Today»), а также научно-популярных, спортивных, развлекательных телеканалов и радиостанций, вещающих на иностранных языках на зарубежную аудиторию.
Пристального внимания заслуживает развитие кириллического сегмента в Интернете, а также распространение и популяризация англоязычного контента отечественных сетевых ресурсов.
Особое внимание необходимо уделить развитию российской блогосферы и социальных сетей не просто как эффективных дискуссионных площадок и тренажеров для обкатки шагов в сфере публичной дипломатии на общественном уровне, но как реального инструмента внешней политики России и противодействия ведущейся против нее сетевой войне.
Успех стратегического развития экономического измерения российской «мягкой силы» зависит от возможностей как федерального бюджета, так и государственной политики по привлечению крупного бизнеса и финансированию долгосрочных проектов, имеющих эффект отложенного политического действия.
Значимым и актуальным направлением работы на инновационном финансово-экономическом треке формирования российского потенциала «мягкой силы» является реализация комплекса мер, нацеленных на повышение инвестиционной привлекательности России с особым прицелом на развитие партнерства в рамках БРИКС и ШОС.
Нельзя не упомянуть и о принципиально значимой теме, без которой формирование и реализация «дорожной карты» по комплектованию национальных арсеналов «мягкой силы» и обеспечению культурной безопасности России немыслима. Это проблема преодоления спроектированной и управляемой извне многоуровневой разобщенности русского, белорусского и украинского народов как представителей единого этноса. Поддержание политической, экономической и культурной розни трёх составляющих единого народа является основным козырем и стратегической задачей групп влияния на Западе (признается на уровне факта такими представителями американской научной и политической элиты, как Зб. Бжезинский и пр.) оказывающих воздействие на процесс принятия и содержание внешнеполитических решений во многих государствах постсоветского пространства, содействующих финансированию цветных революций, определяющих политическую риторику руководства этих стран.
В этом контексте особо важным и чувствительным направлением работы России, прежде всего на пространстве СНГ, представляется противодействие активной деятельности США, наиболее эффективно использующих инструменты из своего богатого арсенала «мягкой силы». Прежде всего, это касается многоуровневого блокирования возможности для реализации проектов политтехнологического «конструирования» враждебных к России режимов по периметру её границ, организации «цветных» революций, финансирования антироссийских акций со стороны государств постсоветского пространства, подрывной деятельности внутри страны и т.д.
Таким образом, тема формирования национальных арсеналов «мягкой силы» задевает фундаментальные проблемы российской политической, социально-экономической и культурной действительности, через решение которых можно ковать щит и меч отечественной публичной дипломатии и делать свою силу привлекательной («мягкой»), добиваясь неизменно весомых результатов во внешнеполитической деятельности.
Георгий Филимонов
Доктор политических наук,
Директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН
Элиты, мир и Россия

Актуальные вопросы формирования «мягкой силы» Российской Федерации. Элиты, мир и Россия

Элиты обязаны иметь наднациональные системы коммуникаций — и чем они развитие и просторнее, тем эти элиты эффективнее по сравнению с другими группировками.
Англо-нормадцы, а затем и американцы (все же их нельзя объединять ни в коем случае) целенаправленно разрушали родственные им, но все же конкурентные группировки элит.
Первая мировая война по факту сокрушила не только государства, она разрушила сразу несколько крупных и вполне конкурентных американо-английским группировок элит.
Вот просто список государств и элит, рухнувших после ПМВ.
Российская империя, Германская империя, Австро-Венгерская империя, Османская империя, Итальянское королевство (номинально оно существовало до 1946 года, но фактически там с 1922 правил Муссолини). Это — тотально большая часть Европы.
В итоге у американской элиты остались в конкурентах сильно ослабевшие элиты нормано-еврее-англов и франков.
И тех и других они благополучно дотопили в Второй мировой войне.
На востоке пыталась бурогозить элита Ниппон — но и с ними успешно разобрались в итоге ВМВ, не пожалев и ЯО.
ВМВ понадобилась американским элитам для решения очередного стратегического вопроса — надо было окончательно разрушить Россию, которая подобно фениксу из пепла возродилась после Интервенции и Гражданской Войны (начатой к слову белочехами во многом…)
Для того и создали монстра — 3 рейх. Эта европейская предтеча Талибана и Даиш, Аль-каиды и прочих уродов наших дней.
В общем — амеры ничего другого и не умеют клепать кроме как монстров — это их сущность и полной мерой отражает саму их сердцевину гнилую. Ведь творения всегда зеркала души.
Но Гитлер стал, как и обычно бывает и будет в дальнейшем, опасен уже самой Америке — впрочем, они пользуясь своим удаленным положением могут себе позволить плодить чудовищ без особого риска…
В итоге амеры оказались вынуждены поддержать Россию, конечно временно и относительно, но все же поддержать.
Еще раз — я про элиты.
Но как только вопрос с 3 рейхом был по сути решен, пошла \»обратка\». И не мы отгораживалось железным занавесом — нет — это американские и натовские элиты отгородились от нас, хорошо понимая, насколько опасен советский проект для них, какой заряд положительной энергии мы несем и какую привлекательность приобретаем в глазах всего мира, как победители — и не только в войне с нацизмом и фашизмом, но и как созидатели мирной жизни.
Таким образом, война начатая еще сто лет назад (ПМВ) не закончена по сей день ибо целью американских элит является не просто уничтожение российских элит, более того, им важно уничтожить Россию. Они были близки к этой цели после февраля 1917 (очень близки), они были близки к этой цели осенью 1941, когда окружили Ленинград и подошли к Москве, да и потом — весь 1942 и часть 43 — тоже имели все шансы… Они были очень близки к цели в 1991-93 годах, да и позднее))) Вот и сегодня — они снова ставят целью подрыв и уничтожение целостности России.
Наши элиты времен СССР — хорошо осознавали саму суть элит как носителей наднациональных и межгосударственных связей и смыслов — и потому столько усилий было приложено для создания Интернационалов, потому был убит Троцкий, угрожавший расколом международного левого движения накануне ВМВ.
Но быстро такие дела не делаются — да и качество наших политработников с годами падало очень ощутимо. Так что не срослось.
Сегодня мы заново генерируем элиты. И учимся быть глобальными — для того есть все условия и признаки.
Много лет назад я, изучая Гражданскую Войну в России в целом и в Сибири отдельно (белочехи, комуч и Колчак) пришел к такому выводу. Начал я, как и почти все тогда, с апологетики Белого Движения. И какого же было мое удивление, когда выяснилось, что белые то были против Государя и против монархии. Они были зачастую не менее левые, чем большевики. Именно они, как выяснилось, и предали Государя, именно они развалили Империю. И потом продолжали тупить и бардачить направо и налево. Так что миф про хороших белых сильно поблек в моих глазах. Те немногие, кто оставался верен присяге — такие как Каппель — оказались в жутковатой ситуации, когда им не доверяли ни те, ни другие…
И большевики в итоге получили поддержку большей части русского офицерства и русского народа. Именно по этой причине они и победили.
Но это лишь аспект — куда важнее вот какая мысль.
Большевики решили попросту выкинуть часть созданной за тысячелетия культуры и истории народа. Как мешающую. Ну, на самом деле без этих частей проще — понятнее и удобнее. Опасность с ходу и не заметили, сами то они были воспитаны в условиях полноценной, целой культуры (пусть и с вывихами, раз уж стали революционерами). И потому были действенны и понимали мир как он есть.
А вот уже следующие поколения стремительно теряли адекватность восприятия, упрощенно и наивно близоруко щурясь на мир, они уже и не могли понять его, и справиться с ним. В итоге, мы стали полуэльфами. Весьма виртуальными гражданами коммунистической эры, в которой явно не хватало соли с перцем… Да и еще много чего.
И многие фильмы, начиная от Шерлока Холма и до Мери Поппинс))) и тд и тп — все раскрывало эту тоску советского человека по недостающей части действительности, где-то по ходу потерянной. Или отсеченной… Вот у того же Крапивина этого очень много в книгах. Образы Роттерхальма, книжных лавок, благородных юношей и мальчиков со шпагами — наследников героической Гражданской, а никак не унылой современности…
И потому все так кинулись строить дачи в конце советской эпохи, все так кинулись дружить с западом, который ассоциировался с теми самыми корнями и истоками, которые оказались отрубленными у нас.
Достаточно просто пообщаться с бабушками и дедушками деревенскими из той — старой эпохи — чтобы увидеть их кардинальное отличие даже от их же собственных детей и внуков — причина проста — деды перестали учить внуков всему что знали и умели — опасно это стало для самих внуков. Да и не нужно вроде. Школа не заменила корней. Скорее напротив. Вспомним опять Крапивина — вот уж кто беспощадно боролся с школьным засильем тупости и ограниченности…
К слову, Сталин осознал это и предпринял очень многое для восстановления связи с прошлым, отменив массу крайне радикальных решений первой поры большевизма. Он же сохранял и артели, и кооперацию. Но очевидно и этого было не достаточно. Более того, шельмование уже самого ИВС стало еще одним ударом уже и по советской истории — парадокс, уничтожив древнюю, большевики продолжили уничтожать при Хрущеве уже и собственную, советскую историю… Так и до беды не далеко…
Итак, вывод.
Россия, в результате эксперимента лишившись значимой части своего корневого пласта, образовала своей культурной сфере огромную зону вакуума, которая как мощнейший насос затягивала все что ни попадя. Итогом стал неизбежный взрыв и заполнение этой пустоты всем подряд — от пепси и жвачки до Терминатора. Но в потоках мути мы все же постепенно учимся выбирать нужное и бережно восстанавливаем связи с прошлым, ведь оно уже вне времени…
В дальнейшем я бы настойчиво предостерег всех политиков от разрыва связей с прошлым — к слову — то что творится сегодня на западе — это пролог финала их цивилизации — нельзя так нагло и подло попирать свое прошлое…
Нам же надо восстанавливать и одновременно строить новое. И задача сводится именно к единству всех эпох и периодов. И это вполне возможно.
Удачи всем на пути!
кержак
дополнение
И таки да — Мировая война по сути не завершена и по сей день — ведь важнейшая цель ее не достигнута — Россия, как главная угроза американским элитам не уничтожена и более того, возрождается…
и уже вокруг нас начинают собираться иные прочие, которым пора занять свое законное место в мире.
http://kerzak-1.livejournal.com/1927411.html

Добавить комментарий